Заклеймить поджигателя. Москва против Пхеньяна

Заклеймить поджигателя. Москва против Пхеньяна

Российская сторона редко комментирует события, происходящие в КНДР, но здесь особый случай: Ким Чен Ын испытал водородную бомбу. Если не врет, конечно. Впрочем, это неважно. Важно, что весь цивилизованный, как говорится, мир осуждает Северную Корею, и в общем хоре громко и авторитетно звучит голос Москвы.

Дмитрий Песков от лица своего патрона выражает «крайнюю обеспокоенность». Мария Захарова, спикер Сергея Лаврова, сообщает о «грубом нарушении норм международного права». Правда, с ними полемизирует Алексей Пушков, бдительно указывая на то, что во всем виноваты американцы, но это явный рецидив старого мышления. Новое время предполагает иные формулировки.

Это странное время, отчасти напоминающее позднесоветское, но лишь отчасти.

Есть предощущение беды, и это проявляется даже в речах президента, когда он подбадривает аудиторию анекдотом про черные полосы в жизни, одна другой черней. Владимир Владимирович смутно догадывается, что он завел страну куда-то не туда, и это роднит его с позднесоветскими вождями. Однако он помнит, чем кончилось дело, когда последний из позднесоветских вождей попытался развернуть страну куда-то туда. Страна развалилась, слишком круто развернувшись в правильном направлении.

Оттого столько всего гибридного в его действиях, особенно во внешнеполитических играх. Столько метаний в ту и другую сторону и объездов на кривой козе – лишь бы не вырулить на европейский автобан, где ждет засада. На Украине он классический оккупант, в Сирии – спаситель человечества в бескомпромиссной борьбе с исламофашизмом, а в конфликте с турками типичный идеалист, не ожидавший подлого удара в спину.

Поочередно надевая новые маски, а также демонстрируя миру свое истