Чему пример Нади Савченко может научить Запад

Чему пример Нади Савченко может научить Запад

5 марта исполнилось 63 года со дня смерти Иосифа Сталина. Один мой знакомый прислал мне фотографию плаката, вывешенного на московской автобусной остановке. Там была посмертная маска советского диктатора и подпись со словами: «Этот умер, умрет и тот». Видимо, речь шла о жестоком правителе сегодняшней России Владимире Путине.

В этом есть печальный признак какой-то обреченности и смирения, однако некоторые россияне продолжают бороться за права человека и за немедленные политические перемены.

Российские правозащитники требуют, чтобы власти освободили украинскую летчицу Надю Савченко, которая находится за решеткой в российской тюрьме с июня 2014 года, когда поддерживаемые Москвой сепаратисты захватили ее на востоке Украины. Сторона обвинения 3 марта потребовала приговорить ее к 23 годам лишения свободы, и Савченко начала сухую голодовку, отказываясь от еды и воды.

Для украинцев 34-летняя Савченко, заочно избранная в ноябре 2014 года в парламент страны, стала символом надежды и сопротивления российской агрессии. Ее обвиняют в том, что она корректировала огонь артиллерии, от которого во время боя между украинскими военными и пророссийскими боевиками погибли два журналиста из России. Доказательств этого нет. На самом деле Савченко была схвачена за час до минометного обстрела, под которым погибли журналисты Игорь Корнелюк и Антон Волошин, что подтверждается метаданными ее мобильного телефона.

Но путинская судебная система вдохновляется советской историей. В прошлом году российский суд приговорил проукраинского кинорежиссера из Крыма к 20 годам лишения свободы, и Amnesty International назвала этот судебный процесс «напоминанием о показных судилищах сталинской эпохи».

Пора и нам взглянуть на историю. Именно такие отважные люди как Савченко при поддержке Запада помогли свергнуть тиранию, которую так настойчиво пытаются возродить Кремль и его союзники.

Ежи Попелюшко (Jerzy Popiełuszko) был польским священником, связанным в 1980-е годы с движением «Солидарность». В октябре 1984 года три агента польской службы безопасности, являвшейся эквивалентом путинского КГБ, сделали вид, что у них сломалась машина возле одного городка в центральной Польше, и попросили Попелюшко остановиться. Избив священника и погрузив тело в багажник, они отвезли его к ближайшему пруду, где привязали к ногам тяжелый камень и сбросили священника в воду. 4 ноября 1984 года на похоронах Попелюшко собралось более 250 тысяч человек. Четыре года спустя британский премьер-министр Маргарет Тэтчер обескуражила коммунистические власти и воодушевила миллионы поляков, когда во время визита в Польшу настояла на том, чтобы возложить цветы к могиле Попелюшко.

Моника Ловинеску (Monica Lovinescu) была румынской публицисткой и литературным критиком. Ее комментарии по вопросам культуры на финансируемом США Радио «Свободная Европа» настолько разозлили Николае Чаушеску, что диктатор в ноябре 1977 года направил агентов, которые настолько жестоко избили Ловинеску во дворе ее парижского дома, что женщина оказалась в коме. Но Ловинеску выздоровела и вернулась на свою работу. Когда она умерла в 2008 году, в румынском парламенте зазвучали призывы устроить ей похороны со всеми государственными почестями, и была написана петиция с предложением назвать ее именем бульвар.

Натан Щаранский родился в Донецке на востоке Украины, который сегодня является столицей самопровозглашенной Донецкой Народной Республики. Начинал он как математик и шахматный вундеркинд. На момент своего ареста в 1977 году Щаранский работал правозащитником и переводчиком у знаменитого диссидента и физика-ядерщика Андрея Сахарова. Он девять лет провел в советских тюрьмах, где подвергался пыткам и периодически попадал в одиночную камеру. Его освободили в результате обмена на шпионов на берлинском мосту Глинике в 1986 году. Позднее он написал, как обрадовались его сокамерники, узнав о речи Рональда Рейгана, в которой тот назвал СССР «империей зла».

Щаранский, которому до водворения в тюрьму предлагали сделку, сказал на суде: «Я счастлив… Я никогда не шел на сделку с совестью».

Савченко должна была выступить с последним словом 3 марта, когда судьи прервали заседание. Она была готова назвать Путина «тираном с имперскими замашками» и хотела напомнить о европейском умиротворении и американской нерешительности, что когда-то способствовало усилению нацистской Германии. (Несказанные слова Савченко обнародовала ее сестра.) Совершенно точно предсказав, что украинские соотечественники во время ее голодовки будут устраивать пикеты и ночные бдения, она была готова завершить свою речь словами о том, что со временем «простые, честные и порядочные россияне из близлежащих домов начнут носить им горячий чай, бутерброды и теплую одежду, потому что поймут, что завтра на моем месте могут оказаться их дети».

Украинка не пошла на сделку с совестью и смогла сделать так, чтобы ее услышали. Теперь и россияне смогут найти свой голос. А мы — свой.

Джеффри Гедмин — внештатный сотрудник Атлантического совета (Atlantic Council), старший научный сотрудник Высшей школы дипломатической службы Джорджтаунского университета, старший советник компании Blue Star Strategies.

источник: Atlantic Council, США, перевод: ИноСМИ



загрузка...

Читайте також

Коментарі