Почему террористы ударили по Бельгии?

Почему террористы ударили по Бельгии?

Слабая интеграция, политическая нестабильность и все новые свидетельства усиления экстремизма говорят о том, что брюссельские атаки нельзя считать неожиданностью.

Бельгия мало похожа на центр европейского экстремистского насилия. Но для скопления радикалов в маленькой стране есть немало основательных причин. Многие проблемы, приведшие к нападениям, присутствуют во всем мире, как в развивающемся, так и в развитом, и хотя их острота может быть разной, последствия таких проблем — везде одни и те же.

Это крупное и слабо интегрированное мусульманское меньшинство, высокий уровень безработицы среди молодежи в таких общинах, доступность оружия, высокоразвитые системы связи и транспорта, проходящие через эту страну, благодушие властей и постоянная нехватка у них средств, а также внутриполитическая нестабильность.

Как и в других странах, в Бельгии через социальные сети и другими способами неумолимо распространяется жестокая идеология. И хотя она напрямую не поощряет насилие, с ее помощью определенно формируется полное ненависти, нетерпимости и консерватизма мировоззрение.

У этой проблемы глубокие исторические корни. Как и другие страны Европы, Бельгия в 1980-х и 1990-х годах пережила несколько волн терроризма, связанного с волнениями на Ближнем Востоке. «Между Бельгией и Францией существует многолетняя историческая связь в сфере терроризма», — сказал эксперт по террористической деятельности из Гентского университета Рик Коолсает (Rik Coolsaet).

В 1990-е годы связанные с гражданской войной в Алжире действия боевиков распространились на территорию Бельгии. Туда переехал как минимум один изгнанный из Франции проповедник. Когда местное население выразило обеспокоенность, власти сказали, что этот мусульманский проповедник — «маргинал». Согласно их заявлению, человек по имени Йохан Леман (Johan Leman) был ветераном антирасистского движения. Леман работает в брюссельском районе Моленбек, где жили многие участники парижских терактов, и где на прошлой неделе был арестован Салах Абдеслам.

В первой половине прошлого десятилетия европейские службы безопасности не могли понять ту угрозу, с которой они столкнулись. Бомбы взрывались в Мадриде и Париже, а Брюссель оставался в основном в стороне, хотя появлялось все больше информации о том, что в этой стране зародились и действуют экстремистские группировки.

Хотя в Ирак уехало немного бельгийцев, в сравнительном отношении это все равно довольно крупный контингент. Среди добровольцев была перешедшая в ислам жительница Шарлеруа, погибшая в 2005 году во время нападения на американский конвой в Ираке. Она стала первой европейкой-смертницей, совершившей теракт.

Другие отправились в Афганистан. В 2008 году была разоблачена сеть, направлявшая молодых бельгийских мусульман в учебные лагеря «Аль-Каиды». Многие разочаровались в увиденном в зоне боевых действий, но это не остановило общий поток. Кто-то вернулся с намерением продолжать нападения дома, о чем сообщала прокуратура.

В бельгийских городах разрастались на первый взгляд ненасильственные радикальные группировки. Одна из них привлекла внимание властей, после чего начался обширный судебный процесс.

Но как и в других городах, мощным катализатором этих глубоко укоренившихся проблем стала война в Сирии. По некоторым оценкам, Бельгия поставила туда больше всех боевиков в Европе в расчете на душу населения. Эксперты говорят, что в Сирию отправилось 450 человек при том, что численность населения в Бельгии составляет 11 миллионов, а мусульман там менее полумиллиона.

По «максимальной оценке» бельгийского исследователя Питера ван Остейена (Pieter van Ostaeyen), таких людей — 562. Большинство вступило в ряды «Исламского государства», а некоторые предпочли филиал «Аль-Каиды» «Джебхат ан-Нусру». Более 80 человек из этого числа погибли, причем многие — в ходе недавних боев на востоке Сирии.

© AP Photo, Geoffrey Van der Hasselt
Полиция Бельгии во время спецоперации в брюссельском Моленбеке, 18 марта 2016

Многие считают, что главная проблема — столичный пригород Моленбек с населением 90 тысяч человек. Там в некоторых кварталах мусульмане составляют 80%. Некоторые комментаторы утверждают, что Моленбек стал по сути дела запретным районом, где «полиция мало что контролирует». Однако в ходе разговоров с людьми выясняется, что там живет очень разное население, пытающееся решать свои исключительно серьезные проблемы.

