Отставка Яценюка. Три причины, почему Кабмин потерял доверие

Отставка Яценюка. Три причины, почему Кабмин потерял доверие

Сегодня, 16 февраля, Верховная рада может выразить недоверие правительству Арсения Яценюка. Старший аналитик МЦПИ Анатолий Октисюк назвал «Апострофу» три причины, почему власть утратила доверие общества. В истоках нынешнего политического кризиса стоят неэффективные государственные институты, советский бюрократический аппарат и рентная система функционирования власти, которая выстраивалась на протяжении последних 20 лет.

В 2014 году Украина прошла этап де-факто распада страны, который возник не только в результате российской агрессии, но и благодаря элитарной коррупции, а также дезориентации бюрократического и силового аппарата.

Различные финансово-промышленные группы пытались сконцентрировать в своих руках максимальное количество ресурсов и государственных монополий. Поскольку никто не был заинтересован в модернизации производства и построении прозрачных, рыночных правил ведения бизнеса, то советский запас прочности экономики просто исчерпывал свой ресурс. Демократическая политическая конкуренция была подменена неформальной политикой, в основе которой и по сей день лежат тайные соглашения, договорняки, квоты и тотальная коррупция.

Выборы также не способствовали утверждению функциональной демократии из-за того, что политические партии и СМИ были приватизированы олигархами. Попытки общества перезагрузить рентную систему в 2004 и 2014 годах не увенчались успехом. Причины кроются в следующем.

Во-первых, отсутствовала эффективная институциональная база, поэтому государственная машина «не ехала». Старый «советский» бюрократический аппарат обслуживал и обслуживает интересы правящего класса и ориентирован на решение партийных задач, а не государственных вопросов. Принцип отбора государственных служащих на принципах меритократии, профессионализма и личностных качеств полностью разрушен клиентелистской практикой и квотными назначениями (как правило — благодарность за выборы или «услуга за услугу»). Низкая зарплата госслужащих не способствует работе на результат и при этом компенсируется за счет коррупционных откатов от налогоплательщиков либо зарплат в конвертах по партийной или олигархической линии. Самая главная реформа государственного управления постоянно откладывалась властью, хотя как можно делать реформы, имея старые институты и советский государственный аппарат? И только под давлением экспертного и международного сообществ новый закон о госслужбе был принят и вступит в силу 1 мая.

Во-вторых, желание правящего класса получать колоссальную прибыль всегда доминировало над идеями реформирования и трансформации. Украинское общество и международные партнеры ожидали, что политическая система будет перезагружена не только на словах, но и на деле — путем создания новых институтов, которые будут функционировать в рамках нового законодательства, административных процедур и правил поведения. Наличие некоторых половинчатых, витринных реформ, как, например, создание Национальной полиции, еще не дает всех оснований говорить о полной перезагрузке системы. Даже испытывая острое политическое, финансовое и геополитическое давление, украинские лидеры идут путём не перезапуска системы, а приспособления её к внутренним и внешним воздействиям.

В-третьих, кризис доверия к власти является бесповоротной точкой отсчета. И дело не только в реформах, которые медленно проводились и постоянно саботировались олигархическим окружением президента и премьера. Власть не отвечает на запросы общества, которое требует интенсификации реформ и борьбы с коррупцией. Запад должен более тесно взаимодействовать с реальной движущей силой реформ — третьим сектором. Но проблема также состоит в том, что общественные организации и волонтерские движения не смогли самоорганизоваться и создать политическое движение или партию, с помощью которой к власти смогли бы прийти лидеры реформ. К сожалению, отдельные активисты избрали легкий путь и примкнули к старым партийным проектам, и тем самым за счет своего рейтинга легитимизировали представителей старых элит.

В сложившихся условиях существует определенное количество рисков и сценариев развития ситуации в стране.

Первый — власть может продолжать делать вид, что она контролирует ситуацию. Однако украинская революция не закончена, поскольку новое руководство не спешит внедрять требования Майдана. Система правосудия до сих пор не создана и продолжает исполнять политические заказы, условия жизни катастрофически ухудшаются, а конфликт на Донбассе так и не разрешён. 20 февраля на Майдане должно состояться большое памятное мероприятие, и будет интересно посмотреть, как правящий класс будет отчитываться перед народом за реформы. Данная стратегия умалчивания и убаюкивания проблем приведет только к увеличению масштабов кризиса, который может уже перерасти из правительственного в государственный. Тогда нужно будет разрабатывать новый общественный договор и формировать национальный конвент, который займется разработкой новой Конституции для новой страны.

Второй — возможные досрочные парламентские и даже президентские выборы. В условиях, когда власть не сможет договориться, есть только один путь — идти на выборы. Но избрание нового парламента вряд ли разрешит существующие проблемы. Ведь отсутствие эффективных институтов и нормального бюрократического аппарата делают страну уязвимой перед внутренними и внешними угрозами. Не стоит также упускать из вида тот момент, что ухудшение уровня жизни населения может привести к неуправляемым массовым протестам и даже возможному военному перевороту. Если третий Майдан и состоится, то это будет протест уже голодных и нищих людей, которые будут требовать куска хлеба и обеспечения базовых потребностей, отображенных в пирамиде Маслоу.

Третий — полная перезагрузка и очищение исполнительной власти, формирование технократического правительства. Это тот вариант решения проблемы, о котором Международный центр перспективных исследований писал в своих аналитических материалах во время и после Революции достоинства в 2013 и 2014 годах. Формирование нового аполитичного, технического правительства на принципах меритократии и технократии, которое возьмет на себя всю ответственность за реализацию реформ в 2016-2017 годах. Новый переходной Кабинет министров должен не зависеть от дискредитированных, коррумпированных политиков и политических акционеров «олигархов». Реальным двигателем реформ в Украине является гражданское общество, которое не утратило связь с низами, а наоборот — активно развивает социальные ячейки и партнерство на горизонтальном уровне. Но вместе с тем гражданские активисты не могут самостоятельно осуществить реформы без поддержки Запада. Главным плюсом такого варианта развития ситуации является то, что новые министры не будут поражены бациллой коррупции.



загрузка...

Читайте також

Коментарі