Всего за неделю Крым сошел с ума: очевидец о подробностях «референдума»

Всего за неделю Крым сошел с ума: очевидец о подробностях «референдума»

Ровно два года назад, 16 марта 2014 года, в украинской Автономной Республике Крым состоялся так называемый «референдум», результаты которого были использованы Россией, чтобы «узаконить» военный захват полуострова. «Плебисцит» прошел вопреки законодательству Украины и всем нормам международного права. Многие участники «референдума» строили радужные планы на будущее и, как дети, радовались присоединению к «русскому миру». Что такое путинская Россия они даже представить себе не могли. Равно как совершенно не отдавали себе отчета, что выступают глупыми статистами в чужой игре. О том, как проходил день «голосования» в Симферополе, рассказывает очевидец событий двухлетней давности.

Крым, если судить по Симферополю, встретил победу Евромайдана с некоторым безразличием. Жители полуострова привыкли к тому, что «за Перекопом земли нет». Телевизионные истерики по крымским и российским каналам воспринимались как белый шум: привычно и совершенно нестрашно. Депутаты крымского парламента выступали с противоречивыми заявлениями. Одни орали «уйдем в Россию», другие требовали «не допустить хаоса», а город жил своей жизнью.

Тревожно стало 26 февраля, когда в центре Симферополя прошло сразу два митинга. С одной стороны — крымские татары и проукраинские активисты, а с другой — завезенные «туристы Путина» и примкнувшие к ним «профессиональные русские». «Спикер» Владимир Константинов мотался в Москву и вел кулуарные переговоры. Сторонники Украины восприняли это с подозрением, и вышли высказать свое мнение. На следующее утро «неизвестные» захватили здания Совмина и Верховной рады Крыма. Сейчас мы уже знаем, что захвата как такового не было. Охранникам просто дали команду впустить российский спецназ. В числе «гостей» был и нынешний представитель Кремля вице-адмирал Олег Белавенцев, руководивший оккупацией полуострова.

Тогда об этом практически никто не знал, хотя многие чувствовали, что это российские войска. Какой смысл «неизвестным террористам» вывешивать над административными зданиями флаги РФ? Никакого. Пророссийски настроенные жители это понимали, но каждый раз с упорством бешеной собаки набрасывались на украинских патриотов с криками: «Докажите!». В марте российская пропаганда полным ходом накачивала жителей полуострова, что «правосеки будут резать русских», и буквально за неделю народ начал постепенно сходить с ума. Народ готовили к «референдуму». К 16 марта телевидению удалось основательно загадить мозги будущим участникам «референдума», рассказывая им сказки про «великую и процветающую» Россию и скорый «развал» Украины.

Мой «избирательный участок» находился в одном из спальных районов Симферополя. Людей с утра было негусто. Из колонок неслось «Вставай, страна огромная…». Кругом российские флаги, изображения двуглавого орла. Молодежи почти не было. Если кто и приходил, то «под конвоем» родителей-«ватников».

Местные, проголосовав, толпились у входа, обсуждая текущие события.

— У меня родственница в Саратове. У нее пенсия 400 долларов. И это далеко не предел. Некоторые получают еще больше. Украина мне платила 2 тысячи гривен. На них можно прожить? Нет, нельзя, — вещала бабуля молодцеватого вида.

— Вот как Россия придет, такие деньги в Крым направит, успевай осваивать. Хоть на старости лет поживем, как люди, — поддакивал ей пенсионер с портретом Путина в руках. Все говорили на «крымском русском». Людей из России всегда можно определить по характерному произношению.

Молодежи почти не было, а из колонок неслось «Вставай, страна огромная…»Фото: EPA/UPG

— Вчера смотрела хохляцкие новости. Они нас пугают, что оставят без воды и света. Потом посмотрела российскую аналитическую программу. Там один видный специалист рассказывал, что Киеву деваться некуда. Они все равно нам будут поставлять, иначе мы им газ отключим. И вообще, у Украины уже столько долгов, что ее кредиторы по кусочкам растащат, — продолжила бабка.

— Вы действительно думаете, что в России будет лучше? — интересуюсь у стоящего рядом мужчины.

— Конечно! Лучше жить в великой державе, чем среди придурков, которые по «майданам» скачут.

— И чем же она такая «великая»?

Мужчина немного опешил, а потом, собравшись с мыслями, пробурчал:

— Вы что, телевизор вообще не смотрите?

