Война на Донбассе 2.0. Возможна ли новая фаза конфликта?

Сегодня этот вопрос едва ли главный в обсуждении текущей ситуации в Украине.

Причем на всех уровнях, во всех кругах и аудиториях.

Мы изучили много различных версий развития ситуации и предлагаем свой вариант возможного формирования событий в этом регионе.

Забегая вперед, скажем, что угроза возобновления вооруженного конфликта была и остается.

Попробуем в этом разобраться.

Допинг для экономики России

Война – это масштабное капиталовложение, которое потом принесет огромную выгоду тому, кто ее затеял. Мы попытаемся увидеть эту выгоду, проведя небольшой экономический анализ ситуации в России.

В настоящий момент РФ переживает кризис, связанный с резко возникшей конкуренцией в мировой нефтегазодобыче.

В течение прошлого года мировой рынок углеводородов принял новые правила игры: страны, обладающие самыми передовыми технологиями добычи нефти, стали «расчищать» себе рынок от слабых конкурентов методом демпинга на добытую нефть.

Россия, как известно, полностью привязана к стоимости углеводородов, так как их  экспорт – это ключевая статья доходов ее государственного бюджета. До недавнего времени она считалась монополистом в Европе, однако политическая и экономическая ситуация на континенте и в мире заставили игроков резко менять традиционные подходы.

По известным причинам, ЕС диверсифицировал углеводородные поставки и категорически исключил из этой схемы Россию.

В газовом сегменте остановлены все российские газовые проекты «Газпрома» – Южный поток, Турецкий поток, Северный поток-ІІ, Сила Сибири.

Параллельно был сильно подорван нефтяной рынок России. На передний план вышли способы добычи сланцевой нефти (США и Китай) и новейшие технологии добычи традиционным способом (Саудовская Аравия, Кувейт). Нужно отметить, что из российских нефтяных проектов в конце 2014 г. ушли иностранные компании, которые занимались обслуживанием оборудования и инженерными работами – ExxonMobil, Shell и Total. Кроме того, выход на нефтяной рынок Ирана больно ударил по позиции России в рейтинге нефтедобывающих стран мира.

Компания  Ernst & Young сдалала прогноз, согласно которому к 2020 г. приоритет в нефтедобыче будет отдан США, Саудовской Аравии, Кувейту и Китаю. Они поделят три четвери мирового рынка нефти. Остальные участники рынка будут довольствоваться оставшейся его долей, а страныРоссия, Венесуэла, Нигерия, Алжир и Мексика вообще должны уйти с этого рынка.

Война России в Сирии и попытки распространения своего влияния на весь Ближний Восток как раз связана с борьбой Кремля за рынок нефти. В этом смысле показательным является тот факт, что российские бомбардировки не касаются нефтяных скважин, что, по большому счету, могло бы вмиг прекратить «финансирование» ИГИЛ.

Реальной целью войны в Сирии есть преломление тренда падения цены на сырую нефть, а также дальнейшее усиления влияния на этот ценовой этот показатель. Нужно сказать, что в первые недели бомбардировок Путину это кое-как удавалось. Однако военное давление на рынок нефти оказалось неэффективным, и дальнейшее участие России в надуманной «войне» с исламским радикализмом теряет всякий интерес как в самой России, так и со стороны мирового сообщества.

Это прекрасно видно по интенсивности информационного сопровождения в СМИ России военной кампании, которая на сегодня вдвое утратила актуальность. События об участии РФ в сирийской войне перестали быть контрастными в информационном потоке и перешли в разряд обычного информирования.

Одним словом, экономика России уверенно теряет приоритеты в нефтегазовом рынке и вынуждена будет искать выход в формировании собственного  экономического пространства. Только так РФ сможет сохранить свою неконкурентную, но жизненно необходимую нефтегазодобычу.

В 2015 г. Россия создала свой новый экономический проект – Евразийский экономический союз (ЕАЭС), (Россия, Казахстан, Беларусь, Армения и Киргизстан). По мнению аналитиков, в ближайшие годы РФ не сможет слезть с «нефтяной иглы». Поэтому ее приоритетом станет расширение собственного экономического пространства, где будут востребованы свои добывающие и перерабатывающие мощности. По аналогии с бывшим СССР, такое пространство должно состоять из стран-сателлитов с примерной численностью населения 250-300 млн.чел. (сегодня потенциал ЕАЭС составляет 184 млн.чел.).

В этой связи высказываются суждения, что Россия крайне заинтересована во включении в зону своих экономических интересов Украины и Молдовы. Причем, с учетом последних событий, для достижения этих целей Путин не пойдет на проведение мирных переговоров. Во-первых, это не в его манере, а во-вторых, слишком ограничено время. Инструменты «публичной дипломатии» или «мягкой силы» проще заменить развернутыми боевыми действиями. Одним словом, для реанимации российской экономики нужен захват Украины и, очевидно, Молдовы. Речь идет о развернутой военной операции с сохранением производственного потенциала этих стран.

Тем более, что Украина и Молдова не являются членами НАТО.

Поэтому наиболее вероятный сценарий решения донецкого конфликта – вторжение российских войск на территорию Украины, что, по мнению американских аналитиков, отвечает их прогнозам.

