Секретный доклад: смысл реабилитации Сталина в России

Секретный доклад: смысл реабилитации Сталина в России

Когда к истории подходят выборочно, выдергивая из нее «великие моменты» для целей формирования национальной идентичности, как это в настоящий момент происходит в России, то возникают проблемы. В запасе у Кремля слишком мало «великих моментов» в истории России, ведь в течение более ста лет ее жители были попросту жертвами лидеров, которые, в лучшем случае, показали себя плохими руководителями, а в худшем – оказались преступниками.

И нынешний президент, сначала заявивший, что развал СССР стал «крупнейшей геополитической катастрофой ХХ века», а потом – что Советский Союз был обречен, поскольку идеи Ленина «заложили атомную бомбу под здание, которое называется Россией», не помогает решению этой задачи. Ведь если структура была воздвигнута на бомбе с часовым механизмом, то ее крушение было неизбежным.

Заявление о роли Ленина, вероятно, предопределяет нарратив вокруг приближающейся столетней годовщины Октябрьской революции 1917 года, а Кремль явно еще не решил, как встретить эту дату: праздновать, отметить или проигнорировать? В сегодняшней России вышли из моды всякого рода свержения диктаторов и авторитарных режимов. Скорее наоборот – теперь в моде поддержка такого рода режимам под лозунгами «стабильности» и «законности власти», какие бы страдания они ни причиняли жителям своих (а порой и соседних) стран. Вопрос осложняется еще и боязнью (обоснованной или нет) того, что празднование «успешной» революции в России может подтолкнуть народные массы на «мысли».

Есть множество исторических параллелей между сегодняшней Россией и брежневским СССР: застой в экономике, перехлесты членов правящей элиты и культура блата, а также военное прожектерство, как отвлекающий маневр, – все это очень похоже, в широком смысле слова.  Однако при Брежневе не наблюдалось системного выхолащивания государственных институтов, кроме того существовало Политбюро, имевшее власть и следившее за соблюдением норм идеологии.

Поскольку в свете надвигающегося столетнего юбилея Ленина, ассоциирующийся с его именем революционный идеализм реабилитировать невозможно, а сравнения с эпохой Брежнева не могут не вызывать раздражения, то нет ничего удивительного в том, что для дела «величия» и создания «единой национальной идентичности» больше всего подходит фигура Сталина. Ведь именно ему удалось разгромить фашистские орды и обеспечить СССР статус сверхдержавы ХХ века.

При Сталине, как и при нынешнем хозяине Кремля, сам по себе сформировался культ личности, что практически свело на нет какую-либо ответственность власти перед народом как в горизонтальном, так и в вертикальном плане.

При такой системе правления происходит выхолащивание государственных институтов, которые оказываются не в состоянии принимать самостоятельные решения, а те, что принимаются, становятся все хуже, и их реализация в жизнь – все менее эффективной.

И хотя нынешнего президента России нельзя сравнивать с кровожадным и жестоким Сталиным с его продиктованными паранойей «Великими чистками», некоторые, тем не менее, отмечают, что многих из наиболее пламенных и опасных критиков Путина уже более нет с нами, и их ряды продолжают редеть.

Итак, после десятилетий разоблачений мифа о Сталина, процесс реабилитации вождя явно набирает обороты.  В этой связи особенно примечателен забытый юбилей – 60-летняя годовщина «Секретного доклада» Никиты Хрущева, произнесенного при закрытии партийного съезда 25 февраля 1956 года.

Это было очень важное выступление, которое заслуживает того, чтобы прочитать его полностью. В нем разоблачается роль Сталина и содержатся ссылки на «Ленинское завещание», документ, в котором излагаются сомнения Ленина в целесообразности пребывания Сталина в должности генерального секретаря Коммунистической партии, а также перечисляются его преступления против конкретных людей и целых народов.

«Тем более вопиющими являются действия, инициатором которых был Сталин, и которые представляют собой грубое попрание основных ленинских принципов национальной политики Советского государства. Речь идет о массовом выселении со своих родных мест целых народов, в том числе всех коммунистов и комсомольцев без каких бы то ни было исключений. Причем такого рода выселение никак не диктовалось военными соображениями. Так, уже в конце 1943 года, когда на фронтах Великой Отечественной войны определился прочный перелом в ходе войны в пользу Советского Союза, принято было и осуществлено решение о выселении с занимаемой территории всех карачаевцев. В этот же период, в конце декабря 1943 года, точно такая же участь постигла все население Калмыцкой автономной республики. В марте 1944 года выселены были со своих родных мест все чеченцы и ингуши, а Чечено-Ингушская автономная республика ликвидирована. В апреле 1944 года с территории Кабардино-Балкарской автономной республики выселены были в отдаленные места все балкарцы, а сама республика переименована в Кабардинскую автономную республику. Украинцы избежали этой участи потому, что их слишком много и некуда было выслать. А то он бы и их выселил».

