Российская экономика не видит будущего

Российская экономика не видит будущего

Одной из самых значительных в числе конъюнктурных причин нынешнего недовольства французских фермеров значится прекращение экспорта в Россию. Причем, речь идет не о «блокаде», как заметил Франсуа Фийон в программе «C politique» 7 февраля, а об ответных мерах Кремля на санкции Европейского Союза после аннексии Крыма и начала войны на востоке Украины. Санкции были продлены на шесть месяцев в начале года, но могут быть сняты в июле, если ситуация на Украине стабилизируется.

Как бы то ни было, российские власти и сами признают, что санкции играют лишь незначительную роль в экономических трудностях страны. Причины многолетней стагнации и начавшейся в конце 2014 года рецессии кроются в другом: мировом экономическом кризисе, обвале цен на нефть и спаде китайского роста. Кроме того, России сложно приспособиться к требованиям современной экономики: она все еще главным образом опирается на добычу и экспорт углеводородов. «Нефтяное проклятье» дает о себе знать в полной мере. На сырье приходится 12% ВВП, 50% бюджетных ресурсов и 70% экспорта.

«Импортозамещение»

Падение цен на нефть (за последние годы она растеряла три четверти стоимости) стало тяжелым ударом для слабо диверсифицированной российской экономики. После первого тревожного звонка в 2009 году официальная экономическая политика говорила о «модернизации» для сокращения зависимости России от углеводородов. Как бы то ни было, подъем цен во втором полугодии того же года убил эти начинания в зародыше. Тем более что российская власть опасается, что модернизация экономики неизбежно повлечет за собой либерализацию политики или, по меньшей мере, прогресс правового государства.

В нынешнем кризисе Кремль нашел новый лозунг — «импортозамещение», то есть замена закупаемых за границей товаров продукцией местного производства. Новый курс должен дать толчок росту сельского хозяйства и промышленности. По официальным данным, к 2018 году 90% потребляемых в России медикаментов должны выпускать на ее территории, а оборонная промышленность должна быть в состоянии полностью обойтись без западных технологий к 2020 году.

Действительность же совершенно иная. Как говорят в России, в стране вновь началась возникшая еще при СССР «война телевизора с холодильником». Звучащие по телевидению хорошие новости не соответствуют тому, что потребитель видит, открывая холодильник. Местное производство не в состоянии обеспечить замену импорту. Количество — недостаточное, а качество — посредственное. По мнению властей, принятые после западных санкций ответные меры должны были дать положительный результат, то есть простимулировать национальное производство потребительских товаров. На самом же деле промышленное производство сократилось на 3% в 2015 году, а остановка импорта лишь незначительно помогла российскому сельскому хозяйству.

В этом году рецессия, скорее всего, продолжится после потери 3,7% ВВП в 2015 году. Рубль лишился примерно половины стоимости по отношению к доллару и евро. Достигавшая 15% инфляция несколько уменьшилась (12,9%), но уровень жизни падает на фоне сокращения зарплат и роста безработицы.

Темное будущее

Бюджет на 2016 год выстраивался из расчета цены на нефть в 50 долларов за баррель, но сейчас цена держится на уровне 30 долларов. Поэтому властям будет сложно совладать с дефицитом, который перевалит за 3% ВВП. Небольшой внешний долг и валютные резервы позволят России продержаться несколько лет, тем более что сальдо внешнеторгового баланса остается положительным из-за небольшого роста экспорта и сокращения импорта. Однако зарплаты продолжат падать, как и социальные программы и инвестиции (это конечно не коснется военных расходов).

Крупные компании вроде Газпрома предпочитают платить дивиденды, а не вкладываться в диверсификацию. Государство запланировало программу приватизации предприятий, которые не имеют стратегического значения для национальных интересов. Однако желающих — не так-то и много с учетом слабости банковской системы страны и опасений международных финансистов по поводу политического произвола в судебной системе.

Растущее беспокойство

Число бедных растет, а средний класс вынужден отказаться от любимых иностранных продуктов и поездок за границу. При этом рейтинги самого Владимира Путина остаются очень высокими: более 70%. Негласный договор власти и граждан (вы не вмешиваетесь в политику, а мы обеспечиваем вам благополучие) дает трещину. В рядах общественности растет тревога. В январе этого года о плохом состоянии экономики говорили 54% россиян против 43% в декабре и 30% в мае. 58% граждан считают, что ситуация ухудшается, хотя месяц назад их было 41%.

Пока этот пессимизм не получил никакого отражения в политике. Оппозиции заткнули рот, а патриотические чувства разжигаются войнами на Украине и в Сирии. У государства еще есть ресурсы, чтобы успокоить недовольство субсидиями и позволить Владимиру Путину получить нужные результаты на парламентских выборах в конце года.

источник: Slate.fr, Франция, перевод: ИноСМИ



загрузка...

Читайте також

Коментарі