Путинский «успех» в Сирии обходится баснословно дорого

Путинский «успех» в Сирии обходится баснословно дорого

В понедельник президент Владимир Путин неожиданно заявил о выполненной миссии и выводе «основной части» российского контингента из Сирии. Но какие результаты на самом деле принесло российское вторжение и что произойдет, когда российские войска уйдут из Сирии? Как пишет в The Financial Timesпостоянный представитель США при ООН Айво Даалдер, «самым существенным и непосредственным следствием российского военного вторжения стало укрепление режима Башара Асада, несущего главную ответственность за резню, жертвой которой стал сирийский народ».

Этот «успех», если можно так выразиться, обходится баснословно дорого, продолжает Даалдер. Жестокая тактика режима Асада уничтожила почти полмиллиона человек и вынудила более половины населения Сирии покинуть свои дома, а вмешательство России привело только к активизации насилия, в том числе к беспорядочным бомбардировкам позиций оппозиции и лишению нуждающихся продовольствия и медпомощи.

Вторым следствием российского вторжения стала активизация усилий по прекращению войны и началу мирных переговоров, пишет далее автор. Относительное затишье на фронтах в сочетании с возобновлением дипломатических усилий позволяет Путину из агрессора превратиться в миротворца. «Однако есть много оснований усомниться в том, что дипломатии удастся добиться успеха, и даже в том, что перемирие сохранится. Россия оставляет Сирию такой же глубоко расколотой в политическом и территориальном отношении, какой она была в начале российского вторжения в сентябре. Российские военные победы в интересах Асада улучшают положение сирийского правителя, но оппозиция все так же убеждена: политическое решение невозможно при сохранении Асада у власти. Образовавшийся политический тупик, скорее всего, приведет к возобновлению насилия и, возможно, очень быстро из-за того, что теперь Асад лишается военной поддержки», — отмечает Даалдер.

И последний итог путинского вторжения — возвращение России на роль ведущего игрока в глобальной дипломатической игре. Но, хотя Россия и добилась определенных успехов, есть сомнения, что эти достижения удастся удержать, считает Даалдер. Антиасадовская оппозиция все так же сильна, а с уходом России только усилится. Перспектива раскола Сирии на две или три части все так же реальна. И, хотя Москва получит место за столом переговоров, ее способность спасти Асада ослабеет после вывода основной части войск. Возможно, сирийская авантюра и усилила позиции Москвы, по крайней мере временно. Но в том, что касается будущего Сирии, заявление российского президента о выполненной миссии может оказаться столь же недолговечным, как аналогичные слова американского президента, сказанные в мае 2003 года после начала войны в Ираке, резюмирует автор статьи.

Источник: Financial Times, источник: Инопресса



загрузка...

Читайте також

Коментарі