Им казалось, что они участвуют в неком судьбоносном акте по возвращению обратно в СССР. Что такое путинская Россия, они даже не представляли. Равно как совершенно не отдавали себе отчета, что выступают глупыми статистами в чужой игре.

Мое общение со стариками привлекло внимание двух ряженных, куривших у входа. Типа «казаки» или «самооборона». Внешность у них была соответствующей: «убитые» кроссовки, армейские штаны, тельняшка, потрепанная куртка и шапка-кубанка. Лица без признаков интеллекта, но с признаками тяжкого похмелья. Подошли, обдав запахом перегара. У них явно было не «крымское» произношение.

— Ты чего пришел? Иди, голосуй. Трешься тут!

— Спасибо, но я не клоун, чтобы выступать в цирке. Пришел посмотреть. Теперь уже и посмотреть нельзя?

— Да ты, блин, «укроп»?!

— Нет, сельдерей. Кто вы такие?

— Мы тут порядок обеспечиваем, а ты уж больно на провокатора похож или дурака.

— Давайте без оскорблений!

Завязалась перепалка. Пьяные «казаки» угрожали вызвать «наряд». Пришлось для вида зайти на «участок». Если бы не тонны российского «аквафреша», могло показаться, что тут проходят «обычные» выборы. Люди походили к работникам «комиссии», показывали документы и получали «бюллетени для голосования».

Первое, что бросилось в глаза, — все делалось впопыхах, и в документы никто особенно не всматривался. Пометки, которые ставили клерки, наверно, нужны были только для учета количества выданных «бюллетеней». Местный ты или нет, их особенно не интересовало. Обстановка была такой, что можно был прийти в любой «участок», показать мало-мальски значимый документ и проголосовать. Фарс, одним словом. Не удивительно, что в итоге они нарисовали аж 97% желающих «умереть в России».

Севастополь заполнили ряженные, называющие себя «казаками» и «крымской самообороной»Фото: EPA/UPG

Российские военные в форме на участках для голосования не отсвечивали. Зато город кишел «зелеными». Симферополь разделили на несколько зон, в которых поставили своего рода «мобильные штабы»: военные грузовики. Около одного из таких стояли 5-6 человек со стрелковым оружием. Все были в масках. Сколько еще сидели внутри, неизвестно. По центру города ходили вооруженные до зубов «патрули» по двое. Охотно фотографировались с прохожими. К ним буквально липли симферопольские сторонники «русского мира».

На улице Горького мне попалась такая парочка. Подошел. Разговорились. На спецуру они не тянули. Слишком уж словоохотливыми оказались и даже наивными. Судя по голосу и манерам, обычные российские пацаны 19-20 лет. Скорее всего, срочники. Несли полную чушь, зато искренне. Представляться отказались, на щекотливые вопросы не отвечали. Не хамили, можно сказать вели себя робко. Рассказывали, что приехали в Крым «защитить русских» и всех остальных жителей от «украинского фашизма».

— Киевская «хунта» уже готовит мобильные крематории для крымчан. Их будут убивать, потому что они русские, и не хотят подчиняться новой «бандеровской власти». Мы этого не допустим. Мы вас спасаем, — вещал один. У солдата своих мыслей быть не может. Что им замполит с утра наговорил, то они на улице и повторили.

— Ну, представься, храбрый спаситель. Кто ты, откуда прибыл? — спрашиваю его.

— Извините, но мы не можем отвечать на такие вопросы, — ответил второй.

Уже потом я узнал, что у оккупантов было несколько «стратегических точек» по городу. Одной был спорткомплекс милицейского Главка по ул. Менделеева или база крымского «Беркута». В Керчи, например, «зеленые человечки» жили в православном храме уже за неделю до захвата административных зданий в Симферополе.

С тех пор прошло два года. Украинские политики и эксперты задаются вопросом, можно ли было предотвратить аннексию? Некоторые посыпают голову пеплом, пеняя якобы на то, что Киев ничего не делал, чтобы «привлечь крымчан на свою сторону». Такие разговоры совершенно бессмысленны. Крым отобрали у Украины силой в тот момент, когда она была очень слабой, почти на грани развала. Участники «референдума» думают, что они «ушли в Россию». Нет, господа, вас силой затащили в болото «русского мира».



загрузка...

Читайте також

Коментарі