Политические предпосылки

2016 год для России – год выборов в Государственную Думу РФ. Это означает, что правящая партия «Единая Россия» и политические силы, которые ее поддерживают, должны будут создать себе высокий политический рейтинг.

В этой связи Украина, которая входит в зону политических интересов России, должна стать выигрышным моментом в предвыборной кампании.

Видимо с этой целью Путин и назначил полномочным представителем РФ в Контактной группе в Минске Бориса Грызлова – главу Высшего совета партии «Единая Россия». Включение в переговорный процесс Грызлова – сторонника силового разрешения конфликтов, скорее всего, будет направлено на усиление конфронтации между Украиной и Россией.

А поводом для возникновения противоречий могут стать намерения руководств оккупационных режимов на Донбассе провести выборы в одностороннем порядке, не учитывая мнения Украины. Согласно имеющейсяинформации, Кремль планирует проведения плебисцитов в «ЛНР» 21 февраля и в «ДНР» 20 апреля 2016 г.

При этом руководство России понимает, что, подтолкнув оккупированные режимы к такому шагу, лишает дальнейший диалог по Минскому процессу актуальности. Фактически, снимаются всякие ограничения для создания давления на Украину в рамках текущей гибридной войны.

Скажем больше, в обновленной Стратегии национальной безопасности РФ(31.12.2015 г.) прямо указано, что «Украина – долгосрочный очаг нестабильности непосредственно у границ России». А тлеющий на востоке Украины конфликт вполне подпадает под перечень «основных угроз государственной и общественной безопасности», указанных в Стратегии.

Другой руководящий документ – Военная доктрина РФ (25.12.2014 г.) позволяет использовать российскую армию за пределами страны в случаях«поддержания и восстановления международного мира», «борьбы с терроризмом» или при других поводах. Суть одна – российское руководство предусмотрело возможные варианты внешней агрессии на территорию Украины и недавно зафиксировало это в своих руководящих документах.

И еще один deadline в российской политике: выборы президента России назначены на март 2018 г. По нашему мнению, это можно рассматривать, как этап завершения создания квази-СССР – нового пророссийского экономического пространства. В этом случае имеется в виду создание политического (военно-политического) объединения стран, основой которого станут участники Евразийского экономического союза.

Идеологические маркеры ситуации

В этом аспекте следует обратить внимание на несколько моментов:

Во-первых, Россией развернута масштабная информационная акция «примирения народов», главной целью которой есть создание искусственной атмосферы мира между государствами и сокрытие под маской «дружбы народов» истинных фактов преступлений руководства России и российских террористических войск.

Во-вторых, концепция Кремля «Русский мир» успешно распространилась на аудитории «ДНР» и «ЛНР», оккупированного Крыма и Приднестровья. Нужно отметить, что в этих регионах распространяется тезис о «геноциде русских» в Украине, что фактически повторяет информационную ситуацию перед второй Чеченской кампанией. Сюда же можно отнести кампанию по масштабному переписыванию российской истории. Причем, дискуссии по этому поводу активно происходят на бытовом уровне, в экспертных и научных кругах, а также в социальных сетях. Это позволяет Кремлю формировать необходимые смыслы, а официальным СМИ России находиться якобы вне обсуждаемой проблемы.

В-третьих, Кремлем искусственно нагнетается ситуация, в которой оккупационные режимы собираются проводить выборы без участия Украины. Тем самым, формируются предпосылки касаемо нивелирования всего комплекса Минских соглашений. Такая схема позволяет российскому руководству навязывать новые «мирные планы урегулирования конфликта».

В-четвертых, практически во всех областях Украины в последние месяцы отмечается усиление деятельности пророссийски настроенных социальных групп – партий, общественных организаций, виртуальных групп в соцсетях. Их очевидной целью есть сплочение пророссийской аудитории в Украине для создания идеологической платформы Кремля, как это было реализовано при оккупации Крыма.

В-пятых, чрезвычайно активно стали проявляться противоречия сакрального характера. Практически ежедневно в российской печати встречаются материалы о «притеснении» украинской церковью прихожан Московского патриархата, сжигании храмов и изгнании священников. При этом, искусственно моделируется мнение о планах украинского руководства по силовому захвату киевских церковных святынь. Этим несложным методом происходит привлечение верующих людей на сторону пророссийских идеологов.

***

Таким образом, имеются все предпосылки для возобновления боевых действий в Украине.

С этой целью Россия проявляет высокую заинтересованность в создании подконтрольного ей экономического пространства в кратчайшие сроки.

В качестве политического повода может быть использован фактор проведения выборов в оккупированных регионах с целью демонстрации «фиктивности» Минских соглашений.

На сегодня в информационном пространстве Украины отмечены мероприятия, призванные формировать раскол в украинском обществе, и направленные на создание в нем элемента пророссийской аудитории.

источник: Спротив

Рекомендуємо прочитати

Чим відрізняються польські та українські вандали

Історик, голова Українського інституту національної пам'яті Володимир В'ятрович розповів, чим відрізняються польські та українські вандали....

Це може бути цікавим

Монетизація субсидій: про що замовчав Гройсман?

Гройсман обіцяє грошову винагороду від Уряду частині субcидіантів....

загрузка...

Схожі публікації

Дивіться, що пишуть

Експерт пояснив, чому політичні призначення відкидають Україну на 10 років назад

«Політичні призначення себе не виправдали....