Кремль сочетает антифашистскую риторику с поддержкой фашистских партий

Кремль сочетает антифашистскую риторику с поддержкой фашистских партий

Когда в октябре 1781 года граф Чарльз Корнуоллис подписал в Йорктауне капитуляцию, которой завершилась американская революция, оркестр британской армии якобы играл «Мир перевернулся вверх дном». Этот военный марш, отсылающий к библейским строкам (Деяния 17:6), выразил удивление всемогущей Великобритании в связи с поражением, которое ей нанесли американские фермеры.

Идея о том, что «мир перевернулся вверх дном», со времен окончания холодной войны часто приходит мне в голову. Те, кто в США до 1989 года громче всех призывали к «миру и разоружению», буквально в мгновение ока превратились в «ястребов». Напротив, прежние воинствующие персоны, включая высокопоставленных генералов, начали предостерегать от милитаризации американской внешней политики. Сразу после 11 сентября 2001 года эмоциональная общественность стала требовать показательного возмездия, а политики послушно «преподнесли» ей даже не одну, а две войны. Это было предвестником популистской волны, которая может захлестнуть мир.

Но начнем сначала. После окончания Второй мировой войны политика в области безопасности демократических государств была направлена, прежде всего, на то, чтобы помешать распространению советского влияния в Западной Европе. С американской точки зрения соперничество одного блока с другим было очевидным и возможным. Несмотря на прокламации, никто всерьез не пытался поразить коммунистического противника. Когда, например, генерал Войцех Ярузельский установил в Польше военную диктатуру, Западная Европа приветствовала это поражение демократии как возвращение к безопасности и стабильности. Целью было сохранить статус-кво и не расшатывать мировую систему безопасности.

Когда в конце 80-х годов советский блок разрушился и исчез, как пузырь, на реке истории, в Вашингтоне и в голову никому не пришло радоваться. Было понятно, что вместо одного противника вскоре появится несколько, и что они со временем могут объединиться, а это осложнит прежде простую конкуренцию. Вашингтон попытался предотвратить создание враждебного блока, вступив в зону, покинутую советской властью. Произошло расширение НАТО и углубление американских обязательств в области безопасности. Сегодня Вашингтон отвечает за суверенитет не только Западной Европы, Японии, Южной Кореи и Тайваня, но и стран Центральной и Восточной Европы. И даже Грузия и Украина извлекают пользу из временного американского присутствия. Недавно поддержки у Соединенных Штатов в противостоянии с Китаем попросил и Вьетнам.

Холодом веет опять от Кремля

Владимир Путин укрепляет свою власть, создавая параноидные, но укоренившиеся в российской истории идеи о том, что Запад стремится уничтожить Россию. Поэтому своим избирателям он представляет страну в качестве острова, которому угрожают уже известные старые субъекты (армия США и Уолл-стрит), а также те, кто хочет ослабить Россию морально, в том числе гомосексуалисты, нерусские церкви и неправительственные организации.

Это «нравственное» измерение путинского аргумента становится все важнее, в особенности сегодня, когда для экспортеров углеводородов подходят к концу времена процветания. Теперь Кремль в Европе комбинирует антифашистскую риторику с поддержкой популистских фашистских партий. Путин утверждал, что оккупировал Крым и Восточную Украину, чтобы защитить русских от линчевания местными фашистами. Однако в то же время он начал масштабно финансировать европейские неофашистские партии, которые (вместе с коммунистами) с ненавистью подтачивают основы ЕС. Москва постепенно создает в Европе союзников, которые ее автоматически поддерживают. Среди них — Найджел Фарадж в Великобритании, Марин Ле Пен во Франции, Сильвио Берлускони и Умберто Босси в Италии. У Путина много союзников в Германии, к которым можно причислить, в частности, Оскара Лафонтена, Петра Лючака и Фрауке Петри.

Желание верить современной России, пусть и с трудом, можно понять в случае англичанина, француженки и итальянцев. Они просто ничего не знают о России. Но обратимся к Центральной Европе. Здесь мир не просто перевернулся вверх дном — он буквально сошел с ума, потому что те, кто здесь работает на нынешний Кремль, точно знают, что делают. Ярослав Качиньский в Польше, значительная часть политического руководства в Праге, Виктор Орбан в Венгрии и многие другие системно отстаивают (каждый по собственным и до сих пор неясным причинам) те или иные цели Путина. А они заключаются в развале ЕС, ослаблении НАТО и прекращении трансатлантического сотрудничества. Работа у них спорится, особенно в части ЕС.

Коммерсант Трамп и агент Путин

Волна популизма не обошла и Америку: там тоже мир перевернулся вверх дном. Символ американского капитализма, Дональд Трамп, восхищается «кагэбэшником» Путиным, его решительностью и силой, на что Путин отвечает заявлением, что Трамп — выдающаяся и талантливая личность. Возможная победа Трампа на выборах почти точно будет означать возвращение Америки к изоляционизму. Платить за оборону Канады или традиционного партнера — Великобритании — американская общественность еще согласится. Но платить за Латвию, Румынию или Чешскую Республику?
Если на американские расходы в этой области президент Трамп посмотрит взглядом коммерсанта, то соответствующие статьи он немилосердно вычеркнет — пусть сами платят за свою оборону в российской зоне безопасности! И его поддержат американцы из всех слоев общества. Ведь расширение НАТО произошло без учета интересов общественности и вопреки предостережениям известных американских дипломатов и экспертов в области безопасности. «Ошибкой исторических размеров» расширение назвали Раймонд Гартхофф, Джордж Кеннан, Эдвард Лутцак, Джек Мэтлок, Пол Нитце, Сэм Нанн, Стэнсфилд Тернер и многие другие.

Оскорбление Соединенных Штатов, которое вошло в привычку почти у всех представителей всех политических партий в Праге, и унижение американского посла могут выйти боком. Вероятно, политики даже не понимают, что будет, если эта непопулярная Америка внемлет своим критикам и покинет Центральную и Восточную Европу, исключив из НАТО всех новых членов. Быть может, в Праге еще успеют вовремя осознать, что вакуума не бывает ни в природе, ни в международной политике.

Игор Лукеш — профессор истории и международных отношений Бостонского университета в США.

источик: Reflex, Чехия, перевод: ИноСМИ



загрузка...

Читайте також

Коментарі