Логика Кремля: Гибридная война как среда обитания и ядерный конфликт как...

Логика Кремля: Гибридная война как среда обитания и ядерный конфликт как средство спасения

Информации о российских оружейных поставках разного рода террористическим и полутеррористическим формированиям стали уже столь частыми, что обсуждать их по отдельности не интересно. 

Россия поставляет оружие практически всем без исключения режимам-изгоям, а также негосударственным формированиям, выступающим против международно-признанных государств – это подтверждено сотнями фактов.

Россия в этом плане вернулась к политике СССР, который занимался ровно тем же самым, начиная с 20-х примерно годов прошлого века и до самого своего развала. Вялое вранье Лаврова, путинские «а вы докажите» и прочие уголовно-гопнические изыски российской  дипломатии  тоже стали привычно —  неинтересны. На фоне решений лондонского суда о причастности российских властей  к организации убийства Александра Литвиненко, любой спор о том, является или не является российский режим преступным, выглядит нелепо.  Разумеется, является. Это установленный факт. Предметом обсуждения могут быть лишь задачи, которые решает Кремль в рамках оружейных поставок – как в целом, так и в данный момент.

Попробуем понять логику Путина и его окружения, внимательно присмотревшись к нескольким примерам, как относительно  давним, так и не очень.

Война с Грузией в августе 2008 года была абсолютно предсказуемой.  Она стала неизбежной  после официального открытия 13 июля 2006 года нефтепровода «Баку — Тбилиси — Джейхан», предназначенного для транспортировки каспийской нефти к турецкому порту Джейхан на Средиземном море. Газопровод «Баку — Тбилиси — Эрзурум»  открытый 25 марта 2007 года усугубил ситуацию и приблизил кровавую развязку.

Неизбежность войны с Сирией окончательно сложилась к 2009 году, когда во время визита эмира Катара шейха Хамада Аль Тани в Турцию, была достигнута окончательная договоренность о строительстве трубопровода из Катара, через Саудовскую Аравию, Иорданию и Сирию. Дойдя до Турции, он должен был присоединиться к «Набукко» или другим турецким газопроводам. И дважды неизбежной сирийскую войну сделал сходный план Ирана по строительству через Сирию “Исламского газопровода”, с месторождения “Южный Парс”, которое содержит 8% мировых запасов газа.

Каждый километр перекачки газа существенно увеличивает его цену для конечного потребителя. Месторождения Ирана и Катара ближе к Европе, чем месторождения в России. Поэтому газ из Ирана и Катара в Европу, если проложить трубопроводы через сирийскую территорию, будет  по себестоимости значительно дешевле российского. Как следствие, его поставщики могут снижать цену, выбивая ГАЗПРОМ с европейского рынка.

О том, что Россия, по сути, давно стала придатком, обслуживающим интересы добывающих предприятий – в основном, нефтегазовых, известно давно.  Вся политика современной России строится вокруг обеспечения наибольшего благоприятствования для  экспорта углеводородов. Точнее – даже не так. Вся политика современной России, включая и внешнюю политику, строится как равнодействующая множества частных интересов: лоббистских групп, отдельных влиятельных лиц и влиятельных ведомств (включая, в частности, МО, ФСБ и СВР, МЧС, и, лишь отчасти, МИД). А среди всех этих групп влияния у торговцев углеводородами наибольшие возможности – просто по величине финансовых потоков.  В ГАЗПРОМе, как недавно выяснилось, даже уборщицы ходят с сумочками стоимостью около миллиона рублей.

В числе прочего, в интересах ГАЗПРОМа – и, как следствие, в приоритетах внешней политики России – устранение опасных конкурентов.  Все, кто намеревается поставлять в Европу углеводороды, минуя территорию России, должны столкнуться с максимальными трудностями. Например – с ситуацией, когда на территории, через которую нужно проложить нефтегазопровод идет перманентная война.

России не нужен Башар Асад как таковой. России нужен любой правитель Сирии, при котором в Сирии будет идти война. И Асад подходит для этого просто идеально. Представитель алавитского меньшинства всегда будет фактором раздражения для большей части населения Сирии. Он неизбежно будет править, опираясь на штыки – у него просто нет альтернативы. А значит, территория Сирии всегда будет очень сложным местом для транспортировки углеводородов.

Разумеется, Асада нужно вооружить – какая же война без оружия?  Но одновременно нужно вооружить и тех, кто будет воевать с Асадом! Ещё раз: России в Сирии не нужна победа, окончательная и полная, любого, хоть четырежды прокремлевского режима. На транзитной территории через которую конкуренты ГАЗПРОМа могут начать перебрасывать газ в Европу, России нужна только война. И ИГИЛ в сочетании с Асадом для России – удобный инструмент  поддержания нестабильности в регионе.

Но всякие войны рано или поздно кончаются – особенно если речь идет о войне «стенка на стенку». Кремлю же нужно надежно и долговременно обеспечить нестабильность на Ближнем Востоке. Кремлю нужна мультивойна, война всех против всех, которая будет продолжаться даже тогда, когда какие-либо две стороны по каким-то причинам замирятся. И поэтому Кремль будет поставлять оружие всем… кроме тех, кто последовательно заинтересован в замирении.

И Москва сегодня поставляет оружие ИГИЛ, Асаду — и воюющим с ИГИЛ и с Асадом курдам, попутно  закладывая на будущее и проблемы для Турции. А туркоманам и прочим «прозападным» повстанцам Москва оружия не поставляет, более того – бомбит их на уничтожение. Бомбит не боевые отряды, которые довольно трудно отыскать с воздуха – война-то идет маневренная. Бомбит тылы повстанцев: их деревни и города, мирных жителей, те структуры, которые поставляют им пополнение и обеспечивают их снабжение.

А почему эти повстанцы вдруг оказались «прозападными»? Да потому, что они как раз и заинтересованы в том, чтобы в Сирии установился мир. Чтобы там не стреляли. И Запад заинтересован в том же. И Израиль – кусочек западного хайтека в арабском море, очень своеобразная – но все-таки, по уровню развития, несмоненно, западная страна, тоже заинтересован в том, чтобы на Ближнем Востоке не стреляли. Едва ли повстанцы-мусульмане согласились бы, чтобы их называли «произраильскими». Но, по сути, те, кто хочет установления мира в Сирии – и готов идти к такому миру не только через поголовное истребление  всех несогласных с собой (в этом смысле, и Асал и ИГИЛ – тоже «миротворцы»), но и через компромисс, через  построение демократических институтов – все они ровно настолько же «произраильские», насколько и «прозападные». На самом деле, конечно, дело тут не в симпатиях к «Западу», а в совпадении целей. Но мир через компромисс, и уважение не только к собственным правам достижим – а значит, чрезвычайно опасен для России.

Такие миротворцы Кремлю особенно ненавистны. Туркоманов, как уже было сказано, варварски, на уничтожение, бомбят, превращая территорию их жизни в мертвую пустыню, уничтожая их «под корень», всех, потому что они ненавистны ГАЗПРОМу как фактор нежелательного мира. Бомбить Израиль у Кремля, конечно, кишка тонка. Так что здесь Путин и его окружение предпочитают действовать чужими руками.

Вот последний (но, далеко не первый, и даже не десятый, и не сотый) случай такого рода. Незадолго до Нового года СМИ Израиля заговорили о том, что опасность северным границам этого государства, исходящая от России, ИГИЛ и «Хизбаллы» резко усилилась.

По информации «Израиль-7», со ссылкой на МО Израиля, на вооружение ИГИЛ поступило большое количество современного оружия, включая универсальные, зенитно-противотанковые ракетные комплексы «Корнет» российского производства. Причем, комплексы эти, хотя и далеко не карманного размера, но, всё же достаточно портативны, чтобы террористы, вооруженные ими, могли просочиться через границу и устроить теракты в самом Израиле.

И это – не единичные, случайно доставшиеся ИГИЛ экземпляры, захваченные где-то в качестве трофеев, отнюдь нет. Поставки «Корнетов» для использования против Израиля идут вполне системно и постоянно. Первый склад с ними был обнаружен израильскими военными в секторе Газа летом 2014 года. Теперь поставки оружия в сектор Газа более или менее перекрыли – но канал ИГИЛ-«Хезболла» продолжает работать.

Но на поставках ИГИЛ свет клином не сошелся! Турция тоже хочет мира в Сирии! Значит, надо создать трудности и для Турции. Какая самая больная точка у Турции, на которую можно надавить? Правильно – курдская проблема. И неважно, что курды – враги ИГИЛ. И даже если ИГИЛ и курды повоюют между собой российским оружием – никаких проблем.  Любая война  выгодна для России. Но главная цель, в данном случае – это именно Турция.

