Минские соглашения, популисты против олигархов и децентрализация власти. Что ждет Украину в...

Минские соглашения, популисты против олигархов и децентрализация власти. Что ждет Украину в 2016 году

Прогнозировать будущее страны, переживающей острый и многоплановый кризис, очень сложно: слишком на Украине все хаотично. Попробуем выявить лишь некоторые намечающиеся тенденции в политическом развитии страны.

Ситуация в Донбассе

ВАРИАНТ 1. ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОЕ ВЫПОЛНЕНИЕ МИНСКИХ СОГЛАШЕНИЙ.

В этом случае отдельные районы Донбасса получат легитимную местную власть на проведенных под контролем ОБСЕ выборах, а Украина восстановит контроль над своей восточной границей. Отношения между Киевом и Донбассом долго будут оставаться напряженными. Донбасс сохранит особые отношения с Россией, но формально вернется под управление Киева. Это управление можно будет осуществлять только с помощью очень длинного поводка. В дальнейшем, возможно, вызванная войной взаимная ненависть спадет, и тогда связи с Украиной станут более тесными. В таком случае взаимоотношения между Донбассом и Киевом будут напоминать отношения между Киевом и Крымом времен Кучмы. Не так уж и плохо. Но не исключено, что Донбасс через какое-то время оборвет поводок и уйдет.

Плюсы для Киева:

1. будет восстановлена территориальная целостность страны на востоке, Украина выйдет из войны без поражения;

2. в составе Украины сохранится богатый ресурсами регион, который со временем с лихвой окупит средства, вложенные в его восстановление;

3. Киев должен будет формировать идеологию украинской государственности на основе большей толерантности в отношениях между регионами.

Минусы для Киева:

1. Украине придется вкладывать большие средства в восстановление Донбасса, не будучи уверенной, что он навсегда останется в ее составе;

2. Донбасс надолго останется центром промосковских настроений, и депутаты Верховной рады, избранные от этого региона, могут стать силой, консолидирующей юго-восток страны в противостоянии националистическим движениям. Это, в свою очередь, может обострить старый конфликт между западом и востоком страны.

Плюсы для «ДНР-ЛНР»:

1. благоприятное отношение к новому автономному образованию и вполне вероятная экономическая поддержка Донбасса со стороны не только России, но и ЕС;

2. более либеральный политический режим, чем в России (впрочем, вряд ли многие в Донбассе сейчас способны это оценить).

Минусы для «ДНР-ЛНР»:

1. и Россия, и Украина, не имея четких представлений о будущем Донбасса, будут саботировать оказание помощи Донбассу, возлагая ответственность друг на друга. Восстановление региона, как экономическое, так и социально-политическое, будет довольно медленным, что, конечно же, отрицательно скажется на уровне жизни и настроениях людей;

2. политическое влияние России на Донбасс существенно уменьшится, и возможно, что никем не контролируемые руководители региона начнут конфликтовать друг с другом, с Киевом и с Москвой.

ВАРИАНТ 2. «СТЕНА»

Президент Украины и Верховная рада обвиняют Россию и «ДНР-ЛНР» в срыве Минских соглашений и объявляют о создании на границе с непризнанными республиками так называемой «стены», то есть де-факто укрепленной погранзоны с охраняемыми пропускными пунктами. Все отношения с «оккупированными территориями» прекращаются до того времени, когда они вернутся (если вернутся) в состав Украины. Отношения Украины с отдельными районами Донбасса будут такими же, как и с сегодняшним Крымом.

Плюсы для Киева:

1. не надо тратить большие средства на восстановление региона, который в будущем может быть утерян;

2. не будет в составе Украины откровенно пророссийского региона, и, соответственно, будет меньше поводов для внутренних конфликтов;

3. выйдя из войны и создав зону раздела с «ДНР-ЛНР», Украина сможет бросить все силы и средства на решение других проблем, которых множество.

Минусы для Киева:

1. многим украинцам психологически трудно будет признать тот факт, что Украина не смогла отстоять свою территориальную целостность. Это может вызвать массовые акции протеста радикального (и небезоружного) меньшинства против правящей элиты;

2. Украина навсегда (или надолго) лишится богатого региона.

Для «ДНР-ЛНР» в этом случае гораздо больше плюсов, чем минусов, однако нынешнее руководство непризнанных республик не может не опасаться, что оно при случае будет отстранено от власти Кремлем, который, конечно же, возьмет ситуацию в этом регионе под свой жесткий контроль.

