Крым наш – что дальше?

Крым наш – что дальше?

В момент присоединения Крыма к России (март 2014 года) автор попытался рассмотреть геополитическую фактуру и непосредственные последствия этого акта, но прежде всего – экономическую ситуацию и экономические последствия. Прошло без малого два года, настала пора оценить первые результаты.

Сейчас важно определиться, как новая геополитическая ситуация отразилась на экономических и в первую очередь энергетических и водохозяйственных аспектах существования полуострова.

В исходных экономических условиях главное то, что экономика Крыма изначально строилась в увязке и зависимости от Новороссии – крупного региона Российской империи, а в последние 60 лет – от украинской экономики.

Наиболее наглядно это выражается в потребности в поставках на полуостров воды и электроэнергии, учитывая ориентацию населения этого полуострова на доходы от контингента отдыхающих на курортах Крыма. С этим сопряжено и построение транспортной инфраструктуры как практически полностью ассоциированной части украинской транспортной системы. Следует добавить, что структуры связи и Интернета Крыма являются сегментом достаточно развитой украинской системы.

Водоснабжение городов, курортных районов, сельских местностей и сельскохозяйственных производств в определенной степени основывается на использовании подземных вод. Сравнение величины эксплуатационных ресурсов подземных вод Крыма, равной 1725 тыс. куб. м в сутки, с существующими отборами воды и даже с перспективной потребностью в воде городов и населенных пунктов, выражающейся 1400 тыс. куб. м в сутки, позволяет считать достаточно высокой обеспеченность Крыма подземными водами, пригодными для водоснабжения. Однако неравномерность распределения запасов подземных вод по территории Крыма, а также несовпадение площадей с запасами подземных вод с зонами наибольшей потребности в этой воде требует использования для водоснабжения поверхностных вод. В настоящее время во многих городах, курортных районах и других населенных пунктах для водоснабжения используются комплексно подземные и поверхностные воды.

В среднем Южный берег Крыма потребляет за год 23 млн куб. м воды. При этом уже сегодня жители Ялтинского региона потребляют 52–53 тыс. куб. м воды в сутки. Несмотря на относительно хороший запас водных ресурсов, власти советуют ялтинцам быть бережливыми и экономнее относиться к потреблению воды.

Водоснабжение Симферополя в настоящее время осуществляется за счет: 1) трещинно-карстовых вод в источника Аян; 2) аллювиальных вод в долине реки Салгир; 3) вод Симферопольского водохранилища. Суммарный водозабор из них составляет примерно 54 тыс. куб. м в сутки. Это количество воды уже не удовлетворяет потребностям города. По данным Гипрограда, оно возрастает до 171 тыс. куб. м в сутки.

Для водоснабжения Симферополя построено Партизанское водохранилище на реке Альме. Кроме того, водоснабжение города частично решается за счет бурения скважин промпредприятиями. Однако эксплуатационные запасы водоносных горизонтов в пределах  Симферополя составляют 13,5 тыс. куб. м в сутки.

Потребность в воде Керчи и керченских промпредприятий превышает 100 тыс. куб. м в сутки. Их водоснабжение осуществляется в основном за счет вод Керченской мульды. Водозабор состоит из ряда эксплуатационных скважин (41), которые расположены в наиболее водообильных зонах. Уже с 1956 года эксплуатация стала производиться в размерах, превышающих эксплуатационные ресурсы. Все это время наблюдается прогрессирующее снижение уровня подземных вод. Районная депрессия распространилась и на прибрежные участки. Уровень эксплуатируемых вод, по наблюдательным точкам на морском побережье, был на 5–7 м ниже уровня моря. Создалась реальная угроза проникновения морских вод в эксплуатируемый водоносный горизонт. В дальнейшем при стабилизации водоотбора (примерно 3,5 тыс. куб. м в сутки) стабилизировалась и минерализация вод.

Подводя итог, следует подчеркнуть следующее: более 80% потребной ему пресной воды полуостров получает с Большой земли – из Каховского водохранилища по Северо-Крымскому каналу. Всякий, кто отдыхал на полуострове, знает, что вода там включается по часам. А вода – это не только туризм, это еще и сельское хозяйство Крыма, в том числе его «стратегическое» виноделие, а также потребляющая много технической воды и довольно развитая там промышленность.

Энергетические проблемы 

При общем потреблении 1,2 ГВт Крым с помощью четырех ТЭЦ обеспечивается только на одну десятую потребности.