Было бы нечестным утверждать, что «проблема курдов» целиком и полностью сконструирована в КГБ  СССР – это не так. Проблема существует исторически. Для Турции она крайне болезненна. Но то, что 90% поддержки, и, в первую очередь, оружием, курдские повстанцы в период после Второй Мировой войны получали из СССР, а потом из России – это факт. Не будь этого оружейного ручейка, подпитывающего войну – не исключено, что компромисс с курдами был бы найден. Да, он был бы трудным… но мирным. Но СССР, а потом Россия очень заботились о том, чтобы мира не наступило. И продолжают заботиться сейчас. Россия, конечно, всё отрицает, но оружие-то – вот оно.

«Курды не получают оружие от РФ напрямую, но могут получать оружие российского производства от правительства Ирака», — заявил на днях постпред РФ при ЕС Владимир Чижов. Ну, да — а Россия охотно поставляет оружие курдам, используя Ирак как прокладку, на которую можно кивнуть в случае чего… Вообще-то курдские поставки идут и напрямую. Но это – тема отдельная… Мы сейчас разбираемся в общей логике российской игры.

Надо сказать, что оружие,  с точки зрения юридической,  переходя в плоскость путинского «а вы докажите» — это вещь, вообще-то, довольно скользкая. К примеру, комплектующие 90%-й готовности – они уже как бы и не оружие. Они, к примеру, могут быть «товарами двойного назначения» — помните этот старый анекдот про рабочего с завода, который выносил, снова и снова, по частям, детскую кроватку, чтобы собрать её дома — но при сборке у него неизменно получался пулемет?

Но ведь такого рабочего просто грех не использовать. Ведь если он продаст этот пулемет террористам – то это уже и не Россия виновата, она вообще ни при чем. Иными словами, Россия остро нуждалась – и нуждается в буферных зонах, в которых из «комплектов для сборки детских кроваток» можно собирать что-то стреляющее. Такая буферная зона должна быть вне международного контроля,  и в ней можно творить всё что угодно. Правда, на практике собрать что-то дельное даже из комплекта 90%-й готовности не так просто, нужно производство…Но кое-что собирать можно. В непризнанных ДНР и ЛНР работают цеха по сборке однозарядных «Град-П».

«Град-П» — изумительная штука, разработанная ещё в СССР специально для вооружения террористов (по официальной версии – «вьетнамских партизан», но война во Вьетнаме и реальная роль в ней СССР – тема тоже отдельная и непростая). Так вот: это труба с треножником. И пара-тройка ящиков с ручками, для переноски снарядов «Града». Всё, в общем-то, стоит копейки и рассчитано на одноразовое применение: выпустили принесенные снаряды, бросили трубу и пустые ящики, и разбежались. Труба, правда, чуть сложнее чем кажется, и на колене такую не сделать… А вот в условиях подпольного производства в бандитском анклаве, на оборудовании, похищенном с разграбленных предприятий – вполне можно её сделать. А потом, под видом «труб» можно перебросить эти «Грады» как мирный товар к месту употребления – и употребить по назначению. Кучность, правда, неважная. Но для обстрела мирного города, который довольно большой, и никуда не убежит – вполне хорошая.

Но  мы снова уходим в частности, от главной темы – от общей логики Кремля. За последние годы эта логика претерпела некоторые изменения в связи с изменением ситуации в мире. Кроме того, «матушка Углеводородица» хотя и определяет политику России в очень большой степени, но всё-таки является не единственным значимым фактором.

Итак, что произошло в последние годы?  Во-первых, Кремль влез в украинскую авантюру. История эта – пример неверного прогнозирования, когда  низовые бюрократические структуры, стремясь понравиться начальству, подают наверх информацию, которая начальству будет приятна, а оно, начальство, в свою очередь, на основе этой информации делает неверные выводы. Кремль допустил три ошибки:

— Переоценил своё влияние и свою незаменимость как поставщика углеводородов в ЕС,

— Недооценил реакцию Запада на аннексию Крыма и агрессию против Украины,

— Не спрогнозировал реальной динамики нефтяных цен – а она вполне поддавалась прогнозированию, было множество сигналов, свидетельствующих о грядущем спаде.

