Ребекка Хармс: Санкции против России будут продлены, нравится это кому-то или нет

Ребекка Хармс: Санкции против России будут продлены, нравится это кому-то или нет

У Европейского Cоюза нет оснований для отмены санкций в отношении Кремля, а Москве не удастся обменять Украину на Сирию, заявила в интервью «Апострофу» депутат Европарламента, член комитета по вопросам парламентского сотрудничества между Украиной и ЕС РЕБЕККА ХАРМС. Она уверена, что Брюссель будет готов предоставить Киеву безвизовый режим, однако для выделения дополнительных кредитов и инвестиций в нашу страну Европа будет ждать, когда в Украине начнутся настоящие реформы.

— После вынесения обвинительного приговора украинской летчице Надежде Савченко многие европейские политики заявили о необходимости использования всех способов для ее освобождения. Можете рассказать, о чем конкретно идет речь?

— Да, конечно, особенно с учетом того, что я сама вхожу в число этих политиков. С самого начала судебного процесса по Надежде Савченко мы понимали, что вердикт российского суда будет очень жестким. Для того чтобы привлечь к этому делу как можно больше внимания, мы начали информационную кампанию в Европе, а сейчас говорим, что Надю нужно обменять на российских пленных, которые содержатся в Украине. Мы продолжим продвигать эту идею. Но если говорить откровенно, у нас не так много инструментов, чтобы повлиять на РФ и принудить Москву к выдаче Надежды. В наших планах поддерживать интерес мировых СМИ к теме незаконно удерживаемых в России политических заключенных и таким образом оказывать дополнительное давление на Кремль. Еще одним инструментом давления на Москву являются пункты Минских соглашений, в которых четко прописано, что всех незаконно удерживаемых пленных нужно отпустить.

— А как насчет санкционного «списка Савченко»? На прошлой неделе президент Петр Порошенко передал его европейским чиновникам, которые пообещали принять инициативу Киева во внимание. Сообщается, что во главе списка находится президент РФ Владимир Путин. Кто в нем есть еще?

— Мне известно, что этот список составили неправительственные правозащитные организации со всей Европы. Этот перечень является ярким доказательством того, что все мы согласны, что судебный процесс над Надей является политически мотивированным и нечестным. Мы не верим в российское правосудие над гражданами Украины. Ранее я уже говорила, что нынешняя политическая обстановка в Европейском Cоюзе не позволяет с уверенностью сказать, что составленный по примеру списка Магнитского (санкционный список в отношении российских должностных лиц, причастных к делу умершего в тюрьме РФ аудитора Сергея Магнитского, — «Апостроф») список по Савченко или по другим украинцам будет одобрен. Потому что сейчас наши усилия направлены на то, чтобы сохранить действующие санкции в отношении РФ за аннексию Крыма и войну на Донбассе. Так что, по моему мнению, введение против России новых ограничительных мер, пусть даже персональных, сейчас крайне маловероятно.

— Дискуссии по поводу очередного продления санкций в отношении РФ сейчас действительно набирают обороты. Некоторые страны ЕС открыто заявляют о желании отмены ограничительных мер, другая часть — что их нужно продлить. Что, по-вашему, будет в итоге?

— Нет ни одной причины, по которой Европейский Cоюз должен ослабить или отменить санкции в отношении РФ. Потому что экономические ограничительные меры против России вводились для дополнительного давления на Москву с целью скорейшего выполнения ею пунктов Минских договоренностей. В частности, для установления Киевом контроля за государственной границей на востоке Украины и вывода с территории страны иностранных вооруженных формирований и техники. Пока этого не произойдет, оснований для пересмотра санкционной политики Евросоюза в отношении России быть не должно. Нравится это кому-то внутри блока или нет, но общая позиция будет оставаться именно такой. У нас были споры относительно целесообразности ограничительных мер практически с самого начала. Тем не менее санкции — часть нашей политики в диалоге с Москвой. Экономические ограничительные меры — альтернатива военному способу урегулирования ситуации в Украине.

