Почему НАТО (не) может защитить Прибалтику

Почему НАТО (не) может защитить Прибалтику

На недавнем заседании министров обороны стран НАТО прозвучали весьма впечатляющие заявления на тему размещения войск альянса в Центральной и Восточной Европе. Несомненно, эта тема будет также обсуждаться на предстоящем саммите, который состоится в июле в Варшаве. И совсем не случайно незадолго до этого заседания общественности представили две инсценировки, посвященные гипотетической российской агрессии против Прибалтики, за которую НАТО должна заступиться.

Престижный американский исследовательский центр RAND Corporation опубликовал материал под названием «Усиливая сдерживание на восточной границе НАТО», где суммировались результаты серии «военных игр», в ходе которых модулировалось российское вторжение в Прибалтику. Так, удалось выяснить, что российской армии потребовалось бы около 60 часов, чтобы занять столицы Латвии и Эстонии, и что силы НАТО не смогли бы этому эффективно воспрепятствовать. Запад оказался бы перед фактом, и после было бы несколько вариантов развития событий — один хуже другого.

Вторым начинанием стал псевдодокументальный фильм «Третья мировая: в командном центре», который был показан по ВВС 3 февраля. В нем были показаны переговоры и голосование группы британских стратегов, дипломатов и других экспертов, которые пытались найти выход из кризиса в Латвии, вернее, в местном русскоязычном регионе Латгале. Сценарий «гибридной войны» крайне напоминал Крым или Донбасс, но поскольку Латвия — член НАТО, в итоге в конфронтацию с российской армией вступили и военные силы альянса, и дело дошло до использования ядерного оружия.

Однако многие раскритиковали подобные инсценировки. Помимо ожидаемых мнений сторонников Кремля, которые считают, что все это лишь нагнетает обстановку, голос подали и специалисты. «Военным играм» корпорации RAND не хватало политического контекста (то есть там не объясняется, зачем России вообще оккупировать всю Прибалтику, а не «только» русскоязычные области). Также ряд фактов упрощается или просто игнорируется — например, совершенно забыт мощный перевес военно-морских сил НАТО.

Мнимый документальный фильм производства ВВС отличается впечатляющей атмосферой и, несомненно, заслуживает похвал за участие реальных фигур британской политической сцены и военных, но ход событий также несколько упрощен и сильно преувеличен. По сути, речь идет лишь о перенесении украинского сценария в Прибалтику с тем допущением, что Латвия не сможет справиться с «гибридной войной» лучше, чем безнадежно слабая и разрушенная Украина. А это очень сомнительный расчет. Финальное использование ядерного оружия создает впечатление, что авторы фильма просто не знали, как его закончить.

Но послание обеих инсценировок очевидно. В настоящее время сил НАТО недостаточно для того, чтобы защитить Прибалтику ни от «гибридной войны», ни от полномасштабного вторжения. Альянс должен отреагировать укреплением «восточного крыла», то есть размещением новых баз и подразделений. На упомянутом заседании генсек НАТО Столтенберг по этому поводу сказал, что для спокойствия союзников НАТО необходимо усилить возможности прямого устрашения России.

Окончательное решение будет принято на июльском саммите, однако один из элементов уже значится в проекте бюджета Пентагона. Американцы собираются выделить средства на то, чтобы в Европе постоянно находились три бригады армии США, в том числе одна бронетанковая (пока она пребывает в Европе лишь шесть месяцев в году). Таким образом, скорее всего был дан старт тому, чего требовала RAND — расширению военного присутствия на «восточном крыле» как форме устрашения.

Но является ли это единственно возможным или единственно правильными вариантом? Конечно, правильно, что западные государства наконец очнулись от «опьянения» экспедиционными миссиями, которое способствовало ориентации на «легкие» силы и пренебрежению силами «тяжелыми», необходимыми для защиты территорий (в том числе танками). Как бы парадоксально это ни звучало, но в данном случае станы НАТО должны быть благодарны России, ведь не будь решительных шагов Москвы в последние годы, Запад, вероятно, еще долго пребывал бы в своем «блаженном неведении».

