Тымчук о проблемах новой волны мобилизации и сценарии завершения войны на Донбассе

Тымчук о проблемах новой волны мобилизации и сценарии завершения войны на Донбассе

Министерство обороны и Генеральный штаб взвешивают необходимость проведения седьмой волны частичной мобилизации. Она необходима для того, чтобы заменить 40 тысяч военнообязанных, призванных во время четвертой волны мобилизации год назад. На прошлой неделе источник в Минобороны сообщил «Апострофу», что решение о проведении седьмой волны уже практически принято. Позже Генштаб подтвердил эту информацию официально. Однако 21 января министр обороны Степан Полторак и представители Генштаба заявили, что конкретное решение о мобилизации еще не принято и зависит от того, сколько удастся привлечь на службу контрактников. Как сообщил «Апострофу» координатор группы «Информационное сопротивление», член комитета Верховной рады по вопросам нацбезопасности и обороны Дмитрий Тымчук, недавнее повышение денежного содержания позволяет надеяться на то, что люди заинтересуются службой по контракту. А успех мобилизации зависит от полноценного информирования населения.

— Сейчас в обществе ведутся разговоры о проведении седьмой волны мобилизации. Между тем, шестая волна, которая проходила летом прошлого года, была выполнена процентов на 60. Не наступило ли время что-то менять в системе комплектования армии?

— Мобилизация имеет свои плюсы и минусы. Нельзя прогнозировать, когда закончатся события на Донбассе. Допустим, боевые действия завершились, а мы, например, уже набрали 250 тысяч контрактников, которых обучили и которым платим деньги. Что с ними делать дальше? Разрывать контракт? Тогда Министерство обороны рискует получить за это штрафные санкции. Поэтому логика в том, чтобы набрать людей, которых можно в любой момент демобилизовать, чтобы привести армию к штатам мирного времени, все же существует. Кроме того, нам в любом случае необходим мобилизационный резерв. Если завтра начнется полномасштабная агрессия, мы не должны призывать «пушечное мясо», как весной 2014 года. Нам понадобятся люди, которые знают, что такое военная служба, и владеют навыками ведения боевых действий.

— В Министерстве обороны и Генштабе говорят, что необходимость проведения седьмой волны мобилизации зависит от того, сколько людей удастся привлечь на службу по контракту. Каковы настроения в обществе на этот счет?

— Считаю, что наиболее удачной была третья волна мобилизации. Во время первой и второй волн было много добровольцев, но военкоматы работали настолько неэффективно, что не могли использовать этот потенциал. К третьей волне работа военкоматов стала эффективнее, и энтузиазм населения еще не пошел на убыль. К сожалению, в результате дальнейших событий доверие общества к военному командованию начало падать. Первым потрясением стал Иловайск, а потом Дебальцево. И проблема тут не только в соцсетях, которые рассказывают о голых и босых солдатах, которые сидят в залитых водой окопах, — кое-что рассказали и люди, прошедшие первые три волны мобилизации. Таким образом, количество людей, желающих служить, резко поубавилось. Сейчас я вижу очень мало людей, которые хотели бы быть мобилизованы. Я думаю, что это недостаток, прежде всего, информационной политики. Останови на улице 10 человек и спроси, что включает социальный пакет мобилизованного. Если ответит хотя бы один человек, будет очень хорошо…

— Подобную информацию должно было предоставлять Министерство информационной политики…

— Точно. Но пока я вижу, что в Министерстве информполитики больше занимаются самопиаром, чем выполняют какие-то серьезные задачи. Но это не вопрос к Верховной раде…

— Но Верховная рада может поставить вопрос об эффективности деятельности того же Министерства информполитики?

— Может, конечно. Мы, например, можем вызвать чиновника на заседание комитета по вопросам национальной безопасности и обороны и потребовать отчет. Но как показывает опыт, если руководитель госструктуры не хочет что-то делать, то и заставить его нельзя.

— Другими словам, нас ждут те же проблемы, что были и во время шестой волны частичной мобилизации? «Аватары» и пьянство в воинских частях…

— По шестой волне мобилизации мы увидели, что подобрать качественный контингент очень сложно. Впрочем, не следует думать, что только мобилизованные могут быть алкоголиками и наркоманами, а контрактники — сплошь патриоты и бравые парни. Это не совсем так. Министр обороны (Степан Полторак, — «Апостроф») как-то признался мне, что его уже утомили постоянные доклады о различных нарушениях, которые совершаются не только мобилизованными, но и контрактниками. Уровень правонарушений в вооруженных силах очень высок. Это происходит еще и потому, что у командиров слишком мало рычагов влияния. Сколько было копий поломано на предмет того, чтобы вернуть гауптвахты! Прокуратура просила нас вернуть ей функции прокурорского надзора хотя бы на особый период и только для военных прокуратур. Эти инициативы вызывали противодействие. Но и здесь главной проблемой является качество тех людей, которые идут на контрактную службу. Прежняя зарплата в 2400 грн совершенно не привлекала людей, которые могли бы реализоваться на гражданке за большие деньги. Но я думаю, что если зарплата будет составлять минимум 7 тысяч гривен, то уже можно будет из кого-то выбирать.

— То есть как только люди узнают о повышении заплаты, будет больше желающих подписать контракт?

— Можно даже не сомневаться. И тогда можно будет вводить более высокие критерии отбора для того, чтобы укомплектовать должности контрактников. У Минобороны, к слову, сейчас довольно грамотный подход. Рост денежного содержания идет не за счет увеличения оклада, а за счет различных надбавок, которые командир части может снять с военнослужащих, нарушающих воинскую дисциплину, в том числе — употребляя спиртные напитки. Для большей части людей, которые понимают, что из-за пьянства они могут получить в два раза меньше денег, это будет аргументом.

— Судя по всему, мы все же обречены раз за разом возвращаться к вопросу проведения мобилизации, пока на востоке идет война. Как положить конец этому жуткому сериалу?

— Я неоднократно излагал тот сценарий, который я вижу. Минск-2 не работает. Зачем пытаться воскресить мертворожденное дитя? Самая главная проблема Минска-2 — это отсутствие всяческой ответственности за срыв договоренностей. Поэтому они и не действуют. Нужно учесть, на какие грабли мы уже наступили, и пытаться не наступить на них еще один раз. Надо составлять новые договоренности, где должна быть четко прописана ответственность сторон. То есть составляется ряд условий, которые являются неприемлемыми как для России, так и для Украины. Например, для Украины это может быть закрытие программы финансирования МВФ, а для России — ужесточение санкций в виде отключения от международной банковской системы. После этого необходимо прописывать, сколько времени дается для выполнения того или иного пункта. Если пункт не выполняется в срок, начинают действовать санкции.

Вообще, если внимательно перечитать текст Минских соглашений, становится ясно, что они составлены полностью в интересах России. На бумаге Донбасс является частью Украины, но в реальности Украина его дотирует, а сам регион контролируется Москвой. Заставить Россию переписать эти соглашения так, чтобы они соответствовали украинским интересам, будет очень сложно. Но я думаю, что под давлением Запада Россия бы на это пошла. Другого выхода у нее не будет.

— И все-таки ваш прогноз — если седьмая волна будет объявлена, удастся ли ее выполнить?

— Если информационная работа будет такой, как сейчас, мобилизация будет сорвана. Другого пути, помимо того, чтобы рассказывать, информировать, доносить информацию о социальных гарантиях для мобилизованных, просто не существует.



загрузка...

Читайте також

Коментарі