«Русский мир» атакует: теперь Казахстан

«Русский мир» атакует: теперь Казахстан

Испуганный Назарбаев предложил увольнять чиновников за использование государственного языка.

Киев — Этот возмутительный случай произошел в Казахстане в конце февраля. На выезде из Чикмента полицейский остановил автомобиль и на казахском языке потребовал объяснений от водителя. Тот отвечал по-русски. Разговор перешел в двуязычную перепалку. Наконец, блюститель закона плюнул на условности и ответил водителю на чистом русском языке. А точнее послал на три буквы. Ну и что, спросит читатель? «Возмутительным» назвали этот случай официальные казахские СМИ. И не по причине неуважения водителя к полицейскому. И не из-за матерщины.

Уволить показательно!

Как принято в Казахстане (а лет 35 назад такое было и в СССР), чтобы читателю понять философию написанного, любой факт обязательно подкрепляется авторитетной цитатой. Казахские журналисты «подкрепились» словами своего президента — Нурсултана Назарбаева. А сказал он 16 февраля 2016 года следующее: «Я заметил, что есть такое, когда человек на русском языке обращается, то ему ответ дают на казахском. Куда прокуратура смотрит? Если гражданин обратился на русском, значит, ответ должен быть предоставлен на русском! Того, кто отвечает на казахском тому, кто спрашивает на русском, уволить показательно!»

Появись подобная публикация в украинских медиа, мы бы оценили юмор: полицейский ведь, в конце концов, выполнил директиву президента: ответил русскому по-русски. А то, что именно великим и могучим русским матом, так Назарбаев этого не запрещал… Но в Казахстане все серьезно. И упоминание о русской нецензурщине имеет свой смысл: мол, знает ведь, гад, язык, почему же с самого начала  говорил по-казахски? Интересно, действительно ли полицейского уволят с работы за то, что говорил с нарушителем на своем родном и, заметьте, государственном языке? Нам все это может показаться бредом. Но таковы реалии этой восточной страны, взятой за горло русским миром. Назарбаев ведь не из самодурства сказал то, что сказал. Он реально испугался.

Это мина, и часы тикают

А напугал его казахский же писатель Олжас Сулейменов. Который буквально накануне сказал, что «те мелкие чиновники, независимо от рангов, мелкие политики, которые нарушают закон о языках, выступают против Казахстана, против нашей независимости, против нашего будущего. А это значит, что большая мина заложена под Казахстаном, и часы тикают». Нет, он таким образом не защищал казахский язык. Он защищал право русских, живущих в Казахстане, не учить и не знать этот язык. Именно «пренебрежительное отношение к русскому языку» маститый писатель и назвал «миной под Казахстан».

Чтобы понять всю дикость ситуации, надо знать, кто такой Олжас Сулейменов, и где именно он сказал эти слова. Что касается первого. Сулейменов — известный казахский поэт, сын репрессированного в 1937 году офицера казахского кавалерийского полка.  В 1975 году написал книгу «Аз и Я», запрещенную советским режимом, после нее автор восемь лет не издавался и перестал писать. Весь пафос книги в том, что исследуя «Слово о полку Игоревом», Сулейменов выдвинул гипотезу, что в Киевской Руси тюркский язык был широко распространен наряду со славянским.  Человек, пострадавший в тоталитарные времена за родной язык, сегодня практически призывает к его уничтожению.

Теперь о втором. Самое унизительное для казахов, что фраза о «мине» прозвучала не где-нибудь, а на «третьем отчетно-выборном съезде русских, казачьих и славянских организаций Казахстана», проходившем в Алма-Ате.

Русские националисты чувствуют: их время пришло

Так вот, этот пророссийский шабаш громогласно заявил об «ущемлении прав русских и русскоязычных граждан республики», которых, как сказал на съезде председатель некоего «Совета генералов»,  в Казахстане «более 70 процентов». Казахов шокировала эта явно несправедливая и надуманная цифра. Но более того — требования к власти, выдвинутые «русскоязычными» (кроме собственно языковых).