Несмотря на тот факт, что сегодня снова подтверждается важность танков и другого оружия для традиционной «фронтовой» войны, вероятно, полностью ограничиваться ими не стоит. Часто говорят о том, что Россия старается отвечать на тот или иной технический успех Запада «ассиметрично», то есть она не принимается за производство лучшего оружия той же категории, а представляет совершенно иную идею, которая нацелена на уязвимые места западной военной мощи. Примером могут послужить эффективные противокорабельные ракеты, ставшие ответом на уже упомянутое преимущество военно-морских сил стран НАТО.

Бесспорно, что касается тяжелых традиционных видов оружия для (гипотетического) конфликта в Восточной и Центральной Европе, Россия имеет большое преимущество. Российских танков просто было и будет намного больше, чем западных. Более того, такие машины, как T-90AM и T-14, предупреждают: Западу уже не стоит полагаться на то, что за ним всегда будет количественное преимущество. Но почему бы и Западу однажды не ответить ассиметрично? Ведь на российские танки не обязательно отвечать теми же танками альянса.

Еще в 80-е годы в США и Великобритании разрабатывалась передовая тактика, которую, вероятно, применили бы в 90-е, если бы холодная война с СССР продолжилась. Речь идет об использовании метода под названием «swarming» («роение»). Это детально скоординированное использование большого количества малых подразделений, которые никогда нигде не сосредотачиваются (так что неприятель не может эффективно «нанести первый удар»), но постоянно наносят мелкие удары, как будто рой пчел или ос жалит большое животное.

Теперь о «роении» заговорили снова в связи с беспилотниками и роботизированной техникой, но эту тактику можно применять и в случае традиционных подразделений. В частности, это могли бы быть малые и высокомобильные команды, использующие противотанковые и зенитные управляемые ракеты или легкую артиллерию. Поддержку им оказывали бы уже упомянутые беспилотники или роботизированная техника, а также боевые вертолеты и оружие дальнего наведения на палубах кораблей. Обязательным должно быть идеальное снабжение данными, которые позволят безупречное координирование отдельных ударов.

С виду подобные силы могли бы немного напоминать легкие подразделения для экспедиционных миссий, с которыми бы их объединял и акцент на скорость. Однако принципиальным отличием было бы как раз использование ассиметричной, то есть «нелинейной» тактики. Вместо миротворческих или антитеррористических операций, когда против них действовал бы лишь легко вооруженный неприятель, эти малые подразделения предназначались бы для полномасштабной войны, в ходе которой их задачей было бы остановить регулярную армию традиционно наступающего агрессора.

Это изменение тактического подхода, разумеется, должно сопровождаться и сменой подхода к стратегии и логистике. Вместо одной или двух огромных баз, которые неприятель может с легкостью уничтожить, следовало бы создать множество малых, даже временных баз. Не на всех постоянно присутствовали бы военные, но эти базы должны быть готовы на случай войны. Собственно в бою «роящиеся» силы поддерживали бы информационную связь, но в остальном действовали бы в целом автономно и не тянули за собой слишком уязвимый «логистический хвост».

Могло бы «роение» альянса остановить (и опять-таки добавим и будем надеяться, чисто гипотетически) российское вторжение в Прибалтику? Так или иначе, эта тактика нанесла бы большой ущерб и очень затормозила бы продвижение противника, а это дало бы НАТО время для переброски тяжелых подразделений, так что сценария «Запад поставлен перед фактом» уже не было бы. Более того, сама перспектива потерь, которые из-за «роения» понес бы агрессор, заставила бы его еще раз взвесить все и понять, что даже вероятная «победа» станет катастрофой. В конце концов, этот фактор должен учитываться в любом эффективном устрашении.

источник: ECHO24, Чехия, перевод: ИноСМИ



загрузка...

Читайте також

Коментарі