— Чем Италия и Венгрия, а также другие страны, выступающие за улучшение взаимоотношений с Москвой, аргументируют свою позицию? Может ли это быть шантажом, чтобы выбить у ЕС дополнительное финансирование для себя?

— Они используют совокупность различных аргументов. Они говорят, во первых, о собственных экономических интересах, а во-вторых, о своей идеологии во взаимоотношениях с Москвой. Украинцам, полякам и жителям прибалтийских государств иногда очень трудно понять, почему политики стран западной части Европы не полностью разделяют их точку зрения по поводу РФ. При этом в таких государствах, как Германия, Франция и Великобритания, сейчас идут внутренние споры о том, какая должна быть политика в отношении России. Это связано с тем, что Запад всегда пытается найти логическую составляющую в действиях Путина.

— Эту логическую, антиукраинскую составляющую некоторые эксперты прослеживают в проведении референдума в Нидерландах, на котором будет решаться вопрос о ратификации Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС. Видите вы там кремлевский след?

— По моему мнению, в Нидерландах, как и в любых антиевропейских кампаниях, проходящих в странах-членах Европейского Союза, есть российский интерес и даже российская пропаганда. Но проблема состоит в том, что в большинстве случаев это воспринимается не как российская пропаганда, а как «дополнительная информация».

— Каковы возможные последствия референдума в Нидерландах, если голландцы скажут Ассоциации с Украиной «нет»? В том числе в контексте вопроса о либерализации визового режима с Украиной?

— Это вопрос, ответ на который я сама жду от Европейской комиссии и правительства Нидерландов. Лично я очень критично отношусь ко всей этой истории. Я никогда не поддерживала идею проведения референдума по вопросу, затрагивающему интересы всего Европейского Союза, в одной отдельной стране. Это создаст прецедент на будущее… О каком ЕС как едином образовании можно будет говорить? Так что, по моему мнению, предстоящий референдум в Нидерландах направлен не против Украины, а на то, чтобы подорвать единство Евросоюза. Если итоговый результат будет «нет», то возникнет очень интересная ситуация, выход из которой должно будет искать правительство Нидерландов. Ведь именно Амстердам, а не Брюссель организовал это голосование.

— А что насчет безвизового режима? Еврокомиссия обязалась дать соответствующую рекомендацию Европарламенту и Совету ЕС уже в апреле. Может ли Киев рассчитывать, что эти две инстанции поддержат визовую либерализацию для Украины?

EPA/UPG

— Да. Решение должно быть положительным. Процесс по визовой либерализации для украинцев длится уже очень долго, а им нужна возможность лучшего перемещения по Европе. Единственной критикой, которая звучала в адрес Киева в этой связи, было недостаточное выполнение требований Плана действий по визовой либерализации. Потому что реформы проводились очень медленно. Сейчас, когда все в порядке, у ЕС нет причин отказать Киеву.

— Можно ли в этом контексте говорить о конкретных датах отмены виз? Есть ли в Европарламенте соответствующее количество голосов?

— Большинство в Европейском парламенте уже очень долгое время поддерживает Украину, так что поддержка будет. Что же касается конкретных дат, то я не могу о них говорить, так как это процедурный вопрос. Полагаю, что это случится достаточно быстро.

— В последнее время появляется все больше сообщений, что нынешний политический кризис в Украине понижает авторитет официального Киева на Западе. Что Брюссель и Вашингтон постепенно устают от нашего государства и вскоре могут ослабить свою поддержку. Так ли это и насколько Украине хватит существующего кредита доверия?

— Нынешний политический кризис в Украине с правительством, споры по поводу будущего генерального прокурора Шокина… иногда у меня создается впечатление, что в Киеве полагают, будто Запад не будет реагировать на подобные вещи. Когда в стране правительство не имеет поддержки большинства, когда само правительство декларирует реформы, но не проводит их, когда прокуратура демонстрирует неудовлетворительные результаты по борьбе с коррупцией, — все это негативно сказывается на имидже любого государства.