Снабжением Крыма электроэнергией занималась государственная система «Укрэнерго», которая поставляла с материковой части Украины в Крым около 85% электроэнергии, в основном по четырем ЛЭП общей пропускной способностью 1,25 ГВт. Генерирующие мощности – преимущественно такие крупные энергетические объекты Украины, как Запорожские ТЭС и АЭС, Херсонская ТЭЦ, Каховская ГЭС, а также Криворожская ТЭЦ. Потребителям ее доставляла ОАО «Крымэнерго», 57,49% акций которого – частная собственность, 25% – «Укрэнерго» (передано в управление России).

Энергетический дефицит вынуждает Республику Крым использовать не вполне надежные источники электричества, такие как ветряная энергия и солнечные батареи – регион располагает солнечными станциями мощностью около 200 МВт, но их выработка нестабильна.

Итак, основной объем электроэнергии Крым получал от материковой Украины. Изначально было ясно, что российскому Крыму Киев будет продавать электричество по более высокой цене и что для местной промышленности с ее условной конкурентоспособностью это обстоятельство окажется крайне болезненным.

Для достижения реальной энергетической независимости от Украины необходима прокладка электрического кабеля через Керченский пролив. Кроме этого, придется также расширить пропускную способность ЛЭП и подстанций как на российской стороне, так и от Керченского пролива до Ялты – соорудить энергомост в Крым (неофициальное название группы энергетических объектов по энергоснабжению Крымского полуострова с материковой части России).В 2014 году я предполагал, что Украина вряд ли будет надолго отключать Крым, поскольку от этого технологически и экономически пострадает энергосистема материковой Украины. Однако отключение Крыма от энергосистемы Украины осуществили в 2015 году татарские националисты, и в январе текущего года энергетические связи Украина–Крым были полностью разорваны по политическим мотивам.

Официально первая нитка на 200 МВт была запущена в тестовом режиме 2 декабря 2015 года президентом России Владимиром Путиным. Один из участков уже проложен по дну Керченского пролива. Уже к 20 декабря 2015 года мощность энергомоста достигла 400 МВт, как ранее и намечалось. На 8 декабря 2015 года первая нитка энергомоста эксплуатируется на мощности 240–265 МВт с планами увеличения до 280 МВт, но и в этих условиях дефицит энергосистемы Крыма составляет 200 МВт. Следует также увеличить энергомощности ближайших к полуострову «материковых» областей России. Поэтому проект включает в себя ЛЭП Ростовская АЭС – Симферополь. К июню 2016 года номинальную мощность кабельного энергомоста планируется увеличить до 850 МВт.

Россия планирует помочь Крыму с энергоснабжением, переместив на полуостров мобильные газотурбинные электростанции. Уже в ближайшее время в Крым самолетами «Руслан» могут быть доставлены ГТЭС общей мощностью более 200 МВт, установленные в Сочи на время Олимпиады. Однако мобильными станциями нельзя закрыть потенциального дефицита электроэнергии на полуострове при отключении энергопитания Украиной; кроме того, они предназначены лишь для снятия пиковой нагрузки.

Основной газ всей Украины добывается на шельфах Черного моря и принадлежит Республике Крым. Газотранспортная система Крыма связана с украинской и включает 1546,3 км магистральных газопроводов, из которых государственное АО «Черноморнефтегаз» эксплуатирует 1196 км. «Черноморнефтегаз» за счет собственной добычи газа (1,65 млрд куб. м в 2013 году) планирует увеличение до 2,5 млрд куб. м и обещает в 2016 году полностью обеспечить Крым природным газом.

Следует отметить, что буровые мощности – морские буровые платформы Украины – явочным порядком переведены в территориальные воды Крыма под юрисдикцию России.

Газоснабжение полуострова может оказаться под угрозой, поскольку ранее были попытки со стороны неизвестных лиц, представлявшихся украинскими пограничниками, уничтожить газораспределительную станцию, находящуюся на границе Крыма и Херсонской области, но они были отбиты силами самообороны Крыма. Это побудило даже крымского премьера обратиться к командованию Черноморского флота Российской Федерации с просьбой о защите такого важного объекта газовой инфраструктуры.

