Российские банки на Украине: бить витрины, забирать лицензии, не трогать?

Российские банки на Украине: бить витрины, забирать лицензии, не трогать?

Банки РФ на Украине — инструмент распространения политического влияния, возможность легального финансирования пророссийских сил.

На днях председатель Закарпатской ОГА Геннадий Москаль подписал распоряжение о частичном демонтаже вывесок Сбербанка России. Согласно документу, городскому голове Ужгорода рекомендовано демонтировать с вывесок Сбербанк России в ужгородских отделениях учреждения название страны-агрессора, оставив слово Сбербанк. А городскому голове Мукачева Андрею Балоге рекомендовано осуществить аналогичные действия в Мукачевском отделении учреждения.

Это распоряжение можно назвать «косметической» попыткой не допустить в Ужгороде и Мукачеве погромов банков с российским капиталом. Погромы российских банков, случившиеся в феврале — дело рук радикалов. Хотя в вопросе присутствия российского бизнеса все общество настроено достаточно агрессивно. Несмотря на это, российские Сбербанк и «Альфа-банк» признаются, что это не влияет на стратегию долгосрочного развития на Украине, несмотря на проблемы.

Они при этом наращивают уставный капитал. Признаются, что планируют работать с проблемными активами, возобновлять кредитование.

Мы решили расспросить экспертов. Факт присутствия российских банков для них — это политика (привязать Украину кредитами), или это все-таки экономика? Есть ли плюсы для российской экономики в присутствии этого банковского капитала.

«Российские банки? Это дело президента и СНБО»

Александр Сугоняко
, председатель Ассоциации Украинских банков:

Когда Леонид Данилович Кучма, будучи президентом, спрашивал на совещании у банкиров где-то в 1995 году: «Чего это у нас банки такие маленькие? Давайте пригласим российские банки, пусть они у нас работают и будут деньги давать». Вот примерно на таком уровне мышления, у нас высшее руководство государства и осталось. Они не понимают, что денежный оборот — это отраженный в национальной валюте оборот материальных ресурсов в украинской экономике. И неправильным отображение в деньгах есть то, что бьет по самому реальному обороту в экономике. Банковская система любой нормальной экономики является неотъемлемой частью этой самой экономики. И только так может быть в нормальной, действительно самостоятельной стране. Мне это известно с самого начала. И позиция Ассоциации украинских банков была всегда такой, чтобы допуск на наш рынок иностранного капитала, любого, должен быть ограниченным, контролируемым, зарегулированым в интересах украинской экономики. Именно из-за того, что этого не было сделано, у нас нет ни банковской системы, ни экономики. В части, что касается российского капитала, это так же как и к любому другому — только умноженное на два, а может и на три. Потому что российский капитал на Украине представлен в основном государственными банками. В России никогда государственная экономика, государственные банки не проводили исключительно только экономические операции. Они всегда сопровождаются политическими или еще какими-то другими мотивами. Это так же мне было понятно — и именно тогда, когда это делалось, когда запускали государственные банки России сюда. Опять же, на тех же условиях без каких-либо ограничений. Ассоциация украинских банков выступала против этого. Что касается сегодняшнего дня, и что с ними надо делать, это надо спрашивать у Президента, у руководителя Совета национальной безопасности и обороны. Меня порой спрашивают, почему российские банки не идут, несмотря на кризис, враждебное отношение, отток депозитов? А я в ответ спрашиваю, а почему Советский Союз не шел из Чехии, из Венгрии, из Польши, хотя он знал, что его там не любят. Это то же вопрос. Чихать они хотели на то, что их кто-то любит или не любит. У них есть свои интересы. Если мы хотим, чтобы на Украине была самостоятельная экономика, самостоятельная денежная система и банковская, должно быть так, как я сказал: допуск иностранного капитала ограниченный, регулируемый и контролируемый.

«Я не вижу смысла в присутствии российских банков»

Владимир Лановой
, президент Центра рыночных реформ:

С Россией надо менять межгосударственное соглашение. Я думаю, это возможно только после окончания военных действий. Хотя в идеале — на период войны надо забрать лицензии у банков с российским капиталом. Просто наша власть связана с российскими банками. Банки с российским капиталом кредитовали наши предприятия, я уверен — в том числе и те, что принадлежат людям, которые находятся при власти. Российские банки, кстати, покупают наши облигации внутреннего государственного займа. То есть, в принципе, если они будут скупать наши облигации, то мы попадаем в зависимость от банков, которые являются государственными российскими банками, потому что большинство банков там государственные. То есть, финансовая зависимость от России, мягко говоря, продолжается. И может быть и дефолт, и срывы, и тому подобное. О чем можно тут говорить: воевать со страной — и давать ей здесь работать, создавать ей финансовые возможности нашего ослабления. Банки для России — не бизнес. Это бизнес в другом плане. Для РФ главное, например, покупка наших активов, в первую очередь, промышленных, энергетических. Не сомневаюсь в их желании зайти во все распределительные системы, энергетические компании, захватить и диктовать нам различного типа условия. Их банки здесь не для того, чтобы скупать предприятия сами по себе, банки здесь — инструмент распространения своего политического влияния. А кроме того, это даст возможность вероятного будто легального финансирования предвыборных кампаний на Востоке ставленников России.

Можно ли говорить о банках с российским капиталом как о ресурсе для инвестиций? Российские банки, по моему мнению, финансируют только российский бизнес на территории Украины. Они же распространены здесь в торговых сетях и обычных супермаркетах, в торговле бензином, керосинами для самолетов и тому подобное. Они имеют и финансируют свои предприятия, помогают им принимать участие и в приватизации, и в покупке убыточных или обанкротившихся наших предприятий. И так они распространяют экономическую активность. И для них производственный сектор, в том числе энергетика, это ключевые вещи — для того, что управлять государством. Они будут осуществлять свою стратегию, будут расти в объемах услуг.

