Брюссельская трагедия обязывает ЕС включаться в войну с ИГИЛ

Брюссельская трагедия обязывает ЕС включаться в войну с ИГИЛ

СМИ информируют о ходе расследования взрывов в Бельгии, а также публикуют аналитику. «Исламское государство» нужно лишить возможности изображать, что оно умнее Запада, — пишет The Times. — На нас лежит подкрепленная брюссельской трагедией обязанность остановить его упорное наступление». Хватит ревностно охранять национальные секреты в сфере безопасности, призывает La Repubblica: Европе «недостает лишь политической воли», чтобы создать «единый организм по борьбе с терроризмом».

Летом прошлого года один из тех, кто недавно подорвал себя в Брюсселе, был арестован по подозрениям в принадлежности к «Исламскому государству» (запрещенному в России. — Прим. ред.), отмечает The Wall Street Journal. «Но поскольку бельгийские власти не смогли выявить его связи с террористическими группировками, турецкие власти отправили его путем, который привел на волю», — пишут журналисты.

Эту информацию обнародовал в среду турецкий президент Эрдоган. Эрдоган не назвал имя арестованного, но другие турецкие официальные лица сказали, что это был Ибрагим Бакрауи. «Таков самый свежий образчик в череде просчетов, сопровождающих попытки Европы уничтожить террористическую сеть, которая за последние четыре месяца в столицах двух европейских стран унесла жизни более 160 человек», — говорится в статье.

Газета указывает на сложности, с которыми сталкиваются власти Бельгии в попытках борьбы с терроризмом. В полиции и разведслужбах слишком мало сотрудников, работу сковывает запутанная и устаревшая правовая система. Еще одна помеха — многослойная структура госуправления.

Правда, через несколько дней после ноябрьских терактов в Париже правительство Бельгии объявило о 18 конкретных контртеррористических мерах. «Большая часть мер пока не осуществлена на практике, но власти, правда, увеличили финансирование антитеррористических усилий», — отмечает издание.

Бельгийская прокуратура не делится со спецслужбами информацией, добытой при расследовании дел о терроризме. Спецслужбы не имеют права ни прослушивать телефонные разговоры подозреваемых в экстремизме, ни взламывать их телефоны и компьютеры, критикует европейскую практику американская газета.

Арест Салаха Абдеслама, возможно, позволил избежать худшего: после этого удара ячейка, стоявшая за терактами в Брюсселе, была вынуждена незамедлительно перейти к действию и отказаться от изначально намеченных целей, среди которых — система атомных электростанций Бельгии, сообщает бельгийское издание La Dernière Heure.

По данным издания, два человека, установившие скрытую камеру перед домом директора бельгийской научно-исследовательской ядерной программы, — это не кто иной, как братья Ибрагим и Халид Бакрауи. Впоследствии эта видеозапись была найдена у одного из подозреваемых в организации парижских терактов, Мохамеда Баккали. Только потом следователи догадались, что террористы могли создать невиданную доселе угрозу для национальной безопасности.

После публикации этой информации 17 февраля 2016 года 140 военных были направлены для охраны бельгийских АЭС. Возможно, именно это заставило террористов изменить планы и выбрать более «легкие» цели, предполагает издание.

«Следствие может с уверенностью утверждать: за терактами в Париже и Брюсселе стоит одна и та же террористическая ячейка. Руководство этой сетью осуществляли молодые бельгийцы, большинство из которых побывало в Сирии, — пишет газета. — Наджим Лахрауи из Схарбека, братья Ибрагим и Халид Бакрауи из Лекена — организаторы самого страшного теракта в истории страны. Лахрауи и Ибрагим активировали свой детонатор в аэропорту Завентем. Халид устроил кровопролитие на станции метро Маальбек, в сердце европейского квартала».

Один из подозреваемых в организации брюссельских терактов до сих пор находится в бегах — это человек в шляпе и черных очках, заснятый камерами наблюдения в аэропорту.

Следствие получило еще одну важную улику — «видеозавещание» Ибрагима Бакрауи, записанное им на компьютере, найденном в урне около его дома. На видео Бакрауи утверждает, что «очень спешит», «уже не знает, что делать», «больше не чувствует себя в безопасности». Он говорит, что его «повсюду ищут», и если «они будут тянуть, то окажутся за решеткой рядом с ним» (возможно, это намек на арест Салаха Абдеслама, схваченного в пятницу).