Работающий там активист Леман отмечает, что вербовщики часто рассказывают подросткам о том, будто бы их родители не знают «истинного ислама». «Они придают исламское измерение типичному процессу юношеского протеста», — говорит Леман.

Исследования Оксфордского университета подтверждают важность социальных сетей. Они показывают, что друзья и сверстники сыграли главную роль в вербовке в ряды ИГИЛ трех четвертей иностранных боевиков. Родственники вербуют пятую часть новобранцев, в то время как на долю мечетей приходится лишь каждый двадцатый.

Работающий в Моленбеке исследователь Монтассер аль-Деемех (Montasser AlDe’emeh) дает рекомендации и советы бывшим и действующим боевикам. По его словам, он лично знал двоих людей, которые воевали в Сирии, а в январе были убиты в перестрелке с бельгийской полицией в городе Вервье.

«Один приходил в кафе, которое я посещаю время от времени. Там все знают друг друга. Они разговаривают, смотрят видео, строят планы. Так и работает эта система», — сказал Деемех.

Роль мечетей здесь неоднозначна. Монтассер аль-Деемех сказал, что знает нескольких проповедников из мечетей, которые в прошлом году побывали в Сирии. «Представьте, что они рассказывают своим прихожанам», — заявил он.

Деемех считает, что боевики бывают двух типов: наивные идеалисты, с первой волной отправившиеся в Сирию, и гораздо более жестокие экстремисты второй волны, готовые наносить удары в своей собственной стране. Среди второй категории немало людей, причастных к серьезным преступлениям.

Но социальный работник Абделилла, 20 лет проработавший в Моленбеке, говорит, что мечети — как официально зарегистрированные, так и нет — это далеко не главная проблема. Одна мать, чей сын был в прошлом году убит в Сирии, сражаясь за ИГИЛ, рассказывала Абделилле, что он никогда не посещал мечеть, но связался с людьми «на улице».
Бедность тоже не может быть объяснением. Многие из парижских террористов были довольно состоятельными людьми. Экстремисты действуют не только в Моленбеке, хотя именно там выросли и жили некоторые из участников прошлогодних парижских нападений, убившие 130 человек.

В прошлом году спецслужбы провели зачистку и задержали большую часть бельгийцев, вернувшихся из Сирии и готовивших теракты. Одним из тех, кому удалось ускользнуть из их сетей, был Абдельхамид Абаауд (Abdelhamid Abaaoud). Это он организовал атаки в Париже.

После того нападения брюссельские власти закрыли город почти на неделю. Не работали школы, офисы и культурные учреждения. Отменили спортивные состязания, а на улицы вышла армия с бронетехникой.

 Но это мало кого успокоило. Колеблющееся правительство страны, где так до конца и не примирились общины французов и фламандцев, и где часто возникает политическая нестабильность, сделало целую серию противоречивых заявлений по поводу сложившейся ситуации и мер безопасности.

Бельгийские спецслужбы, несмотря на опыт и компетентность отдельных сотрудников, были перегружены. Выяснилось, что несколько сотен агентов должны были следить за тысячами потенциальных боевиков. «Мы просто выбились из сил», — заявил один сотрудник спецслужб в электронном сообщении. В прошлом месяце было объявлено о выделении 200 миллионов фунтов стерлингов на борьбу с терроризмом. Но было уже слишком поздно.

И опять виновник гибели многих людей ускользнул. Выросший в Моленбеке гражданин Франции Салах Абдеслам стал единственным выжившим из числа террористов, отправившихся убивать парижских отдыхающих. Он бежал обратно в Бельгию, и задержали его только в прошлую пятницу. Местные власти во вторник признались, что им было хорошо известно о том, как сочувствующие Абдесламу могут отреагировать на его арест. Теперь им очень долго придется объяснять, почему они не предотвратили атаку, зная, что она состоится.

Брюссельские джихадисты

Участники многих резонансных терактов последних десятилетий в Европе и за ее пределами родом из Брюсселя, жили в этом городе, либо покупали на его процветающем черном рынке оружие и вербовали пособников.

Ниже приводятся подробности о некоторых террористах и о тех терактах, которые они готовили либо осуществляли — начиная с нападения «Аль-Каиды» на Америку 11 сентября и взрывов в Мадриде в 2004 году, и кончая «Шарли Эбдо» и ноябрьскими атаками в Париже.

