В Сирии погибли десятки российских солдат, которые работают на частную военную компанию

В Сирии погибли десятки российских солдат, которые работают на частную военную компанию

Официальные данные о количестве российских военнослужащих, погибших во время операции в Сирии, значительно занижены. Минобороны РФ подтвердило гибель не более шести российских граждан, однако журналисты утверждают, что на боях сражений были убиты десятки россиян.

В опубликованном «Фонтанкой» расследовании, в частности, говорится о том, что в Сирии в течение длительного времени воевали бойцы де-юре не существующей частной военной компании (ЧВК), в состав которой входят сотни российских офицеров.

Журналисты издания утверждают, что на территории Сирии действовали бойцы батальона с тяжелым пехотным вооружением и бронетехникой, известного как «ЧВК Вагнера», который формально не существует. Этого подразделения нет ни в реестре юридических лиц, ни в структуре силовых ведомств. Однако оно на самом деле существует, а потери, которые несут ЧВК в Сирии, при этом не портят официальную статистику Минобороны.

По информации издания, вышеупомянутая ЧВК была сформирована на основе «Славянского корпуса», действовавшего в Сирии в 2013 году, под командованием подполковника запаса Дмитрия Уткина. Журналисты утверждают, что с весны 2014 года компания действовала на территории Крыма и Луганской области, после чего бойцы отправились на выполнение задач в Сирию.

Уткин — профессиональный военный, который до 2013 года был командиром дислоцированного в Печорах Псковской области 700-го отдельного отряда спецназа 2-й отдельной бригады СпН Главного разведывательного управления Минобороны. После увольнения в запас он работал в Moran Security Group, частной компании, специализирующейся на охране морских судов в пиратоопасных районах.

В 2014 году, по информации источника, Уткин возглавил собственное подразделение, которое по его позывному получило условное наименование «ЧВК Вагнера». Журналисты отмечают, что ранее появлялись сообщения о смерти Вагнера в Донецкой области, однако они оказались уткой.

Существование ЧВК подтверждают документы за подписью президента РФ

Журналистам «Фонтанки» удалось найти документальное подтверждение существования «неформального батальона, каким-то образом признаваемого официальными структурами». Изданию неназванные источники рассказали о том, что бойцы Вагнера за боевые действия на территории Украины и Сирии получают государственные награды. Журналисты также опубликовали снимки наградных листов и самих орденов.

«На 23 Февраля, на 9 Мая — в Молькино (лагерь подготовки бойцов ЧВК в Краснодарском крае. — Прим. NEWSru.com) награждение. Приезжает дядька седой в кожаной летной офицерской куртке, по виду — чекист в звании не ниже генерал-майора. Сначала тем, кто живой в строю, кому орден Мужества, кому — «Отвагу». Потом зачитывает тех, кого в строю нету, — посмертно», — рассказал журналистам один из собеседников издания.

В журналистском расследовании также упоминается о двух военных Андрее Ельмееве и Андрее Шрейнере, которые были похоронены 6 марта этого года на Аллее Героев Баныкинского кладбища Тольятти. Тогда местные СМИ сообщали о том, что мужчины погибли на Украине в ходе вооруженного конфликта на Донбассе, где они входили в состав народного ополчения.

Тем менее «Фонтанка» утверждает, что ни Ельмеев, ни Шрейнер не имели никакого отношения к народному ополчению, а давно работали по контракту на Уткина. Журналисты отмечают, что их имена были зачитаны в строю во время награждения в Молькино. Их обоих посмертно наградили орденом Мужества. В материале издания приводятся фотографии наградных листов за подписью президента РФ Владимира Путина.

В Сирии погибли десятки бойцов «невидимого батальона»

Журналисты отмечают, что у них нет точных данных о потере ЧВК в Сирии, однако собеседники издания утверждают, что речь идет о десятках россиян. «Рота, зашедшая в Сирию в сентябре 2015 года, покинула ее в конце декабря того же года, но, как говорят вернувшиеся, из 93 человек живыми и неранеными возвратилась треть. Основные же потери начались в январе — феврале, в боях за Пальмиру», — говорится в материале.

Сложность документального подтверждения точного числа погибших бойцов ЧВК в Сирии заключается в том, что даже служащие в одном взводе не всегда знают не только фамилии, но и имена друг друга. «Любопытство не приветствуется. С кем бок о бок свинец жуешь — иногда имен не знали. Кто чем занимался, кто, что — об этом не говорят», — рассказал источник издания.

В Сирии, по примерным подсчетам, находится подразделение Вагнера в составе около четырехсот человек. Когда журналист издания, спрашивая, предположил, что в лагере подготовки бойцов в Молькино сформирован отряд из 250-300 человек, то вызвал искренний смех у своего собеседника. «Три разведывательно-штурмовые роты, в каждой от девяноста до ста человек. Три взвода с СПГ и АГС — рота огневой поддержки. Рота ПВО с «Иглами». Рота связи. Рота охраны. Медчасть. Плюс гражданские — обслуживающий персонал. Без гражданских — человек шестьсот», — рассказали изданию.

Журналисты при этом отмечают, что процент потерь ЧВК в Сирии является крайне нехарактерным для частных военных компаний, как правило, исполняющих в зоне боевых действий локальные и узкопрофессиональные задачи, не предусматривающие хождения в атаку. Собеседники издания утверждают, что ЧВК использует в Сирии «тактику Второй мировой».

