Эволюция «Крымнаша»: сначала эйфория, а теперь депрессия

Эволюция «Крымнаша»: сначала эйфория, а теперь депрессия

В связи со второй годовщиной аннексии Крыма Россией события двухлетней давности на полуострове вновь оказались в центре внимания журналистов и общественности. В конце февраля 2014 года Кремль начал оккупацию полуострова, а в марте провел «референдум», по результатам которого отторг часть территории суверенного государства. Президент РФ Владимир Путин сначала лгал о том, что российских солдат на полуострове нет, а потом гордо признался, что именно он отдал команду «отжать» Крым. Аннексия украинской земли лишь на короткое время обеспечила Кремлю мобилизующий эффект. Ко второй годовщине оккупации стало понятно, что теперь он иссяк окончательно.

Учитывая, что «Крымнаш» изначально был сугубо политтехнологическим проектом, в его эволюции стоит выделить два аспекта: социальный и пропагандистский. Крымские «ватники», толком в России не жившие и знавшие о ней только по новостям из кремлевского «зомбоящика», ринулись в «родную гавань» ради пресловутых зарплат и пенсий. На самом деле никаким российским патриотизмом на полуострове никогда и не пахло. Автор этих строк лично наблюдал, как в марте-апреле 2014 года симферопольские «совки» витали в облаках, планируя, как они потратят вожделенные денежки. Разговоры же о том, что Москва спасает их от «украинских фашистов», звучали только по российскому телевидению. В реальности крымчане совершенно не опасались «правосеков» и «поездов дружбы».

Уже осенью первого года оккупации некоторые из них начали понимать, что процесс пошел не так, как планировалось. В итоге инфляция, общее падение уровня жизни «съели» пресловутые российские пособия и заработные платы. Обещанных щедрых ассигнований полуостров так и не получил, а «целевая программа по развитию Крыма» так и осталась на бумаге. В прошлом году Кремль решил добить наивных «ватников», обязав их вернуть долги украинским банкам. Для многих из них это стало ударом в пах.

Сегодня украденный полуостров — территория нищеты и безнадеги. Сначала «крымнашисты» говорили — «хоть камни с неба» и «нужно потерпеть». Теперь оптимистов все меньше, а реалисты сидят на чемоданах. Украинские документы они сберегли. Поэтому часть уже планирует уехать с «сакрального полуострова» (внимание!) в Украину.

Самое интересное, как себя ведут певцы «русской весны» на территории континентальной России. Все чаще разные «эксперты», бывающие в Крыму крайне редко, и прочие болтуны патриотический направленности ругают крымчан, упрекая их в том, что они якобы за годы жизни в Украине уж слишком привыкли к свободе слова. Мол, жители полуострова массово открыли рты, а положить туда нечего. И вообще родина не в магазине, поэтому пусть терпят.

Особенно такие настроения заметны в Севастополе. Российский ставленник Кремля, севастопольский «губернатор» Сергей Меняйло подрядил для спасения своего имиджа команду командированных из РФ политтехнологов во главе с Олегом Матвейчевым. Они придумали «хитрый ход». Сварганили саморазоблачительный фильм «Четвертая оборона Севастополя». В нем Меняйло с нынешним путинским сатрапом Олегом Белавецевым — подлинные герои «крымской весны», а местные «зарусские» активисты во главе с Алексеем Чалым — статисты и неблагодарные клоуны.

Крымские и материковые фанаты «Крымнаша» теперь напоминают парочку, познакомившуюся в интернете. Она виделась ветреной красоткой, он — молодым олигархом. Личная встреча расставила все на свои места. Она — истрепавшаяся дамочка бальзаковского возраста, он — стареющий неудачник, почти банкрот. Между ними только обиды, склоки и вечные претензии.

В результате Владимир Путин и его команда стали жертвой собственной пропаганды. Идея «русской весны» и ассоциированного с ней «Крымнаша», несмотря на тактический успех, в стратегическом плане оказались опасными для самого Кремля. Уже сейчас в российском обществе циркулируют несколько версий того, что случилось весной-летом 2014 года в Крыму и на востоке Украины.

Первая версия — «каноническая». США спровоцировали «государственный переворот в Киеве», Россия защищала русских в Крыму и на Донбассе от «правосеков», «бандеровцев» и прочих «карателей». При этом российских войск на Донбассе как бы нет, а вранье Путина по поводу «местной самообороны в Крыму» — великая политическая уловка.

Версия вторая — «превентивный удар». Путин, аннексируя украинский Крым, нанес упреждающий удар по США, которые «планировали» разместить на полуострове военные базы. Войну на Донбассе начали, дабы отвлечь внимание от Крыма. Отличается от первой версии тем, что вопрос «защиты русских» в Украине вынесен на второй план.

Версия третья — «социалистическая». В Крыму и на Донбассе «народ восстал» не против «фашистов», а против киевской олигархии; «народные республики» воюют не за «русский мир», а за социальную справедливость. Очень популярна среди разного рода леваков, оппозиционных Кремлю.

Версия четвертая — «националистическая». На Донбассе русские воюют против русских. В зоне АТО большая часть военных — русскоязычные. Путин устроил «гражданскую войну». Такую линию выдерживают представители националистического движения, которых прессуют чекисты.

Версия пятая — «экзотическая». На Донбассе русские «нацисты» воюют против украинских «фашистов», выясняя, кто главный. Ее тиражируют некоторые псевдо-либеральные интеллигенты, которым пустой холодильник уже напоминает о провальности «русской весны».

Складывается впечатление, что жители России, одурманенные местным телевидением, не могут сами себе рационально объяснить, во что верить.

И таких версий на грани полуправды и откровенной лжи с каждым днем становится все больше. В чем здесь опасность для Кремля? Подобный разнобой среди сторонников «вставания с колен» указывает, что «Крымнаш» и прочие «геополитические успехи» перестают быть основой новой путинской легитимности. Агрессия против Украины очень быстро теряет мобилизующий эффект внутри России. Режим, проигравший экономическое соревнование с Западом, инстинктивно пытается сохранить себя за счет маленькой победоносной войны. Ирония ситуации в том, что Путин вынужден заваривать новую войну, дабы прикрыть последствия «хитрого плана» в Крыму и на Донбассе. Но бесконечно так продолжаться не может.

Если два года назад электорату еще можно было объяснить, почему он стал жить хуже (якобы защита русских и возвращение «сакрального» Крыма), то теперь это сделать гораздо сложнее. С одной стороны, общество и власть, привыкшие к милитаристскому угару и захвату чужих территорий, не могут вернуться на докрымский уровень, а с другой – очень трудно обосновать падение уровня жизни войной в Сирии.

Фанаты Путина требуют продолжения шабаша. По логике вещей он должен направить войска, например, в Беларусь или на север Казахстана. Но лидер кремлевской группировки идти на такие шаги не хочет и, самое главное, не может. Российская экономика уже трещит по швам. То есть «Крымнаш» стал первым звеном в цепи фатальных ошибок, которые в перспективе могут привести к краху путинской России. И через два года после оккупации Крыма это становится очевидным.



загрузка...

Читайте також

Коментарі