Причем, здесь произошло взаимовлияние факторов. Не начни Россия агрессии – падение цен на нефть, вероятно, было бы довольно плавным, растянутым на десятилетие. Но агрессор с ЯО вызвал тревогу у главной технологической державы мира – США. Собственно говоря, он вызвал тревогу у всего мира, но решения в данном случае исходили от того, кто держит под контролем передовые технологии. И прогресс решено было немного подстегнуть, точнее – перестать сдерживать его. И нефти сразу стало очень много. Избыточно много. Правда, к нефти нужна ещё и логистика её доставки к потребителю, а эту логистику так быстро не нарастишь. Но и её наращивают, причем, быстрыми темпами. Кроме того, потребность в нефти и газе снижается – на полную мощность заработали программы альтернативной энергетики.

И Кремлю нужно срочно искать точки уязвимости в новом раскладе сил и цен. Такие точки есть. И Кремль очень активно с ними работает.

Это, во-первых, умножение тлеющих конфликтов. Во-вторых, диверсификация самого Кремля, его уход из России, как ни парадоксально это звучит, и «заражение» им всего мира – так инфекция из гангренозной опухоли распространяется по всему организму. И, в — третьих – общемировая дестабилизация, причем, вплоть до ядерной войны. Как  средство отбросить мир назад, затормозить социальный и технологический прогресс.

Начнем с самого очевидного. Разжигание и поддержание локального конфликта требует гораздо меньше усилий и затрат чем его завершение, и тем более – чем восстановление разрушенного хозяйства. Разрушения, произведенные таким конфликтом в умах и душах людей вообще не поддаются восстановлению в течении жизни по меньшей мере трех поколений.

Разжигая конфликты, снабжая оружием всех, кто готов пустить его в ход, плотно работая с режимами-изгоями, с террористами и фанатиками всех видов  и мастей, и просто с криминальными группировками, Кремль, возглавляющий сегодня мировую архаику, мировой феодализм, доиндустриальную формацию, которая не желает уходить с исторической сцены, истощает противостоящий ему высокотехнологичный западный мир.

Истощает, зачастую, пользуясь его же достижениями. Внутренние противоречия развитого мира – а их немало – позволяют Кремлю получить доступ к технологиям, к которым он самостоятельно не мог бы и приблизиться. Без доступа к западным разработкам, к западным станкам, к западной элементной базе электроники и  вообще к западным комплектующим российское производство полностью прекратилось бы в течение максимум 3-5 лет. Совсем. Включая производство валенок, балалаек и матрешек. И в России, и на Западе это знают. Но организовать по-настоящему полную технологическую блокаду России Запад сегодня не в состоянии.

Отдельной строкой тут надо прописать международную организованную преступность. О конфликте в Сирии знают все – но что вы знаете, к примеру, о терроре, развязанном в Мексике наркокартелями? Между тем, вооружение их боевиков, помощь в выводе и перемещении средств, а также в укрывательстве их в оффшорах, снабжение документами, переброска и увод из-под наблюдения ключевых фигур – и многое другое, происходит сегодня при очень плотной российской поддержке. Вы не знали? Естественно… Вам и не положено. И далеко не все что можно прочесть даже в открытой печати переводится на русский язык.

Кроме того, Кремль активно создает и разного рода собственные буферные структуры, маскирующие его присутствие – от компании «Гунвор» до многочисленных ЧВК (частных военных компаний). Время от времени какие-то из этих структур деконспирируются, и попадают под санкции, как это случилось с «Гунвором».  Но здесь та же картина, что и с конфликтами: пока одну такую структуру раскрыли и изолировали, хотя бы частично, в Кремле уже создали 10 новых.

На Донбассе сейчас воюют в основном ЧВК. Конечно, за ними стоят ФСБ и ГРУ, но… «а вы докажите». А доказывать, увы, надо. Запад устроен так, что по подозрению, или по указанию верховного правителя ничего ни с кем там сделать нельзя. В этом сила Запада – но в этом, в сложившейся ситуации, и его слабость.

Большое число мелких конфликтов неизбежно замедляют технологический прогресс, ухудшают логистику, а, следовательно, улучшают позиции Кремля.  Если у вас под окнами оперируют террористы, вам нужно тратить деньги на безопасность, хотя бы для того, чтобы они не сперли у вас опасные технологии. Вам нужно отслеживать все высокотехнологичные изделия, поступающие в свободную продажу, на предмет возможного их использования террористами. Доступные дроны, которые может купить каждый, говорите? Ну-ну…

Всё это требует очень серьезных структур, которые стоят очень серьезных денег. Эти деньги в ином случае были бы потрачены на образование, здравоохранение, научные исследования… И деньги эти, по сравнению с затратами на террористов, очень большие. На один, а то и на два порядка больше затрат на организацию террора.

