Нам очень трудно. «Нам»- это тем, кто видел войну со всех ее сторон, с начала и до сейчас. Тем, кто жил там, в зоне и неоднократно пересекал линию разграничения. Тем, кто общался с людьми, населяющими зону оккупации в дни «референдума» и в последующие дни войны.

Трудно?! Потому, что на многие вопросы мы уже знаем ответы. Да и вопросов мы задаем себе больше, чем среднестатистический украинец. А еще нюансы. Маленькие незаметные события, фразы, которые мелькают в информационном поле, но остаются не замеченные обществом.

Возможно, это от отравления войной, от того, что мы надышались ее ядовитыми парами. Теперь мы видим мир иначе.

Иногда, читая новость, мы смеёмся. Горьким, холодным смехом с привкусом цинизма. Мы знали это…Мы думали об этом…Мы писали об этом…Мы видели это…

Метаморфозы войны можно отслеживать исключительно по поведению «правящих элит» Луганщины.

Первый этап «период Майдана», когда они уже знали о готовящейся аннексии Донбасса:

– Ехидные улыбки, прищур в глазах, мол, рано радуетесь, сменялись паникой «янукович нас бросил, будут перемены» и снова ехидный прищур в глазах, «врешь, не возьмешь». В городе шуршали подковерные тайны. На Майдан отправляли титушек. Чиновники ездили в Крым и Россию на «конференцию и обучение». Приезжали нервные, взбудораженные, с бегающими глазами и начинали переводить деньги в рубли и российские банки.

Второй этап «русская весна», когда мы еще верили, что войны не будет, а они готовились к присяге Путину:

– Уверенность, вальяжность, мол, наше время пришло. Снисхождение в отношении к патриотам. Этого надо расстрелять, а этого не надо. Подковерных тайн уже не было. Все знали, кто за кого. В действиях чиновников читалось лишь одно, желание мстить тем, кто за время независимости Украины пытался строить правовое государство на Донбассе. Открытые выступления против Украины. Решения сессий о «создании народных дружин ополчения». Рукопожатия с русскими казаками. Снятие государственного флага. Лоснящиеся, полные предвкушения победы.

Третий этап «что-то пошло не так»:

– Улыбки еще были на их лицах. Людям, которых они повели за собой и подтолкнули к принятию решений, нужно было что-то обещать. Россия пришла техникой, ФСБ и тысячной армией мародеров. Денег, которые привычно можно было украсть, уже не давали. Ни из Киева, ни из Москвы. Вернее, давали, но не всем. Мелкий среднестатистический чиновник, маленьких городов, поселков оккупированной части Донбасса остался не у дел. Город вымирал. В их креслах сидели другие люди, в камуфляже и с портупеей. И эти «другие люди» пришли к власти с участием этих самых, теперь никому не нужных чиновников.

Бюджетники еще верят в «приход России», но уже ощущают, что зарплата в гривнах и зарплата в рублях, отличаются наполнением желудка. Но…им нужно держать марку. И они ее держат: врут по телевидению, в СМИ, подчиненным, рассказывают о горах убитых бандеровцами коллегах там, в Украине. И тихо, чтобы никто не узнал, едут в Украину, оформить пенсию, получить выплаты, навестить не особо голодающую родню. Общаются с партийцами, коллегами по работе. Налаживают бизнес в зоне. А еще общаются с СБУ. И возвращаются, спокойные и уверенные в себе.

Четвертый этап «нас всех нае…»:

– Уже все, даже те, кто сам стряпает пропаганду, знают, что Россия никогда не сделает «л-днр-новороссию» своей частью. Приднестровье-2. Серая зона. Вечный конфликт и вечная война. Примирение с воем «ГРАДов». Подачки из России в рублях. Это не предсказание. Это реальность «свободного Донбасса» на ближайшие 5 лет. Или 10? Здесь еще мнения расходятся.

А если там дефолт? А если упадет нефть в цене?- частые вопросы без ответов. Ну, Путин же сильный президент,- как внутримозговое успокоительное.

“Нас всех подставили, нас всех посадят”,- тихий, расползающийся по городу страх.

Из зоны оккупации, как подтверждение разложения и гибели этого мира, начинают разъезжаться люди. Нет, не патриоты. Просто люди. Экс-начальники, экс-подчиненные. Просто пенсионеры. Просто домохозяйки. Просто электрики и просто учителя. И даже ополченцы уезжают. Сняв камуфляж, достав паспорт гражданина Украины и пенсионное, вчерашние герои новороссии, едут в мир, не оглядываясь на гибнущие города. Их не задерживают. В отношении вчерашних колаборантов, активистов «русской весны», предателей и преступников не возбуждают уголовных дел. На многих «героев» нет досье и доказательств их участия в убийствах граждан Украины. Свидетелей они убирают.

А в зоне то и дело проговаривают слово «амнистия». Уже с осознанием того, что «нас всех нае», но с позицией «каждый сам за себя».

