Теракты в Украине: готовы ли граждане к последствиям

Теракты в Украине: готовы ли граждане к последствиям

Теракт в Брюсселе в очередной раз показал, что мы давно перестали жить в безопасной, пользуясь терминами тактической медицины, «зеленой зоне». Что делать и как вести себя в ситуации, когда рядом в любой момент может грянуть взрыв, в Украине понимают очень немногие. Пожалуй, пришло время возродить на государственном уровне обязательные для всех уроки по Гражданской обороне, потому что, к сожалению, ближайшее будущее вряд ли для всех нас будет мирным.

С некоторых пор я ношу с собой в сумке медицинский турникет, с его помощью можно остановить артериальное кровотечение. Кто-то может посчитать это паранойей тут, посреди мирного Киева, но вот вам всего одна цифра от Красного креста: в Европе более 50% людей гибнут в авариях на дорогах в течение первых минут еще до приезда скорой помощи. Причина летального исхода, как правило, — артериальные кровотечения. Не думаю, что наша статистика более оптимистична, учитывая то, как «быстро» иногда приезжают на вызов скорые в Украине.

Те, кто посчитают странным наличие в женской сумочке медицинского турникета, задайте себе несколько вопросов: знаете ли вы, как быстро человек может потерять критическое количество крови при артериальном кровотечении (всего в течение около двух минут)? Знаете ли вы радиус поражения ручной гранаты или начиненного взрывчаткой чемодана или автомобиля? Можете ли предвидеть свою реакцию, если вдруг окажетесь в толпе бегущих в панике людей? Сможете ли вы оказать адекватную помощь тем, кто в ней нуждается, и много ли вокруг вас окажется тех, кто владеет необходимыми для этого навыками и сможет спасти вас?

Я сама прошла два тренинга по безопасности для журналистов, нас обучали оказанию первой медицинской помощи, правилам поведения в зоне боевых действий; и только после этого пришло понимание, насколько беспечными были наши с волонтерами многочисленные поездки «на передок» в самом начале, когда в лучшем случае ты надевал броник и каску, но под рукой ни у кого не было ни турникета, ни жгута, ни бандажа. А ведь бывали ситуации, когда по нашей колонне работал танк и миномет, а обстрел приходилось пережидать в подвале. Теперь я уговариваю своих друзей — волонтеров пойти на курсы оказания первой помощи; пока, увы, не все готовы потратить на такой тренинг свое время.

К примеру, в Норвегии, Германии или Исландии, по данным Красного креста, количество людей, обученных навыкам оказания первой помощи, соответственно составляет 95, 80 и 75% населения. То есть, даже подросток, который будет катиться мимо вас на велосипеде или скейтборде, в принципе, сможет сделать непрямой массаж сердца или остановить кровотечение до приезда скорой. В Норвегии навыкам оказания первой помощи, и довольно успешно, обучают детей, начиная с 4-5-летнего возраста. Норвежцы считают, что такие тренинги, кроме прочего, учат малышей эмпатии по отношению к пострадавшему. Кстати, в странах Скандинавии количество выживших после остановки сердца на 40% выше, чем в Великобритании, и это при том, что у британцев умение проводить сердечно-легочную реанимацию — является частью обязательной школьной программы.

В Австрии инструкторы Красного креста проводили тренинги для детей 6-7 лет и убедились в том, что они вполне могут освоить навыки оказания первой помощи, в том числе дефибрилляцию. Такие обязательные программы, по подсчетам Международного комитета Красного креста, являются своего рода инвестицией, поскольку правильные действия в первые минуты после трагедии могут уменьшить последствия травмы, а значит, и затраты на лечение и реабилитацию пострадавших.

В Украине обучение таким навыкам детей — это, в лучшем случае, нудная теория. Моя 19-летняя дочь на вопрос, что она помнит из своего школьного курса по оказанию неотложной помощи, только пожала плечами: ну, манекенов (для сердечно-легочной реанимации) у них точно не было, ученикам пару раз дали подержать в руках старые ссохшиеся жгуты Эсмарха, а когда речь зашла об эвакуации из здания школы, учитель махнул рукой в сторону какого-то строения типа «сарай» во дворе, ну, чтобы знали, куда бежать; а вообще, эти занятия большинство одноклассников пытались прогулять.

В 2015 году Министерство образования внесло изменения в учебную программу «Защита Отечества» для 10-11 классов. В пояснительной записке было отмечено, что курс «Основы медицинских знаний» предполагает практическую часть — обучение использованию индивидуальных средств медзащиты. В пресс-службе Министерства образования мне сказали, что материальная база для таких занятий «оставляет желать лучшего». На вопрос, а что же делать, волне ожидаемо ответили, что это является «компетенцией органов местного самоуправления». То есть, если родители десятилетиями собирают деньги на школьные доски, обои, окна, парты, стулья, нередко и учебники, отчасти взяв на содержание систему среднего образования, то я, признаться, не могу представить себе, что в какую-то школу вдруг из местного бюджета выделят средства на манекены или кровоостанавливающие жгуты (в аптеках столицы они стоят от 12 до 20 грн).

На сайте Дарницкой районной администрации города Киева на запрос в поиске «террористическая угроза» выпадет список ссылок вроде «Как предотвратить насилие в семье» или «Признаки жестокого обращения с ребенком». И только в одном документе идет речь о режиме действия антитеррористической операции, если таковой будет установлен в районе. Правда, в документе много говорится о превентивных задержаниях граждан, временных ограничениях прав и свобод, ограничениях и запрете движения транспортных средств и пешеходов и прочем, но ни слова о том, где и как эти самые граждане могут научиться оказывать себе и ближнему первую помощь и что они должны делать в случае теракта.

