Мюнхен-1938: уроки для настоящего

Мюнхен-1938: уроки для настоящего

Информагентства сообщили, что очередная встреча министров иностранных дел «нормандской четверки» состоится 13 февраля в Мюнхене «на полях» международной конференции по вопросам безопасности. Что ж, место встречи символическое. Здесь на такой же конференции 10 февраля 2007 года Владимир Путин произнес программную антиамериканскую и антизападную речь, которая тогда же была воспринята рядом политиков и аналитиков как начало новой холодной войны. Однако большинство западных чиновников, парламентариев и журналистов восприняло эту речь, в которой прямо говорилось о намерении РФ проводить внешнюю политику, не считаясь ни с кем и ни с чем, только как громкие слова. Через полтора года Россия вторглась в Грузию — но это опять-таки адекватно оценило меньшинство западного политбомонда. Понадобились аннексия Россией Крыма и вторжение на Донбасс, чтобы понимание целей Кремля на Западе стало хотя бы частично адекватно реалиям. Но не полностью, поскольку до сих пор отсутствует безоговорочная поддержка жертвы российской агрессии — Украины — и имеется желание как можно скорее уладить дела с Москвой.

А еще — и прежде всего! — Мюнхен является символом другой конференции, где произносились другие речи. Именно в этом городе 29-30 сентября 1938 г. произошла встреча лидеров Великобритании, Франции, Германии и Италии (Чемберлена, Даладье, Гитлера и Муссолини), на которой было подписано соглашение об «урегулировании чехословацкого кризиса». Согласно этому соглашению, Чехословакия была лишена Судетской области, где жили 3,3 миллиона судетцев, выставленных нацистской пропагандой как «угнетенное чехами немецкое меньшинство». На самом деле судетцы никогда не жили в Немецкой государстве и их язык существенно отличался от литературного немецкого, но за несколько лет до событий ведомство Геббельса убедило судетцев в том, что они истинные арийцы и в Третьем рейхе им жить будет лучше. Ну а тех, кто сомневался в этом, укротила многочисленная агентура ведомства Гиммлера, порой с весьма печальными последствиями. Кроме того, Чехословакия обязалась в течение трех месяцев удовлетворить территориальные претензии со стороны Венгрии и Польши. Также Великобритания и Франция в Мюнхене подписали декларацию, которой гарантировали неприкосновенность новых границ Чехословакии.

В общем Чехословакия потеряла в результате Мюнхенского соглашения пятую часть территории государства, около пяти миллионов населения (из них 1,25 млн чехов и словаков), треть промышленного потенциала, запасы оружия, накопленные на территории Судетской области, и большое количество квалифицированной рабочей силы, поскольку немало чехов выехало из урезанной страны, не видя перспектив для себя и небезосновательно опасаясь нацистов.

И при этом Мюнхенское соглашение относительно Чехословакии было обсуждено, сформулировано и подписано без участия представителей правительства этого государства.

Во время встречи в Мюнхене и сразу после нее было сказано немало хороших слов о мире в Европе и об успешном сотрудничестве великих держав. Вот только мир этот не наступил — меньше чем через полгода Германия аннексировала остатки Чехии, создав на ее территории «Протекторат Богемия и Моравия», из Словакии было создано марионеточное государство, а Закарпатскую Украину захватила Венгрия, ставшая гитлеровским союзником. А еще меньше чем через полгода был подписан Пакт Молотова — Риббентропа, после чего немецкое войско вторглось в Польшу и началась Вторая мировая война.

Поэтому не случайно слово «Мюнхен» ассоциируется прежде всего с грубым предательством Францией и Британией своего союзника (с Францией Чехословакия имела даже договор о взаимопомощи!), с торжеством недальновидной политики со стороны западных демократий и с торжеством агрессивных тоталитарных режимов (впрочем, разве такие режимы бывают неагрессивными, только временно). Иными словами, «Мюнхен» — это символ позора и предательства.

Впрочем, обо всем этом написано и сказано немало. Единственное, чего предпочитает не замечать значительное количество рассказчиков о Мюнхенском предательстве, — так это того, что армия и служба безопасности Чехословакии перед этим успешно подавили в Судетах мятеж финансируемых из Берлина местных нацистов, а потом отбили наступление многотысячного «добровольческого корпуса», сформированного из эсэсовцев. И уже после этого чехов предали, ведь Гитлер грозился «широкомасштабной войной», а правительства Франции и Великобритании хотели «мира и сотрудничества»…

А вот о чем не упоминает почти никто — это о том, а чем же обернулось соглашение в Мюнхене для тогдашней Европы в среднесрочной перспективе.

