Что-то не так с российской смертностью от алкоголя

Что-то не так с российской смертностью от алкоголя

Авторы этого блога стараются держаться в стороне от пристрастных и идеологизированных дебатов о России. «Россия — это европейская страна?» «В какой степени интересы России и Америки на Ближнем Востоке пересекаются?» «Россию надо сдерживать, или с ней необходимо взаимодействовать?» Конечно, все это очень интересные вопросы, на которые можно дать самые разные ответы, и даже беглый поиск в гугле даст сотни, если не тысячи, статей и комментариев с изложением всевозможных позиций.

Но столь же ясно, что у такого рода вопросов нет очевидно правильных или ошибочных ответов. Нет способа объективно определить, насколько «европейская» страна Россия. Российские и зарубежные ученые дискутируют на эту тему на протяжении столетий, и несомненно будут дискутировать еще несколько веков. К худу ли, к добру ли, но именно так живет наш мир, и эти дебаты при нашей жизни вряд ли завершатся.

Но я предпочитаю изучать то, на что мы действительно можем найти ответ: правда ли, что русские стали больше рожать детей? Зарабатывать больше денег? Живут ли они сегодня дольше и более здоровой жизнью? Хотя эти темы окружены прямо-таки мистической завесой загадочности, ответы на данные вопросы просты и даже банальны. Благодаря магии интернета, можно найти огромное количество статистической информации о России, находящейся в свободном доступе и открытой для любого желающего разобраться в ней. Часть этой информации рисует довольно позитивный портрет страны. Часть же определенно дает иное представление.

Ну, это при условии, что вы верите данным цифрам. По ряду причин, и прежде всего из-за грубых манипуляций со статистикой в советский период многие люди им не верят. Они доверяют данным Росстата не больше, чем пресс-релизам российского Министерства иностранных дел. То есть, абсолютно не доверяют.

В целом мне кажется, что это ошибка. Экономические данные Росстата по ВВП, например, вполне соответствуют оценкам инвестиционных банков, независимых аналитиков и международных финансовых институтов. Я знаю немало людей, которые профессионально следят за российской экономикой, и я ни разу не слышал, чтобы они принципиально отказывались использовать данные Росстата из-за их изначальной ненадежности. Например, Росстат в 2015 году предсказал экономический спадв пределах 3,7%, и точно такой же прогноз дали другие организации. Такая же ситуация была и во время кризиса 2009 года, когда данные Росстата недвусмысленно указывали на то, что российская экономика страдает от мощной и отвратительной рецессии.

К данным Росстата нельзя автоматически относиться как к подделке, но в равной степени их нельзя считать сакральными и непреложными. Как и к любым источникам статистической информации, к ним следует относиться с определенной степенью скептицизма. А последнее издание российских демографических данных претерпело серьезные изменения, которые на первый взгляд кажутся невероятно подозрительными.

Как и любое другое национальное статистическое ведомство, Росстат следит за показателями смертности россиян от разных недугов (рак, сердечно-сосудистые заболевания, инсульты и прочее). Он также отслеживает показатели смертности от различных «внешних причин», таких, как дорожно-транспортные происшествия, убийства и самоубийства. Насколько я помню, Росстат следил за количеством смертей от алкогольного отравления, относя его к внешним причинам. Несомненно, истинная степень воздействия алкоголя на смертность здесь недооценивалась, потому что статистика считала людей, умерших от алкогольного отравления буквально, не включая сюда смерти от болезней, таких как цирроз, инсульт и инфаркт. Но несмотря на такой недостаток, данные по алкогольному отравлению собирались в соответствии с единой и четкой методикой. Более того, они в целом соответствовали общим тенденциям смертности (например, вы не могли увидеть снижение смертей от алкогольного отравления тогда, когда общая смертность росла).

Но в этом году Росстат ввел в свои данные по внешним причинам один совершенно новый элемент: «Отравление и воздействие алкоголем с неопределенными намерениями». С одной стороны, это можно считать положительным моментом, попыткой зафиксировать число случаев (судя по всему, их очень много), когда люди необязательно умирают от алкогольного отравления, но при этом алкоголь играет некую важную роль. Например, пьяного человека сбила машина.

Но проблема — не в самой идее, а в том, насколько грубо Росстат воплотил ее в жизнь. Это ведомство не дало совершенно никаких оценочных данных за 2014 год, из-за чего сравнения по годам невозможны. Более того, в этом наборе данных в разбивке из 87 пунктов по 24 пунктам показатель равен 0,0. Получается, что Росстат ввел совершенно новый индикатор смертности, но почти треть респондентов не смогла предоставить по нему абсолютно никакие данные. Вводить новую методику можно и нужно, но при этом она должна использоваться одинаково. В данном случае этого явно не произошло.

Естественно, такие действия вызывают огромные подозрения, и у любого нейтрального наблюдателя в голове должен немедленно зазвучать сигнал тревоги. Возможно, делалось это из лучших побуждений, но если ты специально пытаешься исказить данные по смертности от алкоголя, ты будешь действовать именно так, а не иначе.

За последние годы я слышал массу инсинуаций о нечистоплотных действиях Росстата, о том, что он сознательно манипулирует данными в той или иной методике. Я ни разу не видел конкретных примеров таких действий. До настоящего момента. Может быть, этот явный недочет в предстоящие месяцы и годы будет исправлен, и очевидные ляпы в будущих выпусках будут устранены. Но по состоянию на сегодняшний день действия Росстата вызывают серьезные сомнения в правильности очень важного демографического показателя. Этому следует уделить особое внимание, проявляя здоровый скептицизм.

источник: Forbes, США, публикация: ИноСМИ



загрузка...

Читайте також

Коментарі