Один из последних, но ярких примеров такого рода: ФСБ России организованно помогает беженцам из третьих стран перебираться через российскую границу в Финляндию – то есть в ЕС. Отдавая предпочтение – по видимости – семьям с детьми. Но это только по видимости. Настоящие критерии отбора сложнее. Перед ФСБ стоит задача: перебросить в ЕС именно таких эмигрантов, которые наименее склонны жить по правилам, адаптироваться в местные реалии, работать и быть законопослушными.

В ЕС перебрасывают горластых и агрессивных паразитов, которые едут туда затем, чтобы жить на пособие, и все «европейские ценности» заранее презирают. А их дети, которым сейчас 10-12 лет уже лет через 5-6 станут прекрасным материалом для вербовки в ряды террористов, кому своя, а тем более чужая, жизнь – копейка. И эти пять-шесть лет их будут вести и плотно работать с ними через буферные структуры, формально – «исламские»,  «левые», «евроскептические», а по факту – через филиалы ФСБ. И в нужный момент им в руки вложат и оружие. Возможно, даже ещё советского производства. Это солдату антитеррористических сил, жизнь которого чего-то стоит, нужен хороший, и, потому, дорогой «Тавор», а для одноразового смертника и древний «Калашников» вполне сойдет.

Запад ценит жизни – любые человеческие жизни. Запад очень внимательно относится к любым мнениям – он не позволяет ни одному из них стать «единственно верным», но и не отбрасывает ничего априори, он всегда старается найти компромисс и взаимопонимание. Такова западная культура. Она позволяет достичь высоких стандартов жизни. Продвинуть технический прогресс на фантастические  высоты. Но она сегодня оказалась очень уязвима перед дикарем с российским «Калашниковым» в руках и российским информационным дерьмом в голове. Иногда – прямо российским, иногда – вроде бы и не российским, но разрушительным, и проплаченным на российские деньги.

По большому же счету, дело тут в том, что Россия оказалась несовместима с современным миром. Наличие современного мира – вот просто его наличие, как факт, и как пример для жителей России (да-да, жителей, никаких «граждан» там не было и нет) разрушительно для российского режима. Наличие российского режима Западу, в общем-то, безразлично. Точнее, оно было бы ему безразлично, если бы Кремль мог существовать в изоляции от Запада.

Но Кремль не способен существовать сам. Кремль может только паразитировать на Западе – на культуре Запада, технологиях Запада, товарах Запада – и в этом смысле Россия, да, несомненно, часть западной культуры. Без Запада  – без заводов, построенных специалистами из США в 30-е годы прошлого века, без украденной у США же ядерной бомбы, без поставок станков, идей, оборудования и просто, простите за грубость, жратвы, в течение последнего столетия (и раньше тоже – но это опять-таки, отдельная тема) в России смогли бы жить миллионов 12, примерно, существ, отдаленно похожих людей. Одевающихся в шкуры, сеющих для пропитания репу, и живущих в избах, топящихся по-черному.

Но Запад  в своем развитии дошел до того момента, когда российский паразит уже не может питаться его соками. Они слишком сложны для примитивного организма России. Они, в силу своей сложности, разрушают этот примитивный организм. И Россия, спасая себя, стремится разрушить современный Запад,  отбросив его – ментально, социально, технологически лет, хотя бы на 30, а лучше бы на 50, а совсем бы хорошо – и на все 100 – назад. В этом случае – и только в этом — она сможет выжить, и продолжать паразитировать. Если этого не произойдет – Россия погибнет. Причем, погибнет она совершенно естественным путем, просто лишившись подходящего питания.

Для того, чтобы выжить, российский режим пойдет на всё. Вплоть до развязывания глобальной ядерной войны – в этом случае его главари пожертвуют Россией, но сами получат шанс затеряться в воцарившемся хаосе.

Именно это делает Россию крайне опасной для Запада, а ответные меры Запада по отношению к России делает  критически необходимыми. По сути, мы имеем дело с социальным педикулезом: если бы вши не кусали своего хозяина, не сосали его кровь, не разносили бы опасные болезни, то человеку они были бы безразличны. Но вши опасны. Их необходимо уничтожать – это вопрос выживания для человека. Ровно так же и для современного мира,  вопросом выживания стало  уничтожение огромной мировой вши, засевшей за кремлевской стеной.

