У Путина и ИГИЛ общие цели

У Путина и ИГИЛ общие цели

Это называется ассиметричной войной, агрессией в серой зоне между войной и миром с целью добиться политических или территориальных результатов, распространяя страх и неразбериху. Понятие ассиметричной войны вмещает в себя все — от террористических актов и кибератак до более или менее скрытых военных операций.

Методы уже становятся привычными. И никакая общественная модель не является более уязвимой, чем открытое общество, то есть модель либеральной демократии.

Теракты в Брюсселе в прошлый вторник — еще одно подтверждение, что терроризм имеет широкий диапазон. Брюссель — центр европейской нервной системы. Ответственность за атаки взяло на себя Исламское государство. Этот убийственно антисемитский культ, возникший в результате хаоса в арабском мире — современный аналог нацистских эскадронов смерти во Вторую мировую войну.

Ни наилучшим образом информированные спецслужбы, ни армии с самым современным оружием не могут гарантировать безопасность каждую минуту. Особенно если речь идет об атаках смертников в пестрых мегаполисах, таких как Брюссель и Париж.

Соблазн запустить репрессии может взять верх, а это и есть главная цель террористов. Демократия начнет слабеть изнутри, ибо страх — самый опасный враг открытого общества.

Ассиметричная война может быть бескровной, она рассчитывает на долгосрочный эффект, распространяя пропаганду, дезинформацию и ложь. Угроза растет, по мере того как развиваются цифровые технологии СМИ.

DoS-атаки, которые в прошлую субботу вызвали технические неполадки на многих шведских новостных сайтах, в том числе и на сайте Sydsvenskan, стали напоминанием о цифровой уязвимости. Источник атак неизвестен, однако нельзя не вспомнить русскую кибератаку против Эстонии в 2007 году.

Именно Россия с ее параноидальным гангстерским режимом Путина делает ставку на подспудную ассиметричную агрессию. Ее цель — посеять раскол и неуверенность и тем самым вернуть себе прежние стратегические позиции, которые она потеряла при развале советской империи.

Страны вблизи России оказались в наибольшей опасности

Полиция безопасности СЭПО утверждает в своем последнем отчете, что Россия усилила шпионаж против Швеции. «Полиции безопасности стало известно, что Россия составляет карты гражданской и военной инфраструктуры». Так же было и во времена холодной войны. Но СЭПО обращает внимание и на новые аспекты российской деятельности.

«Полиция безопасности видит, что Россия намерена оказывать влияние на принятие политических решений и на общественное мнение… Отсутствие контроля постоянных медиаканалов и быстрое некритическое распространение информации в социальных сетях приводят к тому, что искаженные и ложные сведения быстро становятся достоянием общественности… Цель — распространить прорусские сигналы, а также обострить тревогу и создать раскол в обществе».

Один из примеров — фальшивое письмо шведского министра обороны Петера Хультквиста (Peter Hultqvist) об артиллерийских орудиях, которые Швеция якобы экспортирует на Украину. Следы фальсификации приводят в Санкт-Петербург. Другой пример — два года назад сбитый рейс MH17 авиакомпании Malaysian Airlines и неуклюжие российские попытки переложить ответственность за катастрофу на Украину при помощи сфабрикованных материалов.

Можно возразить, что шведское общественное мнение столь критично и хорошо информировано, что не поддается влиянию пропаганды. Как общее наблюдение это верно. Но существует и небольшое, но прочное ядро, которое восприимчиво к российской дезинформации. Из этого ядра ложь распространяется, как круги по воде, и воздействует на новостные службы и политиков, ответственных за принятие решений.

Прошлой осенью общество «Наука и образование для взрослых» (VoF) провело опрос общественного мнения, который в том числе затрагивал тему теорий заговора. Один из вопросов касался кризиса на Украине, а именно — незаконной аннексии Крыма Россией и сепаратизма на востоке Украины. Россия отрицает свое участие в украинском конфликте, несмотря на убедительные доказательства обратного.

Московская пропаганда гласит, что украинский конфликт — дело рук США и Запада. 7% шведов согласны с этим нелепым утверждением. На первый взгляд, цифра невелика, но это больше, чем 4% голосов, которые нужны шведским партиям, чтобы попасть в риксдаг. Неудивительно, что доля шведов, которые верят русской пропаганде об Украине, вдвое выше среди сторонников Левой партии. Велико доверие и среди молодых людей 16-39 лет — именно эта группа наиболее активно пользуется социальными сетями.

Швеция сейчас участвует в процессе, который затрагивает и отношения с Россией, и напряженную обстановку в Балтийском регионе.