Популисты против олигархов

Если в течение двух последних лет остроту ситуации на Украине определяла война в Донбассе, то в наступившем году, полагаю, самым острым будет конфликт между популистами и олигархами. Все больше людей станет связывать свое тяжелое положение с повсеместной коррупцией, всю ответственность за которую они возложат на олигархический режим. Радикалы попытаются втянуть этих людей в конфронтацию с режимом, что может поставить под угрозу саму украинскую государственность.

Все валить на олигархов, думаю, не совсем корректно. В трудностях, переживаемых ныне Украиной, виноваты и все еще не завершенная война в Донбассе, и отсутствие адекватного замещения торгово-производственных связей с Россией, и неготовность большей части украинских граждан, а не только олигархов, жить по закону. И конечно, большая доля ответственности лежит на социально-экономической системе, основанной на всевластии олигархов. Система эта возникла не вчера, не при Порошенко или Януковиче, а еще при первых президентах — Кравчуке и Кучме. В госбюджете молодого государства тогда было совсем пусто, энергоресурсов в стране явно не хватало, — притом что экономика Украины была самой энергоемкой в бывшем СССР. Поэтому украинские власти вынужденно шли на политические уступки Кремлю в обмен на дешевый газ и поэтому же сознательно закрывали глаза на криминальную природу зарождающегося украинского крупного капитала. Олигархи, с одной стороны, помогли создать на Украине самостоятельную экономику, с другой — взяли под свой контроль государственную власть и сформировали систему всепроникающей коррупции. Систему эту, безусловно, нужно менять, но нельзя ее обваливать. Для изменений нужно время, и немалое.

Разрушать же ее при помощи радикальных акций протеста очень опасно. Поскольку система проросла насквозь государственную власть, ее обвал обязательно расшатает (и, не исключено, развалит) всю государственную машину.

Эту точку зрения четко сформулировал бывший директор Freedom House Адриан Каратницкий. В своей статье в The Wall Street Journal (22.12.2015) он призвал украинское гражданское общество к «самоограничению революции» и отказу от «бессмысленных требований» в один момент покончить с коррупцией. Такие требования, по его мнению, лишь подорвут стабильность украинского государства. Между тем подобные требования звучат все чаще. Это не означает, что растет число радикалов. Напротив, их численность уменьшается: люди начинают уставать от революции. Но это лишь подталкивает радикалов к более острым формам протеста. Сейчас начинает складываться антикоррупционное движение, возглавляемое одесским губернатором Саакашвили. Вряд ли этот чужой стране человек сможет долго удерживать его под своим контролем. Поскольку левые и профсоюзные движения сейчас очень ослаблены, возглавить и направлять акции протеста могут только ультраправые силы, за которыми стоят бойцы добровольческих батальонов, привыкшие к насильственным методам борьбы. Главной разрушающей государство силой может стать правый популизм.

Недавний карикатурный, казалось бы, конфликт между Аваковым и Саакашвили вызывает не столько смех, сколько озабоченность. Ведь столкнулись между собой лидер намечающегося антикоррупционного движения и руководитель охранительного ведомства правящего режима, который в глазах многих эту коррупцию олицетворяет. Неудивительно, что Порошенко во время этого скандала закрывал лицо руками. Борцы с коррупцией все настойчивее требуют либо его отставки, либо как минимум отставки премьера Яценюка, генпрокурора Шохина и министра внутренних дел Авакова. Как быть президенту? В случае отставки Яценюка из коалиции может выйти весь «Народный блок» (80 депутатов).

А если отправить в отставку силовиков Шохина и Авакова, кто будет защищать президента от радикалов? На профессиональную добросовестность правоохранителей после событий двухлетней давности рассчитывать не приходится.

В стране, где правит олигархический режим, многое, естественно, зависит от позиции самих олигархов. Большинство из них, конечно, понимает, что постоянно нарастающее напряжение в стране вот-вот может завершиться взрывом, в котором пострадает их бизнес, а возможно, и они сами. Хаос в отношениях между властью и обществом, между различными слоями этого общества, между восточными и западными регионами на фоне все еще не завершенной войны, разорванных связей с Россией (это 40% всего товарооборота) и неуверенности в регулярном поступлении западных кредитов, — вполне может завершиться экономическим крахом и «махновщиной». Инвестировать в такую Украину никто не будет, а без внушительных инвестиций из кризиса не выкарабкаться. Можно уехать и увезти деньги (что окончательно подорвет экономику страны), но предприятия с собой не заберешь, а продать их по приличной цене в нынешних условиях не удастся. Куда выгоднее хоть на время приглушить свою алчность, отказаться от откровенно коррупционных сделок и, объединившись, профинансировать меры по реализации какой-то части общественных требований.