Были также разоблачены многочисленные «правки истории» Сталина, касающиеся событий 2-й мировой войны, и решения, принятые с его подачи.

«После съезда партии нам, видимо, необходимо будет пересмотреть оценку многих военных операций и дать им правильное объяснение».

Возможно, наиболее важным в выступлении стало обвинение в «культе личности», которое можно было бы легко применить и к сегодняшнему стилю правления в России:

«Товарищи! Культ личности способствовал распространению в партийном строительстве и хозяйственной работе порочных методов, порождал грубые нарушения внутрипартийной и советской демократии, голое администрирование, разного рода извращения, замазывание недостатков, лакировку действительности.

Товарищи! Когда мы сейчас резко выступаем против культа личности, получившего при жизни Сталина широкое распространение, и говорим о многих отрицательных явлениях, порожденных этим чуждым духу марксизма-ленинизма культом, у отдельных людей может возникнуть вопрос: как же так, ведь Сталин стоял во главе партии и страны 30 лет, при нем были достигнуты крупные победы, разве можно отрицать это? Я считаю, что так ставить вопрос могут только ослепленные и безнадежно загипнотизированные культом личности люди, которые не понимают сущности революции и Советского государства, не понимают по-настоящему, по-ленински роли партии и народа в развитии советского общества».

И хотя есть мнение, что и при Брежневе в определенной степени также существовал культ личности, никакой другой хозяин Кремля не прилагал столь тщательных и всесторонних усилий к созданию собственного «культа личности», как нынешний российский президент. Это привело к столь же субъективным, неразумным решениям (к тому же, зачастую, сомнительным с точки зрения законности), имеющим столь же негативный эффект на общество, что и действия Сталина, которые Хрущев подверг резкой критике в своем «Секретном докладе».

Хотя Хрущев и завершил свое выступление словами: «Мы должны со всей серьезностью отнестись к вопросу о культе личности. Этот вопрос мы не можем вынести за пределы партии, а тем более в печать. Именно поэтому мы докладываем его на закрытом заседании съезда. Надо знать меру, не питать врагов, не обнажать перед ними наших язв. Я думаю, что делегаты съезда правильно поймут и оценят все эти мероприятия», впоследствии текст доклада был распространен среди партийных организаций и быстро попал в руки западных разведок. Никто особенно не собирался держать «Секретный доклад» в секрете.

Доклад оказал большое воздействие и его эффект не ограничился объявлением Сталина преступником и убийцей. Он стал предвестником «хрущевской оттепели», которая привела не только к реабилитации тысяч осужденных советских граждан (зачастую посмертно) по всему СССР, но и в немалой степени способствовала Венгерскому восстанию осенью того же года, поскольку оттепель породила в массах огонек надежды.

В 1989 году «Секретный доклад» был опубликован в советской печати, но с тех пор был, к сожалению, предан забвению. Возможно, его следовало бы вспомнить опять.

Может быть, реабилитируя Сталина нынешний кремлевский властелин, создавший собственный «культ личности», стремится использовать те немногие эпизоды «величия» для объединения народа вокруг себя и, в то же время, создать общерусскую идентичность с помощью узаконенной ностальгии? Или же, в свете надвигающегося столетнего юбилея Октябрьской революции, реабилитация Сталина должна погасить огонек надежды?  А может быть она означает и то, и другое?

Является ли столь присущее людям свойство надеяться самой большой проблемой для любого авторитарного режима или диктатора, поскольку им нужно либо грамотно манипулировать, либо беспощадно вытравить его, когда выживание лидера превыше всего? Путин – не Сталин, хотя он и страдает от многих тех же самых проблем, сопутствующих «культу личности», и возникающих после полного уничтожения системы вертикальной и горизонтальной ответственности власти перед народом. Поэтому возникает вопрос: сумеет ли он грамотно манипулировать надеждами российских избирателей в ходе все чаще случающихся провалов, порожденных его же собственной политикой?

источник:  intersectionproject.eu



загрузка...

Читайте також

Коментарі