Основной риск в том, что нельзя предусмотреть ситуацию на Донбассе

Основной риск в том, что нельзя предусмотреть ситуацию на Донбассе

24 марта экономические эксперты Международного центра перспективных исследований (МЦПИ) представили новый макроэкономический прогноз. Согласно прогнозу, в текущем году ВВП Украины вырастет на 1,5%, а инфляция составит 13%. По оценкам экономистов, в нынешнем году продолжится падение экспортной выручки, что связано со снижением цен на мировых рынках. Детальнее о рисках и перспективах украинской экономики «Апострофу» рассказал экономист МЦПИ, руководитель проекта «Экономический прогноз» АЛЕКСАНДР ЖОЛУДЬ.

Сотрудничество Украины с МВФ, вероятнее всего, возобновится, но чего точно не стоит ждать, так это активизации инвестиционной деятельности. Инвестиции в страну не пойдут, по крайней мере, до начала проведения реальных реформ и люстрации в судебном корпусе. Вместе с тем в МЦПИ допускают продолжение внедрения налоговой реформы.

По мнению экспертов МЦПИ, текущая ситуация на Востоке страны сохранится, при этом в случае эскалации конфликта на Донбассе потребуется пересмотр всех показателей прогноза. Аналитики МЦПИ в своем прогнозе исходят из того, что территории, контролируемой украинскими властями на Донбассе, существенно не будут меняться, и что не будет активных масштабных боевых действий. В других областях Украины «горячие точки» не появятся и массированной военной интервенции России также не будет, полагают эксперты. При этом в МЦПИ допускают диверсии на всей территории Украины в течение всего прогнозного периода.

Нынешняя политика НБУ относительно гибкого обменного курса и таргетирования инфляции не изменится, предполагают в МЦПИ. В связи с этим эксперты рекомендуют привыкнуть к нетипично большим по сравнению с предыдущими годами колебаниями курса гривны. Однако при этом аналитики ожидают замедления инфляции в течение трех лет до 5%. Что положительно скажется на настроениях инвесторов, которым станет легче прогнозировать свои доходы.

— Александр, какой курс гривны на 2016 год вы закладывали, рассчитывая новый макропрогноз?

— В целом, мы смотрим на промежуток между 25,5 и 28 грн за доллар. Именно в этом диапазоне, скорее всего, будут колебания в течение года.

— Какие основные девальвационные риски в текущем году? Что может повлиять на ослабление национальной валюты?

— Основной вопрос, что у нас будет с экспортом и импортом. То есть, прежде всего, это вопрос цен. И второй вопрос: что у нас ждет в сотрудничестве с международными финансовыми организациями (МФО), в первую очередь, с МВФ. Ведь основной приток по финансовому счету у нас идет от МФО. Соответственно, если у нас будут какие-то проблемы с МВФ и мы не получим от него транши, безусловно, это негативно повлияет на ситуацию с предложением валюты.

— В случае возобновления программы с МВФ, какая сумма от этого кредитора в 2016 году будет приемлема для того, чтобы не допустить дестабилизации в экономике?

— Нужно понимать, что транши, которые были рассчитаны МВФ на ближайший год – те, которые мы должны были получить во втором полугодии 2015 года, и те, которые были рассчитаны на 2016 год, они, в первую очередь, должны были идти в Национальный банк. На самом деле вопрос нужно ставить не столько относительно траншей МВФ, которые пойдут в НБУ и увеличат его резервы для того, чтобы можно было более или менее управлять курсом и не допускать скачков. Вопрос в том, что многие МФО, как, например, Всемирный банк и Европейский банк реконструкции и развития, смотрят, а идет ли МВФ на сотрудничество с Украиной или нет. Если МВФ не дает деньги, то и они тоже их не дают. А вот их деньги — это уже средства на инфраструктурные и прочие проекты в украинскую экономику, которые, возможно, даже более важны, чем финансирование от МВФ.

— Что вы считаете основным риском вашего макропрогноза? Какие факторы могут влиять на изменение ситуации в экономике?

— Основной риск в том, что мы не можем предусмотреть ситуацию на Востоке Украины, и то, как она будет развиваться. Мы уже видели, что она может развиваться достаточно стремительно, и изменения могут быть очень и очень массивными. Когда идут активные боевые действия, это четко отображается на курсе, идет ослабление национальной валюты. У людей пропадает вера в гривну, население старается «уйти» в валюту. Потому, повторюсь, в первую очередь, риски связаны с ситуацией на Востоке. Также очень важны мировые цены на экспорт.

— То есть в случае сохранения текущих условий вы не будете пересматривать ваш прогноз?

— Пока что нет. Если действительно тот необычно высокий рост в феврале сохранится еще пару месяцев, мы, возможно, пересмотрим прогноз. Но пока мы не видим фундаментальных факторов для того, чтобы высокие темпы сохранились на уровне февраля. Скажем, 7,6% рост промышленного производства в феврале — это достаточно много (промышленность показала рост впервые за три года, — «Апостроф»).

— Делали ли вы прогноз относительно притока иностранных инвестиций в Украину в 2016 году?

— Мы ожидаем, что формально приток инвестиций будет, возможно, на уровне даже чуть больше, чем в прошлом году. Но нужно понимать, что это за инвестиции. В прошлом году у нас основной приток инвестиций был в виде увеличения капитала банков. Это были в основном банки с иностранным капиталом. Но откуда брались эти деньги? Для большинства банков не приходили новые деньги. Это были их долговые обязательства перед материнскими структурами, которые переносились в собственный капитал банков. Но если мы говорим о том, что называется greenfield investments, то есть инвестиции в новые проекты, в этом году они будут очень незначительные. Большинство иностранцев не видят возможности защитить свои инвестиции в Украине, в том числе, из-за несовершенства судебной системы.



загрузка...

Читайте також

Коментарі