А они были таковы.

1. Ни много, ни мало, как «официально признать казаков народом в Республике Казахстан».

2. Законодательно закрепить пропорциональное национальное представительство в органах госвласти.

3. Передать казакам русские драматические театры областей и городов Алма-Аты и Астаны в качестве культурных центров с сохранением бюджетного финансирования.

4. Выделить время на государственных каналах для популяризации русского языка и т.д.

«Возникает ощущение, что русские националисты в Казахстане почувствовали, что их время пришло и пора поднимать голову», — пишет казахстанское издание «Республика». Вот это и испугало Назарбаева.

«Казахи, знайте свое место!»

Сепаратистские настроения заметны на большой части Казахстана. «Городок Костанай, жители которого в основном этнические русские, имеет нечто общее с украинским полуостровом Крым и Донбассом, — писал Reuters. — На севере Казахстана георгиевская ленточка свешивается с зеркала заднего вида на каждом втором автомобиле». Немало граждан Казахстана уехали воевать наемниками на Донбасс.

В 2014-м, в шовинистическом угаре после аннексии Крыма, многие российские политики требовали вернуть в состав России казахстанские города, населенные «преимущественно русскими». Всем нам хорошо известный Жириновский повторил формулу, примененную для захвата Крыма: мол, Казахстану «подарили» часть его территории. Только не Хрущев, а Сталин. Эдуард Лимонов высказался еще грубее: «Казахам не следует заниматься демагогией, но мирно возвратить российские города. У казахов вообще кочевая культура, и они проходили со стадами по землям, но жить на них оседло стали уже в новейшие исторические времена. Вы отличные люди, но знайте свое место! Отдайте чужую собственность».

Путин исконных земель назад не требовал. Пока. Но не преминул унизить казахов, заявив, что раньше у них «никогда не было государственности». Назарбаев проглотил обиду, хотя мог бы и ответить: в 2015 году страна праздновала 550-летие казахского ханства. Судя по всему, президент Казахстана, как и многие прежние украинские лидеры, пытается заслужить у Путина мир послушанием. В Астане почему-то считают, что именно резкие движения с украинским языком стали причиной вторжения войск Путина на территорию нашей страны.

Русские предки казахских школьников?

75-летнему бессменному правителю Казахстана трудно понять, что именно соглашательство приводит к печальным последствиям. Российские СМИ с неизъяснимым злорадством сообщают о том, как язык коренного населения сдает позицию за позицией. Вот лишь три самых последних и красноречивых факта.

1. Научно-популярный журнал OYLA (в переводе с казахского — «Думай»), позиционирующий себя как журнал для школьников, с марта перестанет выходить на казахском языке, останется только русскоязычная версия издания… Причиной назван крайне малый спрос.

2. Предмет «Всемирная история» в учебных заведениях Казахстана с 2018 года будет преподаваться только на русском языке.

3. Зато организован конкурс «Ой-сана» на знание русского языка казахскоязычными школьниками, в программу которого вошло литературное соревнование «Язык — источник наследия предков» с написанием эссе на… русском языке. Вопрос: «чьих предков?» не дискутируется.

Страх Назарбаева перед казахским языком сродни страху Лукашенко перед белорусским. Автор этих строк в марте прошлого года побывал в Белоруссии и удивился тому, что чиновники наотрез отказывались говорить с нами по-белорусски, даже песни белорусские не рисковали петь. Боялись, что их обвинят в «пренебрежительном отношении к русскому»?

Сами лезут в капкан и думают, что это убережет их от «русского мира»?