Можно предполагать, что в новой реальности возможен пересмотр ранее согласованных решений, касающихся морского трубопровода «Южный поток». Напомним, что общая проектная мощность МГП «Южный поток» – 63 млрд куб. м. Он должен состоять из четырех ниток мощностью 15,75 млрд куб. м газа каждая. Минимальная проектная стоимость МГП составляет 16 млрд евро, 10 млрд из которых приходится на морской участок, а 6 млрд евро – на сухопутный. Переход полуострова под российское управление позволяет проложить маршрут через Крым, тогда самый дорогой морской участок можно сократить практически в два раза с экономией до 5–7 млрд евро.

Транспортный объезд 

Для проезда россиян на курорты Крыма автомобилем мимо Украины требуется мост через Керченский пролив. Мост такого класса стоит около 1,5–2 млрд долл. (Кстати, в Ямало-Ненецком округе через реку Обь уже построен мост подобных параметров. Мостостроительный комплекс работает вахтовым методом и может быть передислоцирован на юг России.) Мост приведет в Керчь, откуда на Южный берег Крыма ведет одно шоссе, его пропускная способность мала. Придется проложить более 400 км современных дорог, причем в районах с жесточайшими экологическими ограничениями.

Увеличение пропускной способности всей трассы – задача на десятилетия и на миллиарды долларов. Придется строить сотни километров путей и на Тамани, и в Крыму, менять поездной состав. Для массового туриста из России это дорого и неудобно. Требуется реконструировать аэропорт Симферополя.  В 2015 году Украина закрыла свое воздушное пространство для российских самолетов.

Население Крыма (вместе с Севастополем) вносило до 2014 года в общенациональный ВВП Украины непропорционально скромный вклад в 3% – это около 4,3 млрд долл. Состав туристов на 2013 год: Украина – 66% (было 70%), 34% – иностранцы, в том числе 26% – россияне и приднестровцы. Сейчас, после присоединения к России, ситуация изменилась. По социологическим данным, оборот наличных денег в туризме многократно больше; в 2015 году в Крыму отдохнули 4 млн человек, нынешнее руководство Крыма планирует принять до 5 млн туристов в 2016 году. Следует подчеркнуть, что именно доходы от сдачи квартир и мелкая торговля позволяют сводить концы с концами пенсионерам Крыма.

Однако основа экономики полуострова – не туризм, как иногда думают. Крым опирается на сельское хозяйство, а также промышленность, в основном химическую и перерабатывающую. Это около 500 предприятий, как правило, с устаревшей техникой времен СССР. Самые прибыльные и полезные для бюджета компании – это «Крымский титан» и «Крымский содовый завод» (выручка в 2012 году соответственно около 440 и 185 млн долл.).

Крупнейшие винзаводы Крыма – мировые бренды «Массандра», «Коктебель», «Магарач», «DIONIS». Их всего примерно 10. Размещены преимущественно на Южном берегу, есть винзаводы на северных склонах крымских гор и на плато. Вся винная промышленность эквивалентна примерно 2% ВВП автономии, но имеет большее маркетинговое значение как «лицо Крыма».

Независимые наблюдатели утверждают: адаптация Крыма в экономику России обойдется бюджету Федерации в 3–5 млрд долл. ежегодно. «Только на поддержание промышленности потребуется около 40 млрд руб., 12–15 млрд руб. в год потребуется на социальные выплаты пенсионерам, прежде всего военным (600 тыс. человек), студентам (50–100 тыс. человек) и инвалидам. Такую же сумму придется потратить на поддержание работы органов власти и местного самоуправления, еще 20 млрд – на здравоохранение. Дефицит бюджета Республики Крым сейчас составляет более 1 млрд долл., на инвестиции в экономику полуострова требуется еще 3 млрд долл.

Выводы. Без дотаций со стороны материковой России и Федерации в целом Крым так и останется одним из бедных уголков Европы с ярко выраженной сезонной экономикой. Индустрия туризма полуострова неконкурентоспособна по сравнению с близко расположенными зимними курортами Южной Европы. Это явно дотационный регион, который сложился и может существовать лишь в автаркичной экономике советского типа при административном ограничении доступа россиян к иностранным курортам-конкурентам. (Такое ограничение вплоть до запрета и было осуществлено с Турцией и Египтом в 2015 году.)

Требуются миллиарды долларов на инвестиции на обновление экономики и социальной сферы полуострова. Можно полагать, что с текущих экономических позиций присоединение Крыма к России малоэффективно.

Об авторе: Алексей Давыдович Хайтун – доктор экономических наук, профессор Института Европы РАН.

источник: Независимая газета



загрузка...

Читайте також

Коментарі