Кадыров, страхи Кремля и убийство Немцова

Кадыров, страхи Кремля и убийство Немцова

Год назад Борис Немцов, один из лидеров российской оппозиции и настоящий патриот, был нагло убит в тени Кремля, в самой охраняемой зоне Москвы. Это политическое убийство символизировало скатывание российского политического режима в «Крепость Россию», в которой поиск врагов в стране и за ее пределами становится основой легитимации и выживания. Такая система, зависящая от отрицания любых альтернатив и свободной политической оппозиции, представляющей угрозу, может привести к кошмарным событиям.

Сегодня, спустя год после убийства Бориса, Кремль только подтвердил эту логику, разрушив все надежды на честное и справедливое расследование. Пять человек чеченского происхождения были задержаны в качестве подозреваемых. Российский Следственный Комитет объявил убийство раскрытым, не пытаясь найти заказчиков, превратив расследование в циничный фарс.

Основными подозреваемыми, похоже, являются боевые офицеры батальона МВД «Север», напрямую подконтрольного лидеру Чечни Рамзану Кадырову. Предполагаемый организатор принадлежит к его ближайшему окружению, и, согласно имеющимся данным, уже покинул РФ. Российским следователям даже не позволили с ним поговорить. Многие российские обозреватели предсказывают, что нападавшим присудят отбывать наказание в Чечне, где их тут же отпустят на свободу. Так в наше время работает российское правосудие.

Трагическое убийство Немцова – новая страница в продолжающемся наступлении режима на оппонентов. В период углубления экономического кризиса и роста общественного недовольства Кремль верит, что его единственный выход – превратить политическое поле в РФ в пустыню, уничтожив оставшееся сопротивление любыми доступными средствами. Но это только подчеркивает хрупкость ситуации в России: политическая стабильность – иллюзорный образ, распространяемый Кремлем и, в свою очередь, влияющий на высокую поддержку Путина. В конце концов, если бы эти рейтинги были действительно так высоки, а ситуация – настолько стабильна, властям не было бы необходимости давить на все предполагаемые угрозы.

Убийство Немцова нельзя рассматривать исключительно, как отчаянные старания Кремля выжить. С одной стороны, многие обозреватели полагают, что это убийство было бы невозможным без прямого участия и помощи федеральных спецслужб, которые тщательно контролируют периметр Кремля и всегда следили за Немцовым. С другой – это убийство могло быть использовано теми же службами, чтобы подставить Кадырова и углубить раскол между ним и Путиным, тем самым прекратив их «взаимозависимое» партнерство. Независимо от того, какой из теорий верить, факт остается фактом: система находится в упадке, и для легитимации ей остается только искать врагов и строить атмосферу ненависти в обществе, в котором политические убийства в России являются нормой жизни.

Убийство Немцова у стен Кремля поднимает несколько ключевых вопросов: был ли Путин заказчиком, знал ли он о готовящемся убийстве? Если да, то чего он боится? Если убийство произошло без его ведома, означает ли это, что он теряет контроль над ситуацией? Что ясно, так это то, что Путин запретил проверять, были ли замешаны в деле люди из окружения Кадырова. Похоже, он отказывается ставить под угрозу свои нездоровые договоренности с чеченским феодалом, из-за которых в Чечне был создан независимый режим, эксплуатирующий ресурсы Москвы. Недавно опубликованный доклад Ильи Яшина описывает Кадырова как «угрозу российской национальной безопасности».

Тем не менее, Путин хочет, чтобы Чечня оставалась стабильной любой ценой, даже если это означает вывести из себя российских силовиков, и он, похоже, убежден, что залогом этой стабильности является Кадыров. Результатом этого стал парадокс: старая империя пытается удержаться на плаву с помощью нероссийского милитаризованного султанского режима, ставшего активным игроком федеральной сцены. Это весьма сомнительный статус-кво для Кремля.

Убийство Немцова и последовавшее за ним расследование демонстрируют природу и хрупкость российского политического режима. При жизни Немцов был политиком, которому лучше других удавалось объединять разрозненные сегменты оппозиции. Его гибель оставила вакуум, который до сих пор ощущается оппонентами Кремля. В то же время Борис стал символом сопротивления и объединения для российского оппозиционного движения.

Марши в память Немцова запретили в ряде российских городов. В Москве власти вынужденно дали разрешение, чтобы избежать столкновений с оппозицией. Но они отказались позволить шествию пройти по мосту, на котором был убит Немцов. Они, вероятно, решили, что это слишком близко к Кремлю – бог знает, что могут сделать эти демонстранты! Даже в смерти Немцов помогает разоблачать страхи режима, прячущиеся за показной уверенностью в себе и высокими рейтингами.

Борис Немцов был замечательным человеком, который страстно любил свою страну и предлагал надежду на лучшее будущее. И теперь от нас зависит, чтобы его жертва, часть мучительного пути России, не оказалась напрасной.

Лилия Шевцова, The American Interest (перевод – «Новое Время»), публикация: Хартыя 97



загрузка...

Читайте також

Коментарі