Украина стабилизировалась, а в России проблемы только начинаются

Украина стабилизировалась, а в России проблемы только начинаются

Украина — несмотря на войну — в определенной мере стабилизировалась как общество и государство, чего многие не ожидали. А в России проблемы только начинаются.

Герхард Гнаук (Gerhard Gnauk)

Для Украины 2016 год начинается под знаком надежды: с начала года эта страна — подготовка к этому осуществлялась в течение нескольких лет — полностью ассоциирована с Евросоюзом, а «Глубокое и всеобъемлющее соглашение о свободной торговле» (DCFTA) вступило в силу. Кроме того, в середине нынешнего года для украинцев, а также для грузин, начнет действовать безвизовый режим с Евросоюзом. Таков он — прогресс в рамках программы Евросоюза под названием «Восточное партнерство», которое, на самом деле, охватывает шесть стран. Однако в новом году пришла и плохая новость: главные условия Минского соглашения о прекращении огня, которые, собственно, должны были быть реализованы до конца прошлого года, остаются невыполненными.

Давайте вспомним: сначала в сентябре 2014 года, а затем в феврале 2015 года состоявший из президентов и канцлера квартет (Порошенко, Путин, Олланд, Меркель) проводил переговоры в белорусской столице. В результате получившего широкую известность 17-часового совещания в феврале прошлого года появилось на свет соглашение Минск II. В соответствии с его положениями, до донца года предполагалось восстановление «полного контроля на государственной границе со стороны правительства Украины во всей зоне конфликта». Это, в свою очередь, было связано с прекращением огня в оккупированных восточных районах (одновременно с проведением выборов во всей Украине) и предоставлением Киевом «особого статуса» этим территориям.

Когда осенью, как и ожидалось, стало очевидным, что руководство в оккупированных регионах (в «Народных Республиках») будет проводить муниципальные выборы только в свои сроки и по своим правилам, образовавшийся гордиев узел можно было разрубить лишь одним способом: они были отложены. Таким образом, конфликт был лишь отсрочен. Остальные положения соглашения Минск II — в частности, отвод вооружений и свободный доступ для гуманитарной помощи — сами по себе являются теми мерами, с которыми прекрасно можно играть: в последние недели, например, было объявлено о блокировании работы организаций, занимающихся оказанием помощи, а также многочисленных западных журналистов.

В другой ситуации находится Крым, который после аннексии со стороны России также не может успокоиться. Многие связи с континентальной Украиной оказались разорванными, и этот полуостров, население которого составляет 2 миллиона человек, превратился, по сути, в остров. «Проблема России — это Крым», — подчеркивает один немецкий знаток этого региона и, по его подсчетам, он обходится Москве ежедневно в 7 миллионов долларов. В то же время надежный мост через Керченский пролив — то есть из России в Крым — будет стоить уже миллиарды долларов. А когда татары и украинские националисты взорвали опору линии электропередач, то у Крыма возникли дополнительные проблемы с электроэнергией. Даже блиц-визит Путина не помог окончательно их решить.

Таким образом, для Украины закончился уже второй год, до краев наполненный кризисами, а иногда и военными столкновениями. Итог этих двух лет является удручающим. С того момента, как Путин решил с помощью давления остановить тот курс на «мягкое сближение» с Евросоюзом, который проводился украинскими властями, дружественно настроенными по отношению как к России,  так и к Европе, отношения между двумя крупнейшими государствами Европы расстроились. Примерно 2,5 миллиона человек покинули расположенный на востоке страны Донбасс, а также Крым. Большинство из них остались на Украине как внутренние беженцы, чаще всего они находятся недалеко от своих родных регионов, однако их надежды относительно возможности вернуться домой в случае относительного улучшения ситуации постепенно улетучиваются.

Вместе с тем ситуация на линии прекращения огня приобретает устойчивый характер и выглядит следующим образом: контрольно-пропускные пункты, пропуска, бесконечные очереди, взятки, коррупция и контрабанда. А в сердцах людей накапливается ненависть и разочарование: ненависть к «противоположной стороне», а часто и к «собственному» правительству, которое не может справиться с существующими проблемами; разочарование относительно европейцев, которые поначалу были в полном восторге по поводу мужества киевских демонстрантов с их европейскими флагами, но затем возникли проблемы с оказанием конкретной помощи.

Об оружии никто и не говорит, но даже финансовая помощь до сих пор поступает в весьма ограниченном количестве. А Организация по оказанию помощи беженцам (UN-Flüchtlingshilfe), являющаяся партнером ООН и обратившаяся к международному сообществу с призывом о помощи в размере 316 миллионов долларов, через год смогла собрать лишь половину этой суммы.

Обращает на себя внимание и то, как конфликты на территории бывшего Советского Союза разрушают экономические связи. Несколько лет назад Украина была крупнейшим покупателем российского природного газа; в прошлом году она наполовину сократила закупки голубого топлива у своего северного соседа, а импорт его из Евросоюза удвоила. Три года назад объем украинского экспорта в Россию составлял 20 миллиардов долларов, а в 2015 году он сократился до 5 миллиардов. Осенью прошлого года было полностью прекращено авиасообщение между двумя странами. С 1-го января Россия приостановила действие соглашения о свободной торговле с Украиной (реакция на соглашение об ассоциации с Евросоюзом) и, кроме того, запретила импорт свиного мяса.

Если бы Путин получил возможность повернуть часы назад к моменту начала конфликта — повторил бы он, в таком случае, свои действия? В 2011 году он объявил о создании на постсоветском пространстве таможенного союза, который коренным образом «изменит геополитические очертания всего евразийского пространства». Вскоре он начал подготовку к следующему шагу — созданию «Евразийского экономического союза». Он убеждает своих соотечественников — и нас — в том, что этот «Союз», в котором Москва будет очень громко играть первую скрипку, является равноценным партнером формировавшегося в течение десятилетий Европейского Союза.

Цену за путинские планы нового варианта доминирования теперь платит сама Россия. По оценке Всемирного банка, в этом году российская экономика продолжит сокращаться, а украинская начнет расти с низкого уровня. В общем, Украина, несмотря на фактическую потерю таких своих важных регионов, как Донбасс и Крым, в определенной мере стабилизировалась как государство и общество, хотя многие этого не ожидали; тогда как в России проблемы только начинаются.

Что «Запад» может сделать для Украины, которая к нему так стремится? Конечно, он может оказывать давление, чтобы там продолжали проводиться реформы; а в отношении России, естественно, следует по-прежнему демонстрировать готовность к диалогу, а с помощью санкций немного показывать жесткость. И одновременно Запад должен понять, можно ли, на самом деле, решить вопрос Донбасса  без миротворческих сил под руководством Евросоюза или ООН, а также без щедрой помощи, направленной на восстановление Донбасса.



загрузка...

Читайте також

Коментарі