Не доверяйте Путину, когда он говорит о выводе войск из Сирии

Не доверяйте Путину, когда он говорит о выводе войск из Сирии

Неожиданное заявление Владимира Путина о том, что российские войска уйдут из Сирии, не следует принимать за чистую монету. В прошлом он уже делал аналогичные заявления, чтобы продемонстрировать западным партнерам по переговорам свой конструктивный настрой. При этом у него всегда есть скрытые замыслы.

Официально Путин дал следующее объяснение, начинающемуся во вторник выводу войск: «Задача, поставленная перед министерством обороны… в целом выполнена… При участии российских военных сирийским войскам и патриотическим силам в Сирии удалось кардинальным образом переломить ситуацию в борьбе с международным терроризмом и овладеть инициативой практически на всех направлениях».

Нельзя сказать, что он полностью неправ: ободренные и поддержанные российскими авиаударами по противникам режима силы президента Башара Асада в этом году, действительно, продвинулись вперед. Тем не менее, они не смогли захватить важнейший город Алеппо или нанести серьезное поражение хоть какой-нибудь из крупных повстанческих группировок (включая «Исламское государство»). Таким образом, «кардинальный перелом» — это явное преувеличение.

Путин также намекнул на более убедительную возможную причину своего заявления.

«Надеюсь, что сегодняшнее решение будет хорошим сигналом для всех конфликтующих сторон, — заметил он.- Надеюсь, что это значительным образом поднимет доверие всех участников процесса».

Под процессом он, разумеется, подразумевает мирные переговоры в Женеве, которые возобновились в понедельник на фоне осторожного оптимизма, порожденного тем, что ненадежное перемирие, заключенное 27 февраля, в целом держится и уровень насилия резко снизился.

Аналогичным образом Путин подавал сигналы в июне 2014 года, когда на переговорах речь зашла о перемирии и начали вырабатываться условия первых Минских соглашений по Восточной Украине. В том же месяце Путин попросил свою марионеточную верхнюю палату парламента отменить разрешение проводить военные операции на украинской территории. При этом — хотя официально Россия таких операций никогда не проводила, — она по-прежнему продолжала помогать промосковским повстанцам востока Украины бойцами, инструкторами и оружием. Тем не менее, Путин, по словам своего пресс-секретаря Дмитрия Пескова, рассматривал такое заявление как уместный жест, приуроченный к началу переговоров между повстанцами. Украиной и Организацией по безопасности и сотрудничеству в Европе.

Перемирие продержалось недолго. Вскоре бои разгорелись снова, после чего под Иловайском украинская армия потерпела одно из своих самых тяжких поражений.

После второго Минского соглашения о прекращении огня, заключенного в феврале 2015 года, речь об отводе войск также велась часто. Второе перемирие оказалось устойчивее первого, однако выполнять его политические условия ни одна из сторон не хочет. Соответственно, боевые действия могут возобновиться в любой момент, и если даже солдаты или техника были частично отведены, они могут вернуться обратно за считанные дни. Наблюдатели ОБСЕ до сих пор не осведомлены о местонахождении всех сил — полный доступ повстанцы им так и не предоставили.

В Сирии России еще проще скрывать передвижения войск, так как отслеживать ситуацию на местах в ней могут только местные правозащитники, возможности которых крайне ограничены. При этом Путин заявил, что российская авиабаза Хмеймим в провинции Латакия и база российского флота в Тартусе продолжат работать, обеспечивая соблюдение перемирия и контролируя ход мирного процесса. Сказать, что именно из войск и техники будет выведено, практически невозможно, так как Россия никогда не публиковала полную информацию о направленных в Сирию силах.

Как и на Украине в 2014 и 2015 годах, Путин дает понять, что он открыт для договоренностей — но на своих условиях. На Украине эти условия предусматривали сохранение пророссийских властей и ополчения на востоке страны. В Сирии он требует места за столом переговоров для Асада, а также участия диктатора или его преемника в управлении страной в будущем.

В обоих случаях эти условия сильно не нравятся другой стороне. На Украине договоренности «Минска-2», возможно, никогда не будут полностью проведены в жизнь, и российское присутствие сохранится на неограниченный срок — как это было с другими замороженными конфликтами. В Сирии Путин не собирается спокойно смотреть, как режим Асада уничтожают путем переговоров. Пока процесс не завершится тем или иным приемлемым для российского лидера соглашением, всегда будет оставаться вероятность, что Россия возобновит участие в конфликте.

Точно так же, как Путин никогда не признавал, что российские солдаты активно участвуют в боях на Украине, он никогда не объявлял о намерениях России бомбить в Сирии цели, не относящиеся к «Исламскому государству». Тем не менее, его самолеты продолжали наносить удары по оппозиционным группировкам, сейчас участвующим в мирных переговорах. Готовность Путина выводить войска — пусть даже существующая только на словах — выглядит на этом фоне косвенным признанием того факта, что «Исламское государство» никогда не было его основной мишенью в Сирии.

И Россия, и США заинтересованы в объединении сирийских сил против «Исламского государства». Однако их взгляды на будущее Сирии расходятся. Хотя новость о выводе российских войск, судя по всему, вызвала сейчас взлет курса рубля к доллару, Путин, по-видимому, еще не закончил с этой войной.

источник: Bloomberg, США, перевод: ИноСМИ



загрузка...

Читайте також

Коментарі