Что значат западные обвинения Путина

Что значат западные обвинения Путина

«В российской элите потихоньку зреет вопрос: как можно защищать все эти подлинные ценности с такой изгаженной репутацией, как у Путина?» — пишет журналист Виталий Портников для ЛигаБизнесИнформ.

Вспомним, кем был Путин на момент начала агрессии против Украины в глазах Запада. Да, это был авторитарный политик, преследовавший оппозиционеров, уничтоживший свободу прессы, посадивший Ходорковского, допустивший гибель Магнитского и убийство Политковской. Да, это был глава государства, утверждавший, что Запад вмешивается в его сферу влияния и вредит его интересам. Да, это был отчаянный игрок, способный перевернуть шахматную доску и обмануть оппонентов — как в Сирии. Но это был рукопожатный политик. Человек, участвовавший во встречах G-8, встречавшийся с западными лидерами на равных, представлявший — пусть и странное, уродливое, коррумпированное и отсталое — продолжение того мира, в котором жили его коллеги. К тому же он был сказочно богат и мог оплачивать не только работу пропагандистских медиа-ресурсов, рассказывавших зрителю или читателю о российских победах и о том, что Путин — последний в этом мире хранитель подлинных ценностей, Махатма на каблуках — но и услуги многочисленных западных журналистов, экспертов и даже политиков ультраправого или ультралевого толка, давно променявших взгляды на деньги. Словом, когда этого малоприметного косноязычного человека, с трудом находящего слова для грамотного объяснения собственных мыслей, объявляли ведущим политиком и даже интеллектуалом современного мира — никто особо не удивлялся. Путин — он был, конечно, не как Обама или Меркель, но вполне мог оказаться в одном ряду с китайскими лидерами — те тоже не самые большие демократы.

Аннексия Крыма и даже война в Донбассе изменили не так много, как может показаться на первый взгляд. Да, его действия против Украины вызвали ужас у западных коллег и общественного мнения, но они могли восприниматься как его представления о политике. О политике, в которой гибридная война — всего лишь продолжение влияния, не более того. Некоторые даже предпочитали говорить о его методах с плохо скрываемым — но хорошо оплачиваемым — восхищением. Вот, мол, он уже фактически потерял Украину — а действиями в Крыму и на Донбассе вновь заставил с собой считаться. А это надо суметь!

У его коллег-президентов и премьеров особого восхищения не наблюдалось, но и они надеялись, что Путин одумается, выведет войска с Донбасса, начнет хотя бы разговаривать по Крыму — и тогда, конечно же, можно будет если не дружить, то по крайней мере вернуться к формату холодного сотрудничества, который существовал до агрессии. Сам он думал совершенно противоположным образом, но в том же направлении — что это Запад одумается, признает его интересы в Украине (мы один народ), отменит бессмысленные санкции (а он — осмысленные антисанкции) и все будет, как было. И реакция Запада на его действия в Сирии вроде бы убеждала, что он не так уж не прав. По крайней мере, с ним опять начали разговаривать.

Но все это время нам напоминали, что параллельно идут другие процессы, которые, на первый взгляд не имеют отношения к делу, но могут изменить обстановку коренным образом.

Первый из этих процессов — общественные слушания по делу об убийстве Александра Литвиненко — уже завершен и привел куда к более серьезному результату, на который можно было рассчитывать изначально. Потому что участники слушаний со стороны обвинения считали, что комиссия придет к выводам о причастности российского руководства. Но в Лондоне прозвучала не общая оценка, а две фамилии — самого Путина и его ближайшего соратника по ФСБ, одиозного секретаря российского Совбеза Николая Патрушева.

Следующий процесс — расследование по делу об уничтожении гражданского самолета Малайзийских авиалиний — еще продолжается. Но появляется информация о том, что исследователям удалось установить фамилии причастных к преступлению кадровых российских военных — а это означает, что и в данном случае есть возможность говорить о прямой ответственности их верховного главнокомандующего Владимира Путина.

Но и это еще не все. В фильме, снятом кинематографистами ВВС, американский чиновник говорит о причастности к коррупции самого Путина. Не кого-то там из окружения, не родственников, как в случае с Ельциным, а именно Путина. И хотя это пока что всего лишь оценка, ясно, что она не прозвучала бы, если бы такой не была официальная позиция Соединенных Штатов.

Еще один процесс, который начинается буквально в эти дни — это слушания в Гааге по вопросу этнических чисток в Южной Осетии во время нападения России на Грузию. Подобные процессы долго готовятся, еще дольше проходят, но позволяют коренным образом изменить общественное мнение о происходящем. И, кстати, могут стать прецедентом. Потому что точно так, как оккупанты действовали в Южной Осетии, изгоняя грузин из родных домов и уничтожая из села, они уже начинают действовать в Крыму, запугивая и вытесняя крымских татар.

Все эти суды, фильмы и заявления меняют сам образ Путина. Проще говоря — из азиатского диктатора он на глазах превращается в африканского, в политика, к которому страшно подойти, потому что не знаешь, не съел ли он сегодня на завтрак лидера оппозиции.

Понятно, что с ним не прекратят контакта, будут пытаться оттащить от Украины, договориться по Сирии. Но все это — с ужасом. Он больше не один из них — вне зависимости от того, что он сам об этом думает. Конечно, они и раньше понимали, что убийство Литвиненко — это он, и Боинг рейса МН17 — это он, и российская коррупция — это он. Но одно дело, когда об этом говорят в своем кругу, в кулуарах обеда мировых лидеров — и совсем другое, когда это говорится публично в судах и становится очевидным для всех. Да, и он больше не так богат — у него уже нет такого количества средств на пропаганду и подкуп, как раньше. Все летит в тартарары.

Предугадать, чем это все обернется, пока что не так уж и легко. Клиент будет уходить в привычную несознанку — просто потому, что не сможет поверить, что это происходит именно с ним, великим и непогрешимым.

Раскормленный Песков будет щуриться, вульгарная Маша Захарова фыркать — но никакого толку от этого не будет. Тогда он попытается обвинить во всех грехах партнеров — собственно, он уже и сейчас это делает, когда его министр иностранных дел, циничный Лавров, берет под защиту «нашу Лизу», якобы изнасилованную якобы беженцами в Германии — и доводит до бешенства даже невозмутимого Штайнмайера. Это тоже не сработает. Не сработает уже ничего.

Между тем в самой пока что подмятой и испуганной российской элите — военной, политической, олигархической — будет потихоньку вызревать простой вопрос: да, Крым наш, да, мы самые великие, да американцы сволочи. Но как можно защищать все эти вечные ценности с такой изгаженной репутацией?

Рано или поздно этот вопрос прозвучит как вечевой колокол.

Автор: ВИТАЛИЙ ПОРТНИКОВ, источник: inforesist.



загрузка...

Читайте також

Коментарі