По информации телеканала VTM, теракт изначально был запланирован на Пасхальный понедельник. Это напоминает 1979 год, когда трое палестинцев в аэропорту забросали гранатами пассажиров рейса израильской авиакомпании «Эль-Аль», убив 12 человек, говорится в статье.

Было бы самоуспокоением воспринимать недавние теракты в Брюсселе и Париже как «часть более широкого риска, присущего жизни в открытой, этнически многообразной столице», пишет The Times. «Самопровозглашенное «Исламское государство» принесло свою несвященную войну в Европу и готовится к длительной кампании, которая изменит то, как мы живем, как воспринимаем наших соседей, как ездим на работу», — говорится в статье.

По данным американского аналитического центра Soufan Group, в Сирии и Ираке на обучении у ИГИЛ побывала 31 тыс. иностранцев, 20 или 30% из них вернулись в западные страны. «Поэтому с радикализацией необходимо бороться и на родине, и за рубежом», — считают журналисты.

«В отличие от раздробленной Бельгии, — говорится в статье, — Великобритания должна принять конкретные превентивные меры: обеспечить четкие линии связи между всеми уровнями полицейских органов, в тюрьмах содержать молодых преступников отдельно от известных радикалов, поддерживать высокий уровень охраны правопорядка в местных сообществах». Государство не должно терять из виду освобожденных правонарушителей, следует вести наблюдение за имамами, разжигающими ненависть, и заводить досье на всех лиц, отправляющихся воевать за рубежом.

«Это потребует повышения расходов и некоторого вторжения в частную жизнь, но данные жертвы необходимы ради уничтожение ИГИЛ, — убеждены журналисты. — В то же время необходимо активнее воевать с ИГИЛ в Мосуле (Ирак) и Ракке (Сирия)».

«У этой террористической группы нужно отобрать возможность изображать, что она умнее Запада, — пишет The Times. -На нас лежит подкрепленная брюссельской трагедией обязанность остановить упорное наступление «Исламского государства».

С 2001 года по сегодняшний день ЕС не удалось создать единый организм по борьбе с терроризмом, а с различными правилами и нерасторопными аппаратами безопасности джихадистов не остановить, пишет Джанлука Ди Фео в итальянской La Repubblica.

«Обмен данными — это сфера максимально ревностного хранения секретов национальными службами, и до последнего времени предпринимались лишь попытки создать органы по оказанию содействия менее опытным в этом плане странам, — пишет Ди Фео. — Джихадистская ярость уже прошлась по Брюсселю, Парижу, Лондону, Мадриду, но все еще ведутся разговоры о том, как делиться информацией. Даже организация обмена данными по авиабилетам буксует в кабинетах по причине бесконечных процедур».

С 2001 года по сегодняшний день Европа, в отличие от США, не захотела дать ответ на вопрос о соотношении между свободой и безопасностью, укоряет автор. «И кто же оказался в первых рядах защитников ЕС? Не существует комиссара, который бы обладал полномочиями «министра внутренних дел». Его функции распределены между различными чиновниками. Да, в ЕС имеется «царь антитеррора», но это бледная фигура координатора, который возглавляет структуру, не имеющую веса, с мизерным штатом сотрудников».

«Существует также Европол, и его возглавляет профессиональный разведчик — британец Роб Марк Уэнрайт. Но Европол занимается всем: от преступлений хакеров до деятельности мафий, — отмечает автор. — Лишь два месяца назад был наконец открыт антитеррористический центр, в Гааге. В 2015 году лишь 3% баланса Европола было направлено на усовершенствование методов противостояния террористам».

После атаки на Charlie Hebdo европейские спецслужбы начали серьезный обмен некоторыми ключевыми данными, но использовали при этом неофициальные каналы. «Обмен данными о возвращающихся на родину бойцах и о членах их семей не имеет смысла без единой юридической основы, которая бы позволила использовать их в судах всей Европы. Антитеррористическое законодательство не единообразно в 28 странах ЕС, что позволяет потенциальному камикадзе выбирать убежище в Шенгенской зоне, где он будет ждать момента для атаки», — говорится в статье.

«Вот почему ЕС должен сменить темп, — убежден Ди Фео. — Незамедлительно должны быть реорганизованы существующие органы, такие как Европол и Евроюст, но также должен быть ускорен процесс создания новых структур, в частности «европейской прокуратуры». Оперативные и юридические модели уже существуют, как существуют и экономические ресурсы: почти миллиард евро был в прошлом инвестирован в эфемерные программы безопасности. Недостает лишь политической воли».

источник: ИноСМИ



загрузка...

Читайте також

Коментарі