Папа простил Путину все грехи, чтобы увидеться с Патриархом

Папа простил Путину все грехи, чтобы увидеться с Патриархом

Франциск избегал выпадов в адрес православного мира и имперской политики Москвы и был премирован исторической встречей в Гаване, пишет Сандро Маджистер в статье, опубликованной в еженедельникеL’Espresso.

«Встреча с Патриархом Кириллом в аэропорту Гаваны — прекрасная иллюстрация геополитики Папы Франциска. Он обходит препятствия, не борясь с ними. Он отдает приоритет контактам между человеком и человеком, как в полевом госпитале, где никто не ждет, пока закончится война», — пишет журналист.

На Украине, на Ближнем Востоке идут войны, и Россия играет в них главную роль. Но для Франциска объятия с Патриархом Московским и Всея Руси как свидетельство мира стоят больше, чем внимание к католическому населению этих регионов. Украина, в данном случае, показательна, считает автор. Для РПЦ это место рождения, но она там ощущает себя осажденной миллионами «униатов», а католики, со своей стороны, видят врага и захватчика в православной России.

Франциск делал все, чтобы не обидеть Патриарха Московского и имперскую политику Владимира Путина, сея тем самым разочарование среди епископов, священников и приверженцев католической церкви в этом регионе. Папа поддержал предложение Кирилла о проведении встречи на Кубе, названной «нейтральной» страной. «На самом деле, — пишет автор, — в этой стране нет ничего нейтрального, как нет и свободы. Куба входит в десятку стран мира, в которых насчитывается наибольшее число политических заключенных. Кубинцы тысячами продолжают бежать из страны».

Между тем, пишет журналист, когда Папа Франциск в сентябре прошлого года посещал Кубу, он не произнес ни одного слова в память о тысячах беглецов, потонувших в море, не произнес ни одного слова в поддержку политических заключенных. Сегодня известно, что встреча с Кириллом на Кубе тогда уже была в повестках дня обоих иерархов, не говоря уж о встречах с Раулем Кастро и Путиным.

Что касается позиции Святого Престола по Ближнему Востоку, то она не нейтральная и совершенно четкая. И такой она стала после того, как Путин, не нанося ударов по ИГИЛ, укрепил свою лидирующую роль на шиитском проасадосвском фронте, — в широких кругах Русской православной церкви это называют «священной войной».

«Ватиканская дипломатия, — поясняет автор, — теснее связана с доминирующей в Иране шиитской осью, особенно после достижения соглашений по ИЯП, чем с суннитским миром, величайшим руководящим центром которого является Каирский богословский университет «Аль-Азхар», который пять лет назад прервал отношения с Римом». А тем временем на Алеппо падают российские бомбы, благословленные Патриархом, столь дорогим понтифику Рима, пишет Маджистер.

Источник: La Repubblica, перевод: Инопресса



загрузка...

Читайте також

Коментарі