Словакия перед тем стремилась к автономии в составе Чехословацкого государства — вместо этого по воле Гитлера она получила кажущуюся независимость, но словацкая территория была существенно обрезана. Конечно, новое государство вынуждено было стать союзницей Германии, поэтому словацкие войска участвовали в боевых действиях против Польши и СССР, а промышленность и сельское хозяйство работали на Третий рейх. Воевали, впрочем, словаки не слишком охотно, несколько тысяч их в разное время перешло на сторону Красной армии и советских партизан, а 29 августа 1944 года началось Словацкое национальное восстание против нацистов и их местных сателлитов — однако до сих пор чрезвычайно важная в стратегическом плане страна в Карпатах была немецкой союзницей.

А Чехия, которую Вермахт оккупировал 15 марта 1939 года, была превращена в некое квазигосударство, где был свой президент, свое правительство, своя полиция, свои финансовые учреждения, однако все они безоговорочно подчинялись берлинскому наместнику. Чехи осенью 1939 года попытались было выйти на акции протеста против оккупации, но эти акции оккупационная власть жестоко подавила, тысячи людей попали в концлагеря, чешские высшие учебные заведения были закрыты, культурные общества распущены. С тех пор абсолютное большинство чехов, лишенное своего интеллектуального слоя (который либо эмигрировал, либо попал в лагеря), послушно работало на победу Третьего рейха. Собственно, это и не удивительно. Чехи были очень обижены на Великобританию и Францию, их предательство полностью деморализовало мощную чешскую армию и политические силы. А Пакт Молотова — Риббентропа на два года вывел из игры местных коммунистов. С марта 1939 года десятки тысяч чехов выехали на работу в Германию, где заменили на производстве мобилизованных на войну немцев. Остальные работали в самом протекторате. Заводы «ЧКД» и «Шкода» выпускали танки; на заводе «Аэро» (Прага-Высочаны) собирались самолеты. Был создан и ряд подземных военных заводов, защищенных от налетов стратегической авиации союзников. А с января 1943 года чехи стали объектом тотальной мобилизации для работы на военную промышленность Третьего рейха.

В польской кампании 1939 года участвовал немецкий танковый батальон, укомплектованный танками чешского производства — 55 Pz.38(t) и 2 Pz.Bef.38 (t), а 112 танков 35 Pz.(t) вошли в состав 1-й легкой дивизии Вермахта. В апреле 1940-го в операции по оккупации Дании и Норвегии участвовали 15 танков Pz.38(t). Во французской кампании, которая привела к падению Парижа и выходу Франции из войны, участвовали 128 танков 35 Pz.(t), 207 Pz.38(t), 23 Pz.Bef.38(t) — в общем это состав двух танковых дивизий. Сотни различных модификаций этих танков и противотанковых самоходок были выпущены позже. Чешская разработка была положена в основу венгерского танка «Туран». Всего же по состоянию на 1941 год танки чешского производства (большинство которых было выпущено уже после оккупации Чехии) составляли четверть танкового парка Германии. Немало, не так ли?

Поэтому и Мюнхенское соглашение, которое фактически уничтожило Чехословакию, и Пакт Молотова — Риббентропа, который санкционировал это уничтожение со стороны СССР, дорого стоили тем, кто договаривался с тоталитарным агрессором за счет других.

Ну а по окончании Второй мировой войны не только оккупация Чехословакии Красной армией, но и неутоленная к тому времени обида чехов за предательство со стороны западных демократий обусловили относительно легкий захват власти коммунистами в начале 1948-го. После этого отстроенная мощная военная промышленность этого государства работала на укрепление коммунистического блока и его сателлитов в «третьем мире». В конце концов, в 1956-м, когда с оружием в руках восстала Венгрия, а Польша решительно избавилась от одиозного наследия сталинского периода, Чехословакия промолчала. И только в 1968 году, через три десятилетия после Мюнхенского соглашения, чехи и словаки избавились от ее ментального бремени…

Я решил все это напомнить в связи с тем, что и сегодня хватает желающих примириться с тоталитарным агрессором, теперь уже за счет Украины, и если не в Минске, то в Мюнхене. Неужели некоторых история ничему не учит?

День, Украина, публикация: ИноСМИ



загрузка...

Читайте також

Коментарі