Абдесатар Дахман (Abdessatar Dahmane) — убийство высокопоставленного полевого командира и противника талибов.

Дахман входил в состав команды смертников, которые под видом марокканских журналистов проникли к афганскому полевому командиру и борцу с «Талибаном» Ахмад Шаху Масуду (Ahmad Shah Massoud) и убили его за несколько недель до атак 11 сентября. Перед отъездом в Афганистан Дахман часто появлялся в исламском центре в Моленбеке. Там же на трамвайной остановке он познакомился с Маликой аль-Аруд (Malika el-Aroud), которая позднее стала его женой.

Малика аль-Аруд — вербовщица боевиков.

Аль-Аруд отправилась с Дахманом в Афганистан для совершения теракта, но позднее вернулась в Европу, и в 2010 году ей был вынесен приговор по обвинению в терроризме. Ее приговорили к восьми годам лишения свободы за руководство группировкой, вербовавшей боевиков на войну в Афганистане. Вместе с ней осудили еще семерых человек.

Низар Трабелси (Nizar Trabelsi) — подготовка нападения на базу НАТО.

Бывший футболист тунисского происхождения Трабелси был задержан в Юкле на окраине Брюсселя через несколько дней после терактов 11 сентября. Его обвинили в связях с террористами, в том числе во встрече с Усамой бен Ладеном в 2001 году, и приговорили к 10 годам лишения свободы за подготовку нападения на базу НАТО. В 2013 году Трабелси экстрадировали в США, где ему было предъявлено обвинение в подготовке убийств американцев за рубежом.

Хасан аль-Хаски (Hassan el-Haski) — взрывы в Мадриде и Касабланке.

Испанский судья приговорил Хаски к 14 годам лишения свободы за участие в террористической организации и в связи с атаками на Мадрид в марте 2004 года. Позднее его передали Марокко, где он предстал перед судом по обвинению в подготовке взрывов в Касабланке, унесших жизни 40 человек. В начале десятилетия он провел какое-то время в Брюсселе, когда его брат также предстал перед судом за связи с террористами, и жил там нелегально.

Мехди Немуш (Mehdi Nemouche) — теракт в Еврейском музее в Брюсселе в 2014 году.

Немуш застрелил четырех человек в Еврейском музее в Брюсселе. Он был гражданином Франции, но теракт решил осуществить в Брюсселе. Как сообщила французская газета Libération, он снял маленькую комнату в Моленбеке, сделав ее базой для подготовки нападения.

Радикалом Немуш стал во французских тюрьмах, а позднее какое-то время воевал в Сирии, где участвовал в жестоком захвате французских журналистов.

Амеди Кулибали (Amedy Coulibaly) — атака на Charlie Hebdo.

Кулибали расстрелял четверых человек в кошерном магазине Парижа и убил женщину-полицейского. Оружие он достал в Моленбеке — не только для себя, но и для Шерифа и Саида Куаши (Chérif, Saïd Kouachi), которые участвовали в нападении на сатирический журнал Charlie Hebdo.

Айюб аль-Хаззани (Ayoub el-Khazzani) — попытка нападения в поезде компании Thalys.

Хаззани попытался открыть огонь из автомата Калашниковав в поезде Thalys, но его обезвредили пассажиры, в том числе находившиеся на отдыхе американские солдаты. Отправился он из Моленбека, где предположительно жил какое-то время.

Абдельхамид Абаауд и братья Абдесламы — атаки в Париже.

Абаауд, которого подозревают в организации терактов в Париже, вырос в Моленбеке, как и братья Абдесламы. Они стали, пожалуй, самыми известными из числа террористов-смертников, когда Салах после нападения пустился в бега. У всех у них в прошлом были проблемы с полицией, после чего они примкнули к экстремистам.

Останки террориста-смертника Брахима Абдеслама (Brahim Abdeslam) были преданы земле в Моленбеке за день до поимки Салаха. Единственного выжившего после парижских атак террориста взяли всего в нескольких сотнях метров от квартиры, где он жил в детстве. Видимо, его на протяжении нескольких месяцев укрывала группа друзей и сообщников.

источник: The Guardian, Великобритания, перевод: ИноСМИ


загрузка...

Читайте також

Коментарі