Посещая Украину, кто-то сдает подельников, кто-то документы, кто-то просто покупает место в мире. Основная часть (работники пенсионных фондов, милиции, прокуратуры, служащие), возвращается и продолжает работать. Они сейчас в фаворе. Связи тут и там, помогают делать деньги. Терпил в зоне достаточно. Они уверены в пятом этапе.

Пятый этап «все будет, хорошо». Сейчас все чиновники, колаборанты, имеющие отношение к оккупационной власти ведут себя почти так же уверенно, как и в мартовские дни «русской весны». Документы, позволяющие доказать их причастность к оккупации и сотрудничество с оккупантами, уничтожены, соцсети подчищены, архивы горсоветов сожжены. И это не они, нет, нет. Это же «бандиты в камуфляже», которые «насильственным путем захватили государственную власть в районе». Теперь экс-чиновники, пострадавшие. Возможно, получат звания, статус. Скорее всего. Просто вернутся на свои места. Многим чуть-чуть госстажа не хватило до пенсии. Да, их нае…, это уже факт. Но они смогли и с этим справится. Во-первых, они же люди, их легко обмануть. Во-вторых, они не убивали. Это «бандиты в камуфляже», которые «насильственным путем захватили государственную власть в районе». Да, они работали, а что делать, кто-то должен был обеспечивать жизнедеятельность городов. Это подвиг, работать под прицелом, который на них направили «бандиты в камуфляже», которые «насильственным путем захватили государственную власть в районе». Амнистия, обязательно будет, это «нам гарантировали»,- победоносно звучит в кабинетах. Накажут, конечно, но тех, кто «бандиты в камуфляже», которые «насильственным путем захватили государственную власть в районе.

Когда мне пояснили, что городской голова г. Свердловска Александр Шмальц, народный депутат Александр Коваль и депутаты горсовета Анатолий Мартыненко и Александр Гайдей, призывающие к «русскому миру», «имели конституционное право на свободу слова», я перестала верить в сатисфакцию. Когда я увидела схемы по которым чиновники (служащие) лнр совместно с чиновниками (служащими) Украины безнаказанно обворовывают государство (а) и людей, я поняла все будет хорошо. Просто у каждого по-своему и каждому в свое время.

Просто нам, тем, кто кто покинув зону отслеживал изменения в поведении «корытолюбителей» и с ужасом осознавал, что они подняли голову, и избегут наказания, тяжело. Этого еще не видно Украине. Эти страшные открытия еще ждут общество. И эта боль, которая уже сейчас рвет наше сердце, еще настигнет нас всех.

Константиновский суд признал невиновным мэра Дебальцево Донецкой области Владимира Проценко (члена КПУ), которому предъявили обвинение в организации референдума сепаратистов «ДНР» 11 мая. Судьи не нашли в действиях Владимира Проценко состава преступления. Хотя прокуратура и настаивала на том, что 5 мая 2014 мэр умышленно вынес на сессию о выделении помещений для проведения референдума о предоставлении статуса государственной независимости самопровозглашенной «Донецкой народной республике». Обвиняемый вины не признал. Владимир Проценко заявил, что работу горсовета блокировали 400 граждан и«бандиты в камуфляже», которые «насильственным путем захватили государственную власть в районе». Вопрос о референдуме поднял один из депутатов горсовета и его поддержали другие депутаты. Текст решения сессии он не готовил и не подписывал, печать хранилась не у него. Слово в слово, из объяснений, данных Александром Шмальцем и другими участниками «русской весны» Луганщины.

Депутаты горсовета, которые были против присоединения к России, выступали (не за Украину, так как знали, чем это для них закончится), а за законность и здравомыслие «мы в России никому не нужны», с ужасом говорят, что действительно подписей главы города ни на одном документе нет. Есть подписи депутатов, фракций, заместителя городского головы. Вопросы о создании вооруженных формирований города на сессии поднимали депутаты, мэр отвечал «это ваше право, делайте все по-закону, как решит громада, как решат депутаты».

Все решения сессий, компрометирующие депутатов, сотрудников ТОВ ДТЭК «Свердловантрацит», которые были агрессивно настроены против Украины и выступали за проведение референдума по присоединению к России уничтожены.

Все документы, компрометирующие лично мера города, начальника милиции, городские элиты уничтожены. Сожжены. На заднем дворе Свердловской администрации. По крайней мере, так думают те, кто уже нашел себе внутреннее оправдание и тщательно заметает следы своих преступлений.

Чего же боится «власть» зоны оккупации, если все так хорошо.

Будет ли наказание для тех, кто своими действиями и агитацией, толкнул на смерть тысячи сограждан.

Это не вопросы. И знак вопроса не пропущен в конце предложения. Это ответы. Тех, кто не может простить.

Елена Степова для informator.lg.ua



загрузка...

Читайте також

Коментарі