Заброшенный Крым: почему Россия не хочет добывать газ в Черном море

Заброшенный Крым: почему Россия не хочет добывать газ в Черном море

Украинская компания «Черноморнефтегаз», перейдя в управление оккупационных крымских «властей», начала сокращать добычу газа. Компания неинтересна России, средства в добычу на шельфе не вкладываются. Планы обеспечить Крым газом собственной добычи и поставлять его на материк практически нереальны. Буровики в отчаянии собираются покидать полуостров и переезжать на север России в поисках работы.

Украинская добывающая компания «Черноморнефтегаз» уже почти два года находится под управлением оккупационных «властей» Крыма. В марте 2014 года она была национализирована после аннексии полуострова и переименована в Крымское республиканское предприятие (КРП) «Черноморнефтегаз».

В позапрошлом году компания, как и планировала ранее, увеличила добычу газа на шельфе Черного моря до 2 млрд кубометров (с 1,65 млрд в 2013 году). Это стало возможным, поскольку еще в 2012 и 2013 годах «Черноморнефтегаз», будучи в составе НАК «Нафтогаз Украины», построил газопровод на Одесское месторождение, установил несколько платформ и активно бурил скважины. Планировалось, что в 2015 года «Черноморнефтегаз» выйдет на уровень добычи в 3 млрд кубометров газа и будет не только полностью обеспечивать потребности полуострова, но и поставлять газ на материковую часть Украины. Однако по итогу прошлого года добыча упала на 150 млн кубометров.

Раньше нехватка газа в Крыму компенсировалась подачей из газотранспортной системы Украины. Однако сейчас газосистема «отрезана» от полуострова. Российского газопровода на полуостров нет, поскольку для России показатели крымской добычи и потребления смехотворны — только в прошлом году в РФ добыли в 340 раз больше газа, чем в Крыму. Российским нефтегазовым компаниям крымская добыча просто неинтересна из-за низких объемов добычи. К примеру, в 2011 году в Румынии открыли крупнейшее в Черном море месторождение — «Домино» — с запасами в 70 млрд кубометров. Но даже оно по российским меркам считается небольшим, поскольку в России запасы основных месторождений исчисляются триллионами кубометров газа. Что уж тут говорить об Одесском с подтвержденными запасами в 20 млрд кубометров. При этом прогнозные ресурсы в несколько триллионов кубометров, о которых десятилетиями говорили в Украине, требуют сотни миллионов долларов инвестиций только для того, чтобы подтвердить или опровергнуть их наличие. При нынешней цене на энергоресурсы, на такие траты пока не пойдет ни одна компания. Это и есть вторая и, пожалуй, главная причина, почему российские компании не спешат «осваивать» черноморские месторождения. По неофициальным данным, в «Газпроме» запрещено даже говорить на крымскую тему. Поэтому черноморскую добычу Москва практически пустила на «самотек» и отдала «Черноморнефтегаз» на заклание «местным властям».

С 2014 года в крымской компании сменились пять директоров, и почти все два года после «национализации» ее преследуют коррупционные скандалы. Например, в октябре 2014 года сняли гендиректора Сергея Комиссарова, а самопровозглашенный глава Крыма Сергей Аксенов заявил, что при нем каждый день воровалось до ста тонн конденсата и постоянно завышалась стоимость закупок. В сентябре прошлого года так называемая «прокуратура Республики Крым» объявила, что в «Черноморнефтегазе» выявили ущерб на 2,5 млрд рублей (830 млн грн), что стало причиной снятия с должности и следующего гендиректора — Сергея Бейма. В итоге «Черноморнефтегаз» оказалась в долговой яме, успев набрать кредитов на несколько миллиардов рублей, и сегодня компанию не спасает даже торговля бензином на АЗС, экспроприированных у Игоря Коломойского. В результате, у крымской компании нет денег на развитие, и уже почти год «Черноморнефтегаз» не ведет практически никакого бурения.