Заглотить целиком

Оба правителя слепы. Как им объяснить, что убивая язык, они  не дают шанса будущей государственности своих стран? Ведь ежу понятно, что, когда количество «русскоязычных братьев» в республиках достигнет критической точки, возникнет вопрос о защите их интересов. От коренного населения, надо понимать. И казачьи добровольческие банды, как это уже было на Донбассе, выполнят свою часть грязной работы. Правда, воевать всерьез с Казахстаном Путин не собирается. Пока. Он шантажирует. И шантажом загоняет страну в «русский мир». А когда загонит, то и отнимать часть территории не понадобится. Путин надеется заглотнуть Казахстан целиком и без малейшего сопротивления.

Проблему Крыма и Донбасса, как мины замедленного действия, лидеры и «народные акыны» советских времен видят совершенно превратным образом. Они боятся того, что могло бы спасти будущее их народов — языка, культуры!  Это нам, после унижения и многотысячных жертв, все предельно ясно: начни мы украинизировать Крым и Донбасс с первых дней Независимости, не было бы ни аксеновых, ни захарченко с гиркиными. Учитесь на наших ошибках, наши бывшие браться по социалистическому концлагерю. Учитесь! Не лезьте самостоятельно в петлю!

Этим призывом можно было бы и закончить. Но будем справедливыми: кроме власть имущих, боящихся за свою власть и за свое имущество, в Казахстане есть еще и простые люди, патриоты, и не только среди представителей титульного этноса, но и среди русских. У них болит душа за судьбу казахского языка, они будут бороться за него. И дай Бог им победить.

Комментарии на казахстанских интернет-ресурсах, под статьями о казачьем шабаше и страхах Сулейменова, скажут сами за себя.

Вы устроили голодомор, отняли у нас землю

«От советской власти в процентном отношении больше всех пострадали  именно казахи! 2 миллиона казахов, умерших от голода — это почти 1/3 населения Казахстана! 30%! А после голодомора была выкошена малочисленная интеллигенция, по сути, большинство образованного населения было уничтожено! А потом, после войны, открылся Семипалатинский полигон. А потом начали в массовом порядке закрываться казахские школы. Великий Жут (голодомор), репрессии, полигон, принудительная ассимиляция (закрытие казахских школ), экологические катастрофы (Арал и Полигон) — это все звенья одной цепи — которую можно назвать целенаправленным этноцидом. Именно «благодаря» всему вышеперечисленному, мы получили тот госаппарат, который имеем — не владеющий родным языком и не желающий им овладевать, потерявший национальную идентичность — и желающий сохранить нынешний статус-кво — когда формально государственным языком является один язык, а фактически — другой».

«Нашим русскоязычным друзьям хочу сказать, что язык той страны, где родились и живете, учат из-за уважения к стране, а не из-за надобности. У вас чистый прагматизм и лень. У вас отношение к казахскому языку как туземному языку: так для экзотики».

«В городе Алма-Ате в русскоязычных школах начальные классы от «а» до «и» переполнены, в классах по 35-38 детей, при этом в казахских школах набирается только от «а» до «д»! Какое здесь ущемление?! Наоборот, скоро обрусеем».

«Пока я не пошел в школу, моим родным языком был казахский, после окончания школы я еле на нем разговариваю. В присутствии детей других национальностей учителя запрещали нам разговаривать на казахском. Нас просто гнобили и унижали, а мы терпели. Сейчас это называется красивым словом толерантность».

«Недавно промелькнула информация, что казахский язык вошел в список ЮНЕСКО, как язык, которому угрожает исчезновение в течении ближайшей четверти века. Это при 11 миллионах носителей только в Казахстане!»

«Да знаю десяток людей, которые выучили госязык. Только на работу не берут, потому что фамилия и разрез глаз неправильный».

«На сегодня главным врагом госязыка является русскоязычный казах-госслужащий. Он что-то понимает на казахском, но свободно говорить не может, поэтому вся документация в РК ведется на русском языке. Я еще раз повторяю — не потому, что казахский язык бедный, а потому, что госслужащий не понимает госязыка. Если мы сегодня каким-то чудом перейдем полностью на госязык, то около 50-60 процентов госслужащих станет не нужными из-за того что, не знают госязыка».