Я не вижу смысла для Украины в их присутствии. У нас было двести банков. Ну теперь уже сто (на самом деле, по состоянию на 1 января 2016 года на Украине было 117 действующих банков, из них 41 — с иностранным капиталом — автор). Есть достаточное количество конкурентов на рынке, чтобы не создавать монополий в отдельно взятых городах. То есть, они ничего не добавляют с точки зрения конкуренции какой-то. А с точки зрения российских инвестиций в нашу экономику — то разговоров очень много, а на самом деле инвестиций нет. Они здесь зарабатывают, я повторяю, и отсюда деньги берут для своих же операций, в том числе — покупки наших активов, промышленности, земли и тому подобное. Ничего из России они не переводят. У нас вообще была такая статистика, что за 20 лет до Януковича, нашей такой независимости от России, только сорок миллионов долларов инвестиций в экономику Украины. Потому что, когда они забирают наши нефтеперерабатывающие заводы или нефтехимический завод, как «Ориану» в Калуше, то это не инвестиции, они же почти бесплатно их забирали. Возможно, при Януковиче — покупали у нас здесь землю, строили гостиницы и объекты недвижимости, очень сильно вкладывали и в Киеве, где угодно — и в Крыму. Тогда уже в коротком периоде инвестировали больше. У них избыток капитала был, они особенно в недвижимость вкладывали значительные суммы. В этот период увеличился объем, но это несерьезно — говорить о российских инвестициях как о ресурсе для украинской экономики.

«Российским банкам следует запретить работу с физлицами»

Борис Кушнирук
, экономический эксперт:

Вопрос с банковской системой — непростой. Банк — это довольно хитрое учреждение, там есть, например, активы и пассивы. И пассивы — это обязательства банка. Эти обязательства формируются за счет клиентов, и эти клиенты банка преимущественно украинские — украинские физические и юридические лица. Как только у банка возникают проблемы, то, по большому счету, это автоматически приводит к тому, что клиенты теряют свои деньги. Как только начинается процесс ликвидации банка или ограничения, то есть весьма существенный риск, что он просто начнет прекращать свою деятельность, и пострадают в первую очередь вкладчики. К сожалению, таких примеров много было с украинскими банками. Поэтому, если, например, принято решение — а давайте закроем банк, или, если банк обанкротиться или закрывается, то он будет делать все, чтобы гасить как можно дольше свои обязательства перед вкладчиками. В конце концов, его заставят что-то заплатить, но это не будет так быстро как хочется. А у нас есть обязательства — государство гарантирует выплату вкладов. То есть, это будет означать ничто иное, как вы просто-напросто столкнетесь с проблемой, чтобы закрывать дыры в этом банке за счет государственных средств.

Это не значит, что я не сторонник ограничения российского капитала. Я считаю, что его надо ограничивать. Я бы принял решение, что в этих банках не могут открываться новые соглашения по вкладам физических лиц. То есть, существующие вклады есть, а новых открывать нельзя. Таким образом, постепенно уменьшается зависимость от ситуации, что эти банки смогут просто прекратить выдавать деньги вкладчикам — физическим лицам. Мы запрещаем работу с физическими лицами. При этом нужно понимать проблему Национального банка. В Нацбанке сумма активов значительно меньше, чем сумма обязательств перед физическими и юридическими лицами. И, условно говоря, тот собственный капитал, который есть у банков, его не достаточно даже для того, чтобы закрыть ту дыру в существующих активах. Так что НБУ пытается заставить банки увеличить общую сумму активов, и получается так, что российские банки выглядят неплохо, им материнские банки деньги дают. И таким образом Национальный банк ставят перед требованием закрывать банки, которые увеличивают собственный капитал. А если мы будем закрывать в тот или иной способ стабильные банки, то общая ситуация по банковской системе будет только ухудшаться. Поэтому решение по финансовому сектору следует принимать, но тогда должны быть политические решения по всем секторам: торговле, транспортировке экспортно-импортным операциям.

Следует учитывать: как только мы устанавливаем эти ограничения для россиян, у нас сразу возникает дополнительно проблема по этим банкам, у банковской системы, у исполнителей и Нацбанка как такового. То есть, ошибочно думать, что можно просто решить забрать банк. Банк, по большому счету, это помещение, фонды. Все остальное довольно сложно отобрать, потому что это доверие клиентов. Удастся лишь забрать помещение, больше ничего. Долги перед вкладчиками тоже нужно будет гасить за счет этих помещений. Поэтому, вы ничего там не выиграете, если просто без продуманной стратегии будете забирать банк. Я — за вытеснения российского финансового капитала, но за то, чтобы это делать продуманно, а не наскоком.

Вместо послесловия

На самом деле, тема российских банков на Украине — не только на полосах страниц электронных СМИ, но и на устах у политиков, чиновников, сотрудников кредитных рейтинговых агентств, экономических клубов. И если журналисты — чаще фиксируют разбитые витрины, политики — плюются, но думают, как обезопасить тех представителей российского финансового капитала, кто несет в регион деньги, то финансисты и экономисты, которые не желают называть себя, публично убеждены: единственный способ борьбы с банками — широкая информкампания с призывом не вкладывать туда деньги и не кредитоваться там. «Думать по-европейски — это убедить 27 тысяч клиентов Сбербанка России не обслуживаться там, — заверил автора опытный финансовый консультант, — по-другому просто не получится».

источник: Укрiнформ, публикация: ИноСМИ



загрузка...

Читайте також

Коментарі