Две из четырех буровых установок, «Сиваш» и «Таврида», до последнего времени стояли на рейде в районе порта «Черноморск» и служили главной достопримечательностью для туристов. Селфи на их фоне активно выставляли в соцсети в прошлом году. Сейчас на форумах в интернете буровики компании спрашивают друг друга, когда начнется бурение. «Кто-нибудь в курсе, что будет с работой, все буровые в отстое. Пора, наверное, ехать на севера? Или все-таки начнем бурить?» — пишет один из буровиков. Другой жалуется на отсутствие работы: «Много кто дома сидит уже по три-четыре месяца, а то и больше».

У тех, кто все-таки заступил на вахту, — другая проблема. В соцсетях разместили фотографию объявления руководства «Черноморнефтегаза». В нем сообщается, что в компании работает сейчас только одно судно, поэтому смены вахт будут задерживаться. И это при том, что в 2011 году вместе с двумя новыми буровыми установками «Черноморнефтегаз» закупил и четыре новых судна.

Ответа на вопрос, когда начнут бурить, не знают, пожалуй, даже в руководстве «Черноморнефтегаза». Сегодня около половины добычи газа в Черном море обеспечивает Одесское месторождение. Остальные три — Штормовое, Голицынское и Архангелькое —старые и истощающиеся. В отличие от них Одесское, даже при нынешнем «статус-кво», находится географически в экономической зоне Украины. В Москве, очевидно, понимают, что рано или поздно его придется покинуть. В декабре, например, оттуда срочно вывели две скандально известные украинские буровые вышки «Петр Годованец» и «Украина». Причиной этих действий в «Черноморнефтегазе» назвали угрозу захвата буровых установок Украиной. На самом деле, сделать это, не вступив в бой с кораблями Черноморского флота РФ, невозможно. Вышки находились у Одесского месторождения, и Киев вряд ли решился бы на прямой вооруженный конфликт.

«Скорее всего, придумали, как объяснить падение добычи», — написал в соцсети один буровик. — Нет буровых — нет скважин. Нет скважин — нет добычи».

Вместо этих вышек на Одесском месторождении установили буровую установку «Таврида», которой уже почти 40 лет, и по техническим причинам она уже не может использоваться для бурения и добычи газа. Как утверждают на форумах, это говорит как раз о проблемах «Черноморнефтегаза». По плану освоения месторождения, рядом с добывающими платформами должны были появиться жилые блоки. Но их так и не создали. Поэтому персонал, который обеспечивает текущую добычу, жил на буровой.

Заменой Одесскому месторождению могут стать несколько перспективных структур, которые находятся куда ближе к полуострову. Нынешний руководитель «Черноморнефтегаза» Игорь Шабанов заявил, что компания освоит так называемую структуру Гордиевича в северо-западной части шельфа. Он утверждает, что ее запасы могут достигать 68-100 млрд кубометров газа, однако признает, что на освоение уйдет шесть лет.

Деньги на новый проект «Черноморнефтегаз» может взять сегодня только из российского бюджета. Но на 2016 год они не предусмотрены. Тем более, что освоение структуры Гордиевича — долгосрочный проект, а энергообеспечение полуострова —проблема ближайшего времени. Это стратегический и политический вопрос для Москвы и она вряд ли доверит его нынешним властям Крыма. Поскольку даже для России уровень коррупции на полуострове слишком высок.

Наряду с невысоким качеством управления, коррупция уже стала причиной непонимания между московскими и крымскими чиновниками. Только в прошлом году в правительстве России «зарубили» и не согласовали сметы проектов более чем на 10 млрд рублей (3,3 млрд грн). Однако добыча газа в Крыму падает и вляпаться в очередную энергоблокаду Крыма Россия позволить себе не может. Поэтому Москва решила пойти старым проверенным путем — построить газопровод в Крым из Краснодарского края. Строительство стоимостью в 20 млрд рублей (6,6 млрд грн) должно завершиться в конце следующего года. В Симферополе утверждают, что газ по нему пойдет на строящиеся электростанции. Однако газопровод рассчитан на 4 млрд кубометров в год, а нынешнее потребление и новая генерация потребуют не больше 3 млрд кубометров. Таким образом, главная задача «Черноморнефтегаза» сейчас, по большому счету, — удержать добычу до «прихода большого газа».



загрузка...

Читайте також

Коментарі