Такой характер: любят ли россияне авторитаризм?

Такой характер: любят ли россияне авторитаризм?

Фото ілюстративне

Во вторник, 15 марта президент Владимир Путин, выступая на коллегии МВД РФ в Москве, сообщил собравшимся, что российский народ поддерживает даже репрессивные меры, применяемые полицией к преступникам.

Самого Путина народ тоже поддерживает: если верить последнему опросу ВЦИОМ, 74% наших сограждан готовы отдать свой голос за действующего президента на следующих выборах. Означает ли это, что россияне расположены к авторитаризму? Лауреат Нобелевской премии по экономике, Стерлингский профессор Йельского университета Роберт Шиллер утверждает, что такой вывод делать нельзя.

Шиллер приводит два исследования, которые он организовал совместно с российским экономистом Максимом Бойко. Первое было проведено в 1990 году – исследователи попросили тогда жителей Москвы и Нью-Йорка ответить на идентичные вопросы об отношении к свободному рынку. Результаты были опубликованы в престижном журнале American Economic Review в 1991 году и в журнале «Мировая экономика и международные отношения» (издание Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) РАН) в 1992-м.

Как пишет Шиллер, тогда они с коллегами обнаружили, что различия в отношении к идеям свободного рынка между россиянами и американцами оказались слишком незначительными для того, чтобы делать из них какие-то выводы о демократии и авторитаризме. Например, на вопрос «Считаете ли вы справедливым, если продавцы цветов поднимают цены в праздничные дни, когда увеличивается спрос на цветы?» в Москве и Нью-Йорке, к удивлению исследователей, ответили почти одинаково: такое поведение цветочников посчитали несправедливым 66% россиян и 68% американцев.

Чтобы выяснить, изменилось ли отношение россиян к принципам свободного рынка, экономисты провели повторный опрос в 2015 году. Результаты Шиллер и Бойко презентовали на ежегодном собрании Американской экономической ассоциации в январе 2016 года.

Как оказалось, взгляды россиян на рынок за 25 лет не слишком изменились: на тот же вопрос о справедливости действий цветочников отрицательно (поднимать цены – несправедливо) ответили 67% москвичей. При этом доля ньюйоркцев, несогласных с повышением цен, заметно упала – с 68% до 55%.

Более интересными оказались ответы на вопросы о демократии. Этой темы не касался опрос Бойко – Шиллера в 1990 году, поэтому за отправную точку экономисты взяли исследование американских политологов Джеймса Гибсона, Рэймонда Дача и Кента Тедина, опубликованное в 1992 году. Выяснилось следующее. Например, в начале 90-х только 2% россиян полагали, что прессу не следует законодательно защищать от преследования со стороны властей, а в 2015-м противниками ее защиты оказались 20%. При этом ответы американцев удивили исследователей еще больше: в Нью-Йорке 27% опрошенных заявили, что защита прессе не нужна.

Максимальная разница в отношении американцев и россиян обнаружилась при ответе на вопрос: «Считаете ли вы, что жить в обществе со строгими ограничениями лучше, чем дать людям такое количество свободы, что они смогут разрушить это общество?» В 1990 году положительно на этот вопрос ответили 67% москвичей, в 2015-м – уже 76%. В Нью-Йорке только 36% опрошенных согласились на ограничения свободы.

Говорит ли это о том, что россияне приветствуют авторитаризм? По мнению нобелевского лауреата, нет. Безусловно, вышеупомянутый вопрос важен, пишет Шиллер, но разница во мнениях при ответе на него была исключением: на подавляющее число вопросов и о свободном рынке, и о демократии в Москве и Нью-Йорке отвечали схожим образом.

«Неверно говорить, что Россия фундаментально отличается от Запада, – подводит итог экономист. – В 1991 году мы сделали вывод, что национальные черты россиян не препятствие для создания рыночной экономики в стране, и мы оказались правы. Сейчас мы надеемся снова не ошибиться, сказав, что национальный характер не помешает России когда-нибудь стать по-настоящему демократическим обществом».

автор: Ира Соломонова, источник: Слон



загрузка...

Читайте також

Коментарі