Есть такой термин, как «ядерный порог». Это тот момент в развитии цивилизации, когда ей уже хватило мозгов построить ядерное оружие, но не хватило мозгов применить его. 

Есть мнение, что мы никак не можем найти братьев по разуму именно потому, что цивилизации ядерный порог не переступают никогда.

То есть, все цивилизации, достигшие примерно нашего уровня развития, в итоге уничтожают себя сами во взаимной атомной войне. Именно поэтому космос пуст.

То есть средний срок продолжительности жизни технически развитой цивилизации — тысячелетия, если не столетия.

В крайних вариациях этого допущения, возможно, что именно поэтому мы все и произошли пятьдесят тысяч лет назад от небольшой группки выживших в Африке хомо сапиенсов.
Возможно, это даже закон природы — цивилизации технически и научно развиваются всегда быстрее, чем морально и нравственно.

И в итоге, насколько бы глубоко большинство планеты уже не начало осознавать одну банальную, простейшую, как и все гениальное, и такую же гениальную в своей основополагающей простоте как E=mc2, но почему-то настолько сложную к пониманию мысль — убивать нельзя. Убивать людей нельзя. Ни ради чего. Ни ради какой великой идеи. Это же так просто — в итоге все равно найдется какой-нибудь аятолла, или сверхсакральный повелитель духовности и скреп, или великий ким-ин-кормчий, большой, к слову, ученый и экспериментатор, научивший несколько миллионов хомо сапиенсов жрать траву. И, несмотря на то, что мы этот порог уже почти-почти перешагнули, уже почти вышли из подземелий Мории, по которым блуждали тысячелетиями, и почти перебрались через мост над бездной, куда уже был сброшен демон зла, ксенофобии, невежества, ненависти и людоедства, он в последнем отчаянном рывке не дать Гендальфу сотоварищи уйти в свет.

Ну, в общем, большими трехметровыми субтильными созданиями с огромным мозгом и печальными глазами, прилетевшими в машине времени из тридцать первого века, чтобы отвезти нас в счастливый построенный ими на Тау-Кита мир без боли, несправедливости и страданий, не становится уже никто.

И все начинается сначала. От очередной забытой богом группки выживших в пещерах Африки горстки диких племен. Которые после большого огня и большого грома в очередной раз вылезают из своих пещер и смотрят на падающих с неба больших холодных белых мух, которые где-то там, за тысячи километров, откуда и прилетел большой гром, называются «ядерная зима».

И, глядя на поступающие из большого мира новости, я каждый раз ловлю себя на мысли, что день за днем, месяц за месяцем, становлюсь все более ярым сторонником этой теории.

Мозги некоторых представителей этого мира явно не успевают за оружием, оказавшимся в их распоряжении.

В общем, как бы то ни было, но у меня стойкое ощущение, что если ядерный порог существует — то мы даже не то, что подошли к нему вплотную.

Мы на нем уже стоим.

Автор — российский журналист, издатель журнала «Искусство войны» Аркадий Бабченко

Джерело — Facebook А. Бабченка



загрузка...

Читайте також

Коментарі