«Казахский язык ущемлялся еще при советском союзе. Ни одного вуза не было на казахском языке. Например, я окончил казахскую школу в 1984 году и поступил в политехнический институт, и, к моему удивлению, обучение на русском языке, оказывается. Мне очень трудно было на 1-ом курсе, хоть и я учился «на отлично» в школе. А многих казахов отчислили».

«В 80-х мой отец — преподаватель ведущего технического вуза страны часто возвращался с работы расстроенным — когда им спускали с министерства очередной приказ: упразднить казахские отделения на тех или иных факультетах, якобы за «ненужностью» (например, на машиностроительном, нефтяном, металлургическом!). А на них ведь массово поступала казахская молодежь из регионов…»

«Это — Казахстан, т.е. страна казахов, и государственный язык — казахский. Не пойму, почему русские, особенно казачество, так ненавидят казахов. Что, казахский язык им слух режет? Почему русские не могут оставить свой шовинизм? Казахи спасли Россию от фашизма, помогли выиграть войну с Наполеоном, а вы в ответ устроили голодомор в Казахстане, отняли у нас землю, испоганили всю нашу землю ядерным, биологическим оружием, уничтожали тысячи казахских школ. Казаки в свое время захватили казахские земли, насиловали наших женщин, издевались над мужчинами. Научили нас материться, пьянствовать, хамить и т.п. Ничего хорошего русские казахам не принесли, только одни беды».

«Почему в нашей стране (Казахстане) почти нет развития? Отвечу. Некоторое время я прожила в Японии. Там все учатся только на японском языке. В Турции до 20-годов ХХ века было торможение в развитии. Как только перешли на обучение на родном языке, началось резкое развитие страны. Нашей стране надо перейти на обучение только на казахском языке».

«Мои дети сейчас в совершенстве владеют и своим родным языком, и русским, и английским, хотя они закончили школу с казахским языком обучения. Я с детства им объяснял, что знание других языков будет им только на пользу в будущем. И это дети Казаха, представителя коренного населения. А что мешает детям русских, тем более родившимся и выросшим здесь, проявить уважение и почтение к Земле и Отечеству, которое им это дало? Очень больно смотреть на наших соотечественников, которые не только не знают языка своих предков, но и не задумываются, насколько это трагично! Что уже говорить о молодежи в банках, офисах, магазинах, которые на твой вопрос на казахском отвечают на русском, а порой, не поняв меня, отвечают, что не знают казахский, или же говорят, что они выходцы из России, как будто это оправдывает их и их родителей».

«Мы, казахи, сами виноваты. Слишком добрые. Нет, чтобы как в Узбекистане или в Прибалтийских государствах, заставить уважать госязык, мы сами плохо его знаем, особенно алмаатинцы. Помню, моя одноклассница сказала, что ее зовут Женя, сестер ее Оля, Катя. На самом деле, добавила она, они Жанат, Улбала, Кыздыгой. И это красивые казахские имена. Зачем они их меняли?»

«Русский — язык регионального уровня, насильно привязанный к народам СССР. Казахи больше всего пострадали от имперских амбиций России. Сейчас в РФ массово развивается великорусский шовинизм, который пробуждает русофобию в Казахстане как ответную реакцию. Чего стоят заявления-претензии на территориальную целостность постсоветских (независимых!!!) государств, озвученные Лимоновым, Жириновским и Федоровым. Пока «крымнашевцы» и «ватники» злорадствуют, среднеазиаты по-тихоньку начинают ненавидеть русских и славян, в целом».

«Многострадальный мой язык… Борьбу будем продолжать, несмотря ни на что!»

Задумаемся и мы над этими словами…

автор: Евгений Якунов, источник: Укрiнформ



загрузка...

Читайте також

Коментарі