Боевик «ДНР» в Беларуси: Наших здесь много

Боевик «ДНР» в Беларуси: Наших здесь много

Боевики «ДНР» и «ЛНР» уезжают из воюющего Донбасса в Беларусь. Претензий со стороны белорусских спецслужб к ним нет.

Корреспондент «Радыё Свабода» встретился в Минске с бывшим боевиком «ДНР» Романом Джумаевым, против которого в Украине возбуждено уголовное дело за участие в незаконных вооруженных формированиях.

Роман Джумаев родился в Мариуполе в 1991 году. По специальности — программист. Летом 2014-го он пошел воевать против украинских властей на стороне сепаратистов, был в составе интербригады «Пятнашка». Принимал участие в битве за Дебальцево, бился с «киборгами» в Донецком аэропорту

В Украине за участие в незаконных вооруженных формированиях на него завели как минимум одно уголовное дело. Сведения о Романе можно найти на сайте «Миротворец», где аккумулируется информация о сепаратистах. Согласно порталу он обвиняется по статье 260 часть 5 Уголовного кодекса Украины (участие в незаконных вооруженных формированиях).

Но летом 2015 года Роман уехал из Донбасса. Теперь он живет обычной жизнью в Беларуси, в Марьиной Горке. Работает менеджером по продажам, ни от кого не скрывается.

Бывший боевик согласился дать эксклюзивное интервью, в котором рассказал о своем участии в войне и о том, как оказался в Беларуси.

Я здесь уже много людей встретил, которые были и в «ДНР», и в «ЛНР»

— Роман, как получилось, что ты теперь живешь в Беларуси?

— Я приехал в Беларусь в конце июня 2015 года. У меня здесь живет мать. Она приехала в Беларусь с сестрой в самом начале этих событий. Всегда звала меня сюда. И я уже с девушкой приехал. Получил разрешение на работу в Беларуси на год. Сам я из Мариуполя, у меня украинский паспорт.

— Почему ты решил покинуть «ДНР»?

— Ну, мы как-то решили с моей девушкой, что нужно уезжать. Сама она из Мариуполя, она там жила. Мы решили, что у нее заканчивается сессия, и мы поедем.

На самом деле, несмотря на блокпосты, я периодически ездил к ней в Мариуполь — на свой страх и риск. А потом узнал, что мой друг, который сейчас служит в мариупольской милиции, против меня возбудил еще одно уголовное дело…

— Ты же не боишься, что у тебя из-за этого будут проблемы здесь, в Беларуси?

— Ну, как сказать… Я знаю, что белорусам, которые воевали в Донбассе, грозит уголовная ответственность. Но я же ничего не нарушаю в Беларуси — я сюда приехал как простой гражданин.

— Это понятно. Но Украина может направить запрос на твою экстрадицию.

— Ну, если она будет направлять запрос, то тогда надо на многих отправлять. Я здесь уже много людей встретил, которые были и в «ДНР», и в «ЛНР». Наших тут на самом деле много. Очень много людей я здесь просто случайно встретил. Я встречал человека (сам он из казаков), с которым вместе помогали раненым, когда железнодорожный вокзал разбомбили в Донецке… Так что высылать запрос придется на многих.

— А белорусские правоохранительные органы тобой не интересовались? Даже на разговоры не вызывали?

— Никто ничем не интересовался. Я сюда приехал через территорию России. Сам пошел в отделение миграции, попросил меня оформить.

— Как ты оказался на войне?

— Когда начались все эти события, я работал в Киеве. Я видел, как все происходило на Майдане, как жгли «Беркут». Мне это не особо нравилось, потому что мой прадед воевал. Потом я приехал в Мариуполь, и как раз в мае месяце был разгон митингующих. Потом в июне был расстрел ГУВД (часть местной милиции выступила на стороне сепаратистов. — РС) батальоном «Азов» — я как раз там был. И вот мы с другом решили поехать воевать, хотели ехать в Луганск. Я как раз получил последнюю зарплату в Киеве, купил экипировку. 4 августа доехали на поезде до Донецка (тогда еще ходили поезда), а вокзал абсолютно пустой. У вокзала стояла «Нива» камуфляжного цвета, рядом стоял «ополченец», пил кофе. Мы спросили, как доехать до Луганске. Он сказал, что трасса Донецк — Луганск перекрыта, там украинские войска. Предложил остаться у них. Мы согласились.

— Что было дальше?

— Этот «ополченец» повез нас туда, где они базировались — на улице Стратанавтов в поселке Октябрьский. Это как раз рядом с Донецким аэропортом. Нас отвели на посты, выдали СКС (самозарядный карабин Симонова. — РС) и 10 патронов. А я в армии не служил, оружие никогда в руках не держал. В первую же ночь начался минометный обстрел.

Первые недели я был там, на Стратанавтов. А в сентябре перешел в интернациональную бригаду «Пятнашка», там нас уже действительно начали обучать. Мы познакомились с «Абхазом» (полевой командир, возглавлявший бригаду. — РС). Базировались на заводе «Сармат» в Донецке, там еще рядом был бывший университет баптистов (Донецкий христианский университет. — РС) — они уехали, потому что были полностью за Америку.

— В интербригаде служили преимущественно иностранцы?

— Изначально почему назвали бригаду «Пятнашка»? Потому что сначала их было 15 человек — все из России приехали. Было там 4 француза, потом появились абхазы. Но потом большинство было все-таки из местных. Россиян от общего числа было 30% — все добровольцы.

«Мы всегда были за Россию»

— Я все же не понимаю. Получается, когда все началось, ты жил и работал в Киеве. То есть это не война к тебе пришла. Ты мог туда вообще не лезть. Зачем?

— Понимаете… Я поехал потому, что у меня прадед воевал, всю Украину прошел и вернулся с оторванной рукой. И георгиевская лента, и всегда мы были за Россию. А теперь… Я принял сторону «Донецкой республики», потому что я сам из Мариуполя. Я видел, как люди работают, как последнюю копейку экономят. А тут эти прыгают — мы хотим в Европу.

— Но вас же при этом не трогали. Никто русский язык в Донбассе не запрещал.

— Никто никого не трогал. Изначально вроде бы ничем не ограничивали. Но потом начали жечь «Беркут», «Беркут» из Донецкой области, и люди начали подниматься — как это так, наших ребят жгут. Хотя до этих событий, скажу честно, мало кто любил «Беркут» и вообще милицию.

На самом деле, «ополчение» — это что? Каждый шел туда с какой-то выгодой, грубо говоря, для себя. Для меня выгода — почтить память деда. Чтобы у меня в Мариуполе не ходили из Западной Украины и не чувствовали себя как дома.

— А ощущения, что Россия предала Донбасс, нет?

— Когда находишься здесь, какие-то такие ощущения есть… Не скажу, что просто предала. Скорее, предала та власть, которая была и наполовину еще есть на Донбассе. Вот первоначально руководил «ЛНР» Болотов, у него был помощник. Этот помощник сейчас играет в Киеве, в кафе. К нему подходят украинские активисты, снимают на камеру, спрашивают — а что вы здесь делаете? А он говорит, что от СБУ у него справка, что претензий к нему нет. Вот при них началась вся эта заварушка, они были зачинщиками, а теперь свалили.

источник: Хартыя 97



загрузка...

Читайте також

Коментарі