Оригинал публикации: Газета.ru

Соседей не выбирают, с ними лучше дружить или хотя бы поддерживать ровные отношения. Просто по той причине, что мир выгоднее конфронтации. Но так получается не всегда. Конфликты с Турцией и Египтом, давними и проверенными партнерами, — лишнее тому подтверждение. Мирное сосуществование балансирует на грани иногда даже там, где вроде бы для конфликта нет почвы. Но есть вода и повод не спустить ее приграничному соседу.

Монголия высушит Байкал

Монголия запланировала строительство плотины и каскада ГЭС «Шурен» на реке Селенга и ее притоках. Но проблема в том, что Селенга — главный приток российского озера Байкал, Селенга поставляет около половины всех вод, попадающих в озеро. В сентябре 2015 года уровень Байкала был зафиксирован на 24 см ниже уровня прошлого года из-за аномальной жары. Строительство плотины на Селенге обезводит Байкал, нанесет ущерб экосистеме Бурятии, а также может дестабилизировать работу ГЭС Ангарского каскада.

«Гринпис» и экологическая организация «Реки без границ» ставят вопрос о закрытии монгольского проекта. Разобраться с этой проблемой пообещал Владимир Путин. Но для Монголии строительство ГЭС — фактор экономического выживания и важнейший проект, решающий проблему энергодефицита и поставок электроэнергии в Китай. Кроме того, часть водного потока из Селенги планируется направить на орошение пустыни Гоби. Совместно с КНР, которая реализует здесь проект «Зеленая китайская стена».

К финансированию проекта подключился Всемирный банк, а также китайские банки и французские компании. Конфликт выходит на глобальный уровень, уверен депутат Госдумы от Бурятии Михаил Слипенчук.

Финны и шведы против «мирного атома»

В конце декабря Финляндия ввела запрет на пересечение границы с Россией на велосипеде. Теперь пересекать границу можно только на автомобиле. За анекдотичной на первый взгляд ситуацией стоит реальная проблема. Через финские погранпункты Салла и Райя-Йоосеппи со стороны России идет поток переселенцев, которые бегут от войны и конфликтов из стран Ближнего Востока и Магриба. МВД Финляндии сообщило, что страна вышла на четвертое место в Европе по количеству беженцев в пересчете на одного жителя. Россия, по мнению финнов, не может сдержать нарастающий поток беженцев, и власти Финляндии вынуждены размещать их на границе, закупая палатки и контейнеры.

Кроме того, камнем преткновения остается проект строительства АЭС «Ханхикиви» в Финляндии на берегу Ботнического залива с участием «Росатома». Финские и шведские «зеленые» против реализации проекта. Они полагают, что влияние «мирного атома» негативно скажется на численности лосося. Депутаты Европарламента от Финляндии и Швеции направляли запрос в Еврокомиссию: как участие России в проекте соотносится с введенными против нее санкциями? ЕК ответила, что санкции против России пока не распространяются на «мирный атом».

Тем не менее эта тема остается потенциально конфликтной до начала запуска проекта в 2024 году. Община Пюхяйоки, на территории которой планируется запустить атомный реактор, собрала со дна Ботнического залива монетки и передала их главе «Росатома» Сергею Кириенко и его топ-менеджерам. Представители «Росатома» бросали монетки в воду в свой приезд на полуостров, «чтобы вернуться».

Черногория уходит в НАТО

Черногорию пригласили в НАТО. И она туда вступит точно. Черногорский контингент уже был в составе сил НАТО в Афганистане. Армия страны переходит на натовские стандарты, идет обмен развединформацией. Рынок недвижимости Черногории эта новость взбудоражила. Для россиян пляжи Черногории, в частности Будвы, давно стали «вторым Сочи», и курортная недвижимость в этой стране пользуется повышенным спросом. Спрос подогревается правом на получение вида на жительство в Черногории для покупателей любого объекта недвижимости. Для этого достаточно только иметь минимальный счет в банке и страховку. Но потенциальные покупатели из России и других стран напряглись: российский МИД заявил, что НАТО продолжает создавать угрозы для национальной безопасности России и членство Черногории как раз пример такой угрозы. Российскому бизнесу в Черногории точно ничего хорошего не светит. Будут введены визы, а российским туристам будет сложнее посещать курорт. Покупатели из других стран наблюдают, ограничится ли Россия заявлениями или поищет более убедительные аргументы.

Киргизия закалилась в борьбе

Искусный конфликтер — Киргизия. Вступление этой страны в Евразийский союз откладывалось пять раз. «По «дорожной карте», которую кто-то утвердил, мы вступать не будем. Неужели вы меня не знаете? Продавить со мной что-нибудь невозможно. Уж слишком я закалился!» — гордо заявлял киргизский глава Алмазбек Атамбаев еще в 2014 году. А едва вступив в Евразийский союз, Киргизия начала конфликтовать с Россией. Атамбаев, подводя итоги 2015 года, заявил, например, что не верит в участие России в киргизских энергопроектах.

Соглашение о строительстве Камбаратинской ГЭС и Верхне-Нарынского каскада ГЭС было подписано почти четыре года назад. Российский бизнес обязался вложить более $700 млн. «К сожалению, Россия не может выполнить свои обязательства», — заявил Атамбаев, добавив, что и Киргизия начала искать другого инвестора для реализации проекта.