Кто-то скажет, что этим должны заниматься компетентные органы вроде ГСЧС и медицинских служб, но я вас уверяю, полагаться только на них не стоит. Вот вам пример: когда зимой прошлого года вдоль линии разграничения накрывало огнем с не подконтрольных территорий Пески, Тоненькое, Опытное, Красногоровку, Марьинку и другие населенные пункты, а с мобильной связью и электричеством были большие проблемы, то практически все доступные телефоны служб, в компетенцию которых входит эвакуация и помощь населению, либо не отвечали, либо были отключены. И довольно продолжительное время люди спасали себя, родных и соседей сами. До сих пор по словам волонтеров, которые опекают жителей прифронтовых городков, там нет даже хорошо оборудованных бомбоубежищ. А ведь обстрелы продолжаются и сегодня.

Один из инструкторов по тактической медицине, который проводил тренинги для гражданских в зоне АТО в рамках волонтерской программы «Вчусь рятувати життя», как-то рассказал мне историю из Угледара. Когда город находился под постоянным обстрелом, один из раненых умирал в течение трех дней, и никто ничего не мог сделать, люди просто не знали, как ему помочь. Затем с оккупированной территории приехала скорая, медики осмотрели раненого, заявили, что этот человек не жилец, и уехали. Но его можно было спасти, уверял инструктор. Когда обстреляли район «Восточный» в Мариуполе в январе 2015 года, волонтеры обучали гражданских накладывать жгуты и тампонировать раны прямо во дворах многоэтажек. Желающих было так много, что инструкторы еле выбрались оттуда. А в администрации Попасной в Луганской области люди признались, что если бы у них были навыки оказания неотложной помощи, можно было бы спасти больше людей за эти уже почти два года войны. Мне в руки попал соцопрос Харьковского института социальных исследований, в котором было отмечено, что угрозы терактов считают вполне реальными почти 40% жителей Одесской области, 34% Донецкой и 56% Луганской областей. Тут, за сотни километров от линии фронта мы не можем быть уверены в том, что этих угроз у нас нет.

Не так давно я интересовалась в Минздраве, проводятся ли под его патронатом тренинги по оказанию медицинской помощи для гражданских. Мне ответили, что в январе-феврале этого года министерство инициировало подготовку специалистов центров экстренной медицинской помощи и медицины катастроф в Северодонецке, Краматорске, Днепропетровске и Запорожье, эти специалисты имеют право обучать и гражданских. Однако, опять же, речь не идет об общегосударственной программе.

Волонтерские проекты, которые давали бы необходимые в подобной критической ситуации знания, в Украине есть, однако это, по сути, капля в море, они не в состоянии охватить всю страну, и это уж точно не Гражданская оборона, которая когда-то была обязательной для работников самых разных учреждений и предприятий. Уверена, что аналог такой ГО сегодня нам всем бы очень пригодился. Но для этого нужна государственная программа, а не просто точечное обучение и повышение квалификации медработников и учителей предмета «Основы здоровья», сотрудников специальных служб, которые должны иметь эти навыки в силу своей профессии; нам нужны социальные ролики и промоушен такой кампании со стороны государства.

Вам кажется, что в столице-то вы в надежных руках и тут-то терактов не допустят? Тогда вспомните взрыв под Верховной радой в августе 2015 года. Кроме того, из зоны АТО на мирную территорию активно вывозится оружие и боеприпасы. Несколько недель назад в 100 метрах от моего дома прогремел взрыв — кто-то бросил гранату, потому что ему не понравился незаконно построенный у дороги паркинг. К счастью, обошлось без жертв. Завели уголовное дело, паркинг начали разбирать. И, наконец, не далее чем 23 марта в Соломенском районе столицы прогремел еще один взрыв. Кто даст гарантию, что подобный новомодный способ решать вопросы не станет привычным? Никто.

Директор Днепропетровского областного центра экстренной медицины и медицины катастроф Радий Шевченко, комментируя необходимость массового обучения гражданских навыкам оказания первой помощи, привел в пример США — там после событий 11 сентября 2001 года этим вопросом занялся Красный крест, десять лет назад такой тренинг стоил $50, и Америка училась очень активно, у них был ажиотаж; в каждом штате есть отделения Красного креста, они очень хорошо оснащены и манекенами, и мультимедийной и печатной продукцией. У нас не стоят очереди желающих с просьбой их обучить, а государственной программы, которая обязывала бы всех проходить подобного рода курсы у нас нет. По его словам, когда он работал в комиссии для аттестации медиков, которые дают курс медподготовки будущим водителям в автошколах, оказалось, что большая часть этих специалистов не проходят повышение квалификации десятилетиями. Чему тогда они могут научить людей?

Один из инструкторов британской компании 1st Option, который обучал нас, журналистов, и который много лет занимается обеспечением безопасности телевизионных групп ВВС в горячих точках, признался, что когда у него находится несколько свободных минут дома, он тренируется накладывать турникет самому себе. Главное в этом деле — мышечная память, говорил он, доведение навыка до автоматизма. Человек, чья профессия постоянно связана с рисками для здоровья и жизни, уверен, что дополнительная тренировка ему никогда не повредит. Да, большинство из нас не живет и не работает в зоне боевых действий, однако и мирные территории теперь можно назвать безопасными с большой натяжкой. Новая реальность требует новых навыков, но мы, по сути, к этому совершенно не готовы.



загрузка...

Читайте також

Коментарі