В прошлый вторник правительство передало риксдагу проект договора о поддержке принимающей стороны — Host Nation Support. Договор подразумевает, что открытое сотрудничество с западным военным альянсом, начатое после холодной войны, станет еще более тесным. В случае кризиса у НАТО будет возможность разместить свои силы на территории Швеции, но только по приглашению шведского правительства. Швеция остается нейтральной, так как возможное размещение сил не дает гарантий безопасности. Соглашение получило поддержку твердого большинства депутатов риксдага.

В нынешних обстоятельствах, с учетом войны на Украине, наращивания вооружений и проведения провокационных учений в России, договор с НАТО был бы логичным шагом после заявления риксдага о солидарности в 2009 году. Это заявление было принято почти единогласно со ссылкой на параграф 42.7 Лиссабонского договора ЕС. В случае нападения на страну-член ЕС или на одного из своих соседей в Скандинавии Швеции не следует «оставаться пассивной». Швеция должна быть в состоянии «оказать или принять военную помощь».

Старая политика нейтралитета изжила себя и сменяется разными формами международного сотрудничества вне альянсов. Этого курса придерживались как социал-демократические, так и правоцентристские правительства. В принципе, это не новость: Швеция и во времена холодной войны вела широкое, хотя и тайное сотрудничество с НАТО. Разница лишь в том, что сейчас сотрудничество стало совершенно открытым.

Договор о поддержке принимающей стороны оказался, однако, объектом истерической критики. Говорят, что Швеция станет ядерной базой, с ее территории будут вестись атаки на другие страны. Швеция якобы на грани «тайного присоединения» к НАТО. Эти вольные фантазии на почве российской пропаганды выдают многие инициативные группы и менее щепетильные лидеры общественного мнения. Министр обороны Хультквист раздражен. «При виде всех этих ложных утверждений хочется спросить: в чьих интересах эта постоянная дезинформация?».

Ответ: Россия

Членство Швеции в НАТО было бы на пользу безопасности страны. Но есть и немаловажные аргументы в пользу нейтралитета. Например, нейтральная Швеция в течение 200 лет не участвовала ни в одной войне. Хотя, вероятно, ей просто повезло.

Нынешнее правительство решительно отвергло идею о членстве в НАТО. Но премьер-министр Стефан Лёвен и его товарищ по партии Петер Хультквист заслуживают похвалы за попытки несмотря ни на что укрепить позиции Швеции в военно-политическом содружестве прочих демократических стран.

Вдобавок, сейчас нет ни политических предпосылок, ни общественной поддержки присоединения к НАТО. Начинать дебаты об этой проблеме было бы крайне глупо со стороны правоцентристской оппозиции, где все четыре партии выступают за членство.

Проблема заключается в том, что среди противников НАТО наиболее активны лица с заученной склонностью верить российской пропаганде. Их нападки направлены против не только вероятного будущего членства, но и нынешнего сотрудничества.

Речь идет о таких фигурах, как прежний посол Швеции в Москве Свен Хирдман (Sven Hirdman), главный из всех прорусских идиотов, полуреформированные коммунисты из Левой партии, размахивающие букетами мечтатели из Партии зеленых, ультранационалисты из Шведских демократов, а также пара социал-демократов, в пылу революционной романтики отказывающихся ослабить свои пионерские галстуки времен молодежных паломничеств в страны, называющие себя раем для рабочих.

Постоянным рефреном звучат призывы этой толпы понять, что Россию загнал в угол злонамеренный западный мир, который в XX веке имел наглость выиграть как горячую, так и холодную войну между демократией и тоталитаризмом. Вспоминаются бредовые рассуждения прессы правого толка об «умеренных требованиях Гитлера к Польше» в 1939 году. Шведское сближение с НАТО означает, по их мнению, посягательство на независимость Швеции. Но эта независимость быстро закончится, если Россия получит право вето в шведской политике безопасности.

Владимир Путин очень хочет выглядеть лидером борьбы против терроризма и ИГИЛ. Это и было мотивом российской воздушной операции в Сирии, ныне свернутой. На деле эта операция оказалась вмешательством в дела страны с целью усилить режим Асада, прикрываясь пропагандистским фасадом. Именно режим Асада несет ответственность за сирийскую трагедию и нынешнюю миграционную катастрофу.
В сущности, у Путина и ИГИЛ общая цель — ослабить сопротивление западной демократии. Отличаются только ассиметричные средства: у Путина ложь, у ИГИЛ — пояса смертников.



загрузка...

Читайте також

Коментарі