— Следовательно, это негативно отразится на объемах внешнего финансирования Украины? Можно ли говорить, что на Западе рассматривается возможность предоставления Киеву аналога «плана Маршалла» по восстановлению Донбасса?

— На Западе все понимают, что для развития Украины страна нуждается в больших объемах инвестиций. Но для этого должны быть созданы благоприятные условия. Причем непосредственно украинским правительством. Потому что стратегия Кремля в Украине заключалась не просто в том, чтобы развязать в государстве войну, но в том, чтобы помешать Киеву проводить реформы и сбить его с демократического пути. Я соглашусь с тем, что хорошие и важные изменения очень трудно проводить, особенно с учетом продолжающихся боевых действий на востоке страны, но это нужно делать. Реформирование Украины — способ для Киева победить Россию.

— Можно ли нынешнюю ситуацию в Украине сравнивать c воссоединением Восточной и Западной Германии?

— В Германии все произошло очень неожиданно. Причем для обеих частей страны. В Западную Германию шли огромные инвестиции. Международное сообщество пыталось показать пример, как там можно построить демократическое и развитое государство. Так что во многом немецкое чудо — это не только заслуга самих немцев. То же касается Украины. Киеву нужно сконцентрироваться на реформировании подконтрольной ему части. В этом ему поможет Запад.

— Насколько я понял, вы разделяете мнение, что единственным путем восстановления контроля за временно оккупированными регионами Донбасса является выполнение Минских соглашений?

— На данный момент у Минских соглашений нет никакой альтернативы. После аннексии Крыма Европейский союз и США пришли к решению, что для урегулирования ситуации в Украине не существует военного способа. Я полностью с этим согласна. Поэтому Минские договоренности как дипломатический путь урегулирования конфликта — хороший вариант. Просто их нужно выполнять. Мне, к примеру, сразу понравилась инициатива Киева об установлении контроля за демаркационной линией на Донбассе. В частности, предложение о вводе на восток Украины голубых касок (миротворческого контингента ООН, — «Апостроф»). Впрочем, пока оно не пользуется поддержкой. Так что нужно работать в рамках Минска-2.

— По Донбассу есть хоть какой-то формат. А что делать с реинтеграцией и деоккупацией Крыма?

— Я могу сказать так: международное сообщество не простит России нарушения принципов международного права и мира. Что бы в Кремле не думали о полуострове, это неприемлемо и останется неприемлемым.

— А как же инициатива Киева «Женева плюс»? Думаете, она сработает?

— Я не могу судить об этом.

— Не допускаете ли вы, что заявление Владимира Путина о начале вывода российского военного контингента из Сирии сделано с прицелом на то, чтобы выторговать у Брюсселя Ближний Восток на Украину: в обмен на уступки по Сирии Москва ждет уступок по антироссийским санкциям?

— Не думаю. По моему мнению, решение Кремля по выводу войск из Сирии спровоцировано самой обстановкой в этой стране. Я не исключаю, что в Москве видят в этом какой-то предмет для торга по Украине, но ЕС не пойдет на это. Потому что позже Брюсселю придется заплатить куда большую цену за такое решение.

— Тем не менее улучшение ситуации в Сирии с высокой долей вероятности сократит поток мигрантов из этого региона в Европу. Разве Брюссель не заинтересован в сотрудничестве с Москвой?

— Европейский Союз заинтересован в сотрудничестве с Россией по Сирии. В то же время мы понимаем, что должны работать над собственным вариантом урегулирования конфликта. Потому что начало переговорного процесса по Сирии не гарантирует значительного сокращения потока беженцев в страны ЕС. При том, что многие из них — выходцы не только из Сирии. Так что вопросы Сирии и Украины никак не связаны между собой. Их нужно решать по отдельности. Никакого торга не должно быть.



загрузка...

Читайте також

Коментарі