Около 30 олигархов во главе с Сергеем Тарутой, Виктором Пинчуком и Василием Хмельницким провели в прошлом году две встречи, на которых попытались разработать своего рода «дорожную карту» перестройки олигархического режима. Инициатива, безусловно, заслуживает внимания, но, к сожалению, большинство крупных олигархов — Ахметов, Коломойский, Боголюбов, Фирташ, Новинский, Ярославский, Жеваго — на этих встречах не присутствовали (Ахметов, правда, прислал на вторую встречу своего представителя). Судя по всему, они относятся к планам Таруты и Пинчука скептически. Да и как иначе: Коломойский — злейший враг Пинчука, а Ахметов — соперник Таруты (и в бизнесе, и в политике). Посадить за один стол олигархов, допустим, удастся, но выработать эффективный план действий в интересах общей, а не личной выгоды, они могут лишь под давлением не только обстоятельств, но и внешней силы.

Президент Порошенко пока такой силой не является. Во-первых, он сам олигарх (кажется, единственный, кто увеличил свой капитал в прошлом году). Во-вторых, он предпочитает прятать голову в песок (или закрывать лицо руками, как во время драки Авакова и Саакашвили), а не принимать важные решения. В-третьих, на Западе, который плохо знает Украину, точка зрения о «самоограничении» украинской революции, по-видимому, еще не завоевала влиятельных сторонников. Запад продолжает настаивать на первоочередности борьбы с коррупцией с помощью реформ законодательства — так, будто эти реформы смогут быстро и радикально все изменить в стране, где давно научились обходить закон. Впрочем, Порошенко, кажется, начинает понимать всю опасность популистской «деолигархизации», которую сам же и провозгласил, и делает робкие попытки как-то упорядочить ситуацию.

Центр и регионы

Главной фишкой кандидата в президенты Порошенко была идея децентрализации власти и большей самостоятельности регионов. В конце августа минувшего года Верховная рада проголосовала за соответствующие конституционные изменения в первом чтении, и в новом году они, по-видимому, станут нормой Конституции. Когда эти изменения предлагались, больше всего внимания уделялось проблемам отдельных районов Донбасса. Правда, популисты уже тогда требовали большей самостоятельности для всех областей. Прошло совсем немного времени, и картина возможных взаимоотношений между Киевом и регионами теперь выглядит иначе. Особенно после местных выборов. Что же они показали?

1. НА АВАНСЦЕНУ ВЫШЛИ ПОЛИТИЧЕСКИЕ СИЛЫ, В ПАРЛАМЕНТЕ НЕ ПРЕДСТАВЛЕННЫЕ, НО НАЦЕЛЕННЫЕ НА РЕШЕНИЕ КОНКРЕТНЫХ ПРОБЛЕМ СВОЕГО РЕГИОНА ИЛИ ГОРОДА.

Это прежде всего партии «Наш край» (более 10% всех голосов на местных выборах) и Аграрная партия (7,5%). В Одессе самой сильной оказалась партия подобного направления «Доверяй делам». Похожа на них и партия «Возрождение» (4%). Все эти партии в революции не участвовали и относятся к ней, мягко говоря, прохладно. В них, как и в «Оппозиционном блоке», много людей из бывшей Партии регионов. Политологи утверждают, что все эти партии — всего лишь технологические проекты то ли Коломойского, то ли Порошенко, то ли Ахметова. Возможно, они правы, но уставшие от революции люди на выборах голосовали вовсе не за тех, кто финансировал проекты, а за умеренность программ этих партий. Что касается «революционеров», то уровень поддержки популистов из Радикальной партии, «Свободы» и «Самопомощи», по сравнению с парламентскими выборами, упал (соответственно: с 7,4 до 5,6%, с 4,7 до 3,7% и с 11 до 2%). Зато появилась новая популистская партия «Укроп», получившая в целом по стране 5% голосов и завоевавшая первое место в Волынской области и второе — в Днепропетровской. Лидер «Укропа» Филатов стал мэром Днепропетровска. «Укроп» — это не просто проект, это гвардия Коломойского. С ее помощью этот олигарх попытается вернуть под свой контроль самую богатую ресурсами Днепропетровскую область и столкнется там с «Оппозиционным блоком», получившим больше всего мест в облсовете. Думаю, конфликт между «Укропом» и «Оппозиционным блоком» на Днепропетровщине окажется в самом центре политических событий 2016 года. То, как он будет решен, во многом зависит от позиции президента и его партии.

2. «РЕВОЛЮЦИОННЫМ ПАРТИЯМ» НЕ УДАЛОСЬ ЗАВОЕВАТЬ СИМПАТИИ ЮГО-ВОСТОКА СТРАНЫ.