Чтобы эти рассуждения не показались совсем уж абстрактными – обратимся к ещё одному конкретному примеру. Итак, в маленькое островное государство Фиджи, которое находится – внимание — возле берегов Австралии и Новой Зеландии, прибыла партия российского оружия. Поставленного безвозмездно – задаром, то есть. В подарок. Пока что – 20 контейнеров. С неизвестным, кстати, содержимым. Говорят, что там есть один вертолет, какое-то «тяжелое вооружение» – неизвестно, кстати, какое именно, и «спецсредства для подавления протестов». И ещё на Фиджи приехала группа российских военных инструкторов, которые должны будут обучить фиджийцев.

А армия  Фиджи уже сегодня значительно больше войск других островных государств. И режим на Фиджи тоже, скажем так – очень подходящий на роль российского клиента. После того, как Фрэнк Баинимарама в декабре 2006 году совершил переворот, и захватил власть в стране, США, Новая Зеландия и Австралия ввели против Фиджи военные и финансовые санкции, что привело к напряжению отношений между странами.

Тут важно даже не то, что представляет собой Баинимарама – фигура эта достаточно противоречивая, вовсе не однозначно-злодейская. Важно другое — то, что ему, кроме России, податься сейчас некуда, а ситуация и внутри Фиджи и вокруг него очень непростая, и надо бы вооружаться… Формально – речь идет о перевооружении фиджийских миротворцев, которые работают в рамках проектов ООН. Ну что ж… Это можно понять. Заработки военных Фиджи  являются значительным вкладом в местную экономику. Но России-то зачем заниматься оружейной благотворительностью?

Можно предположить, что Москва начала игру по созданию очередного очага напряженности под боком у Австралии. Всё по классическому сюжету: небольшая войнушка между островными государствами, поток беженцев, конфликты с местным австралийцами, бардак и протесты… А тут ещё и Австралия подумывает об окончательном отделении от Британии и превращении в полноразмерную республику. Лондон, правда, пока что особо не возражает, но ведь умеючи можно раздуть пожар и по меньшему поводу.

Можно также предположить, что Москва прорабатывает варианты с использованием  фиджийских миротворцев в своих целях: к примеру, согласившись на участие миротворческих сил на линии разграничения на Донбассе, вроде бы и с санкции ООН – но вместе с тем лояльных к России.

Причем в ряды этих лояльных островитян, при достижении определенных договоренностей между Россией и Фиджи, можно будет включить и лиц, не имеющих к Фиджи никакого отношения и уже прямо отрабатывающих конкретные приказы из Москвы. Словом, ход со стороны России сделан интересный. И многообещающий. Открывающий массу возможностей для маневров вокруг Донбасса. Так что, хотя Фиджи и далеко от Украины, но мир наш, оказывается, довольно мал.

И ещё — поставки оружия как-то странно совпали с публикацией доклада по делу Литвиненко, и с намерением Лондона ввести дополнительные санкции против России, и добиваться экстрадиции подозреваемых в убийстве Литвиненко Андрея Лугового и Дмитрия Ковтуна.

И, наконец, последняя новость. Известный своей правдивостью российский телеканал LifeNews сообщил, что ФСБ России предупредило СБУ о возможных терактах ИГИЛ в Украине. И даже предоставило список из десяти потенциальных террористов, которые, скорее всего,  и будут эти теракты осуществлять. А пресс-служба СБУ тут же опровергла это  сообщение. Пресс-секретарь СБУ Елена Гитлянская заявила, что украинские спецслужбы не поддерживают никаких отношений с российскими, а потому информация о том, что ФСБ, якобы, предупредила СБУ о готовящихся в Украине терактах ИГИЛ, не соответствует и не может соответствовать  действительности.

Фейк? Несомненно. Но явно не случайный. Больше всего это похоже на операцию по упреждению, чтобы потом Лавров заявлял на весь мир: а мы, мол, предупреждали! А раз предупреждали – значит ни при чём….

Что можно посоветовать в этой ситуации украинцам? Только одно: быть бдительными. Киевлянам – особенно.  К сожалению, неусыпная бдительность и готовность к любой подлости, диверсии, провокации должна войти в жизнь всего мира. До тех пор, пока существует Россия. Такова логика действий Кремля. И ничего с этим не поделаешь…

автор: Сергей Ильченко



загрузка...

Читайте також

Коментарі