Москва дала понять, что киргизы отчасти сами виноваты: долго не могли предоставить площадку для строительства ГЭС. Но главная причина в другом: против каскада электростанций возражают Узбекистан и другие среднеазиатские республики.

В Средней Азии может начаться война, если Киргизия начнет строительство гидроэлектростанций на трансграничных реках. Об этом не раз предупреждал президент Узбекистана Ислам Каримов. Каскад ГЭС оставит арыки без воды, а Аральское море высохнет. Каримов призывал ООН вмешаться в ситуацию и «провести всестороннюю международную экспертизу, прежде чем начать возводить или подписывать с какими-то великими государствами документы о строительстве ГЭС».

«Великое государство» — это намек на Россию, а страна, подписывающая договоры без международной экспертизы и согласия стран-соседей, — это Киргизия. В подвешенном состоянии остается также строительство Рогунской ГЭС мощностью 3,6 тыс. МВт на реке Вахш в Таджикистане. В этой проблеме есть мощная политическая составляющая: Киргизия — член Евразийского экономического союза, а лидер Узбекистана Каримов не раз заявлял, что его страна никогда не войдет в объединения «наподобие бывшего СССР» и больше не допустит размещения на своей территории военных баз иностранных государств. Понятно, что в этой ситуации Москва не готова форсировать строительство гидросооружений. Конфликт отложен, но не решен.

Китай идет в обход России

Китай в 2016 году станет той самой страной, с которой у России больше всего будет экономических конфликтов. Интересы Китая, второй экономики мира, стоят за интересами едва ли не всех стран — партнеров России в Азии. «Разворот в Азию», которым грезит Кремль после введения санкций Запада, пока не идет дальше деклараций о намерениях. Наиболее очевидно этот конфликт интересов России и Китая проявляется в реализации проекта так называемых территорий опережающего развития на Дальнем Востоке и транспортного проекта «Экономический пояс Великого шелкового пути» из Китая на европейские рынки. Россия хотела бы, чтобы Китай проложил большую часть Шелкового пути по территории России. Но Пекин уже пробует маршруты в Европу в обход России. Например, через Казахстан, Турцию, Азербайджан и Грузию. Впрочем, очевидного противостояния Москва и Пекин не допустят, но рассчитывать на более или менее значимый экономический эффект пока тоже не приходится.

Конфликты будут множиться

Поводов для конфликтов Россия накопила со всеми соседями. Самый опасный и затратный — с Украиной. С Болгарией — по поводу строительства по дну Черного моря газопровода «Южный поток». С Румынией — из-за вступления этой страны в НАТО. С Молдавией — по поводу Приднестровья и Гагаузии. Фактически заморожены отношения со странами Балтии, с Польшей и Великобританией.

Из Грузии после ухода Саакашвили в Россию вернулись «Боржоми» с «Киндзмараули». Но территориальные претензии Тбилиси остаются в силе. Как и притязания другого соседа — Японии. Вялотекущими, но представляющими реальную опасность для интеграционных проектов Кремля на постсоветском пространстве остаются торговые отношения с партнерами по ЕАЭС — Казахстаном и Белоруссией. Обе страны не готовы поддерживать российское эмбарго против Украины, вступившей с 1 января в зону свободной торговли с Евросоюзом.

«Это означает, что Евразийский союз не то чтобы разваливается, но больше становится политическим союзом, чем таможенным с единым внешним периметром», — говорит Сергей Уткин, заведующий отделом стратегических оценок Центра ситуационного анализа РАН.

Киргизия и Армения, члены Евразийского союза, при этом сохраняют право как члены ВТО импортировать товары из того же ЕС, добавляет Уткин. Иными словами, Евразийский союз и в этой части не является единым экономическим пространством, и конфликты между Россией и этим странами в любой момент могут обостриться на почве ухудшения экономического положения всех развивающих экономик и ослабления региональных валют.

Итог 2015 года таков, что страны, расположенные по границе с Россией, стали бояться Москву больше, чем прежде, и ускоренными темпами интегрируются с Североатлантическим альянсом. Германия предлагает увеличить расходы на оборону и в конечном счете стремится к созданию общеевропейской армии. «Россия снова воспринимается как страна малопредсказуемая, как когда-то был СССР, и даже хуже. Тогда был ввод советских войск, например, в Венгрию, а сейчас КрымНаш», — говорит первый вице-президент Центра политтехнологий Алексей Макаркин.

Россия не научилась гибко взаимодействовать с соседями, традиционно предпочитая давление, отмечает Макаркин. Впрочем, маловероятно, что в 2016 году новые конфликты закончатся очередными эмбарго, считает эксперт.

«Но у меня мрачные предчувствия. Хотя поле для маневра у России в любом случае сохраняется, можно начать хотя бы с реального выполнения минских соглашений. Но будет ли для этого политическая воля, непонятно», — добавляет Уткин.

Эксперты сходятся во мнении, что сдерживать лавину потенциальных конфликтов будет экономический фактор. «Невозможно уже игнорировать экономические реалии. Российская экономика ушла в минус, и конфликтовать с соседями и дальше делать вид, что кто-то там вовне виноват в наших экономических проблемах, — слишком дорогое удовольствие», — резюмирует Уткин.С



загрузка...

Читайте також

Коментарі