«Оппозиционный блок» и другие партии, состоявшие из бывших регионалов, победили в большинстве подконтрольных Украине районов Донбасса. В Мариуполе, перенасыщенном украинскими войсками, где выборы были перенесены с 25 октября на 29 ноября, 45 депутатских мест получил «Оппозиционный блок» и еще 9 — две региональные партии. Все остальные партии, включая Блок Петра Порошенко, не провели в горсовет ни одного депутата. В пяти других областях так называемой «Новороссии» больше всего депутатских мест в облсоветах (и горсоветах областных центров) получил «Оппозиционный блок». Если в юго-восточных областях расположить Блок Порошенко в центре политического спектра, партии, не поддерживавшие революцию, условно справа от него, а «революционные» — слева, то получится любопытная картина. В Харьковском облсовете справа будет 80 депутатов, в центре — 20, слева — еще 20. В Одесском: справа — 51 депутат, в центре — 22, слева — 11. В Днепропетровском: справа — 56, в центре — 14, слева — 50; в Запорожском: справа — 44, в центре — 13, слева — 27 депутатов. В Николаевском: справа — 35, в центре — 15, слева — 14. И только в самой малонаселенной Херсонской области слева от БПП депутатов чуть больше, чем справа. Из этого следует вывод: при расширенном местном самоуправлении Киев сможет успешно сотрудничать с облсоветами и горсоветами юго-востока только при условии тесного сотрудничества с умеренными, а не с революционными партиями.

3. НА ПАРЛАМЕНТСКИХ ВЫБОРАХ 2014 ГОДА БПП ПОЛУЧИЛ 22% (КАК И «НАРОДНЫЙ ФРОНТ» ЯЦЕНЮКА), А «БАТЬКИВЩИНА» ЮЛИИ ТИМОШЕНКО ТАЩИЛАСЬ ДАЛЕКО ПОЗАДИ — 5,7%.

За год рейтинг «Народного фронта» опустился почти до нуля, и он своих кандидатов на региональных выборах не выставлял, а вот «Батькивщина» на местных выборах со своими 18% вплотную приблизилась к БПП (около 20%). Очевидно, что партия Тимошенко перехватила большинство избирателей у Яценюка. Это создает проблему для Порошенко. Яценюк был его союзником, Тимошенко — соперник, причем очень серьезный.

***

Такова общая картина. Порошенко, конечно, будет делать все, чтобы не доводить дело до новых парламентских выборов. Но правящая коалиция трещит по швам. Представленный правительством бюджет не поддержали ни «Батькивщина», ни «Самопомощь», формально входящие в коалицию. Прошел он лишь благодаря поддержке двух некоалиционных фракций, где доминируют бывшие члены Партии регионов, да еще Радикальной партии Олега Ляшко, не так давно коалицию покинувшей. Порошенко попытается создать новую коалицию, сохраняя нынешний парламент. Но как возместить выход 80 депутатов, который не исключен в случае отставки Яценюка? Включением в коалицию депутатов от «Возрождения», «Воли народа», партии Ляшко (всех вместе чуть более 60) и даже присоединением полутора десятков нефракционных депутатов дела не спасти. Ведь в партии самого Порошенко за бюджет не голосовали 27 человек. Конечно, какое-то число депутатов «Народного фронта» предпочтет сдать Яценюка и остаться в коалиции, но сколько таких будет, никто не знает. Следовательно, новые выборы вполне могут стать реальностью. Это большие госрасходы, обострение межпартийных конфликтов, дополнительная электризация масс.

О том, какой будет новая расстановка сил в Раде, мы можем ориентировочно судить по результатам прошедших местных выборов. «Батькивщина», скорее всего, получит втрое или вчетверо больше мест в Верховной раде, чем сегодня, и Юлия Тимошенко будет претендовать на премьерство. На это Порошенко вряд ли согласится, так как по личному опыту времен Ющенко хорошо знает: как только Юля станет премьером, президент будет отодвинут на второй план. Скорее всего, Тимошенко попытается объединить вокруг себя радикалов. Поскольку «Народный фронт» Яценюка в новый парламент наверняка не пройдет, президенту не останется ничего другого, как ориентироваться на поддержку нейтральных и ныне оппозиционных сил. Что в принципе неплохо, но вряд ли в таком случае ему удастся избежать конфликта с популистами. Исход этого конфликта в большой мере будет зависеть от того, какую позицию по отношению к нему займут западные союзники Украины. Хотелось бы, чтобы они прислушались к совету упоминавшегося Каратницкого, повторившего слова Яцека Куроня: «Революция должна уметь самоограничиваться».

автор: Владимир Малинкович, источник: Новая газета



загрузка...

Читайте також

Коментарі