«Что мы там делаем? Идем первой волной. Наводим авиацию с артиллерией, вытесняем противника. За нами бодро заходит сирийский спецназ, а следом «Вести-24» вместе с ОРТ с камерами наперевес идут брать у них интервью», — рассказал один из бойцов ЧВК, вернувшийся из Сирии.

«Только штыков на АК не хватает, а то прямо Вторая мировая. Как было под Дебальцево — в поле людей выгоняли с техникой, и команда — ваша задача взять укреп, взять блокпост. И вперед, просто как на мясо. Когда по нам начинали со стодвадцаток класть, с «Кордов», с РПГ по технике — люди… их просто рвало. Прямой с РПГ — только руки-ноги остаются. Без обучения в Молькино в бой никого не пошлют, но чему успеют научить — просто элементарно стрелять, чтобы не сразу сдохнуть. У кого есть боевой опыт — они еще как-то более-менее живут, но все равно, не то», — вспоминает он.

В завершение журналисты отмечают, что количество желающих попасть в ЧВК Вагнера гораздо больше, чем число вакансий. При этом, по данным издания, заработная плата в частной военной компании составляет порядка 240 тысяч рублей в месяц.

«ЧВК в России — давняя тема»

После того как «Фонтанка» опубликовала свое расследование, военный журналист Аркадий Бабченко дал интервью порталу «Открытая Россия», в котором поделился своим отношением к ЧВК, которые, по его словам, существуют в России уже долгие годы.

«ЧВК в России — давняя тема. Время от времени всплывают какие-то слухи о специальных законах, начинаются разговоры про необходимость законодательно что-то прописать, но все это для лохов. ЧВК в России существуют давно. Я сам один раз подумывал устроиться в ЧВК при «Лукойле». «Луком-А» — есть такая структура. Одно время она даже на HeadHunter вывешивала объявления, набирала людей. Особенно желательны были выпускники воздушно-десантных училищ. Зарплата там была шикарная, условия службы — шикарные», — рассказал он.

При этом Бабченко крайне удивлен тем, что, по информации журналистов «Фонтанки», бойцы ЧВК Вагнера действуют в Сирии «в традициях Второй мировой». «Суть частных военных компаний в том, что они выполняют очень узкоспециальные задачи. Они не ходят в атаку. В странах первого мира ЧВК — носители самых передовых тактик ведения боя и самых передовых технологий. Туда набирают очень профессиональных людей, которые дорого стоят. Потери в ЧВК не такие большие: бойцы ЧВК умеют воевать и не лезут на рожон», — отметил журналист.

«Что же касается группы Вагнера, то, если судить по описанию «Фонтанки», это даже не ЧВК, а какой-то частный батальон с очень средним уровнем подготовки», — добавил Бабченко.

По официальным данным, за время российской военной операции в Сирии, с 30 сентября 2015 года, погибли шесть человек. В октябре Минобороны сообщило о гибели 19-летнего контрактника Вадима Костенко. Причиной его смерти в военном ведомстве назвали суицид, однако родственники усомнились в такой версии.

Еще двое военнослужащих погибли в ноябре на российско-турецкой границе после того, как турецкие военные сбили российский самолет Су-24. Командир экипажа Олег Пешков был убит огнем с земли, когда приземлялся после катапультирования. Морпех Александр Позынич погиб во время операции по поиску летчиков сбитого бомбардировщика. Также сообщалось о смерти военнослужащего Черемисина.

17 марта президент РФ Владимир Путин, выступая в Георгиевском зале Кремля на встрече с военнослужащими, отличившимися в ходе военной операции в Сирии, и вдовами погибших, подтвердил гибель пятого российского военного Федора Журавлева, о смерти которого официально не сообщалось.

По данным Reuters, командир Журавлева сказал на похоронах, что тот погиб в ходе спецоперации против боевиков Кабардино-Балкарии, но друг семьи погибшего и его сосед предположили, что тот мог быть убит в Сирии. Еще один друг семьи Журавлева рассказал агентству, что военнослужащий служил по контракту в спецназе ГРУ Журавлев жил в подмосковном Солнечногорске, где находится центр специального назначения «Сенеж», входящий в Силы специальных операций (ССО). В Министерстве обороны и Министерстве иностранных дел на запрос о месте гибели Журавлева не ответили.

О смерти шестого российского военного в Сирии сообщалось 24 марта. Тогда представитель авиабазы «Хмеймим» рассказал: «При выполнении специальной задачи по наведению ударов российских самолетов на цели террористов ИГ погиб офицер российских сил специальных операций. Офицер выполнял боевую задачу в районе Пальмиры в течение недели, выявляя важнейшие объекты игиловцев и выдавая точные координаты для нанесения ударов российскими самолетами. Военнослужащий героически погиб, вызвав огонь на себя, после того как был обнаружен террористами и окружен».

Кроме того, 23 марта команда Conflict Intelligence Team, неоднократно публиковавшая расследования о гибели российских солдат в Сирии, сообщила об убитом в арабской республике военнослужащем из РФ. По их данным, им оказался офицер внутренних войск РФ Сергей Чупов, который во время войны в Афганистане был командиром третьего взвода четвертой десантно-штурмовой роты 56-й отдельной десантно-штурмовой бригады.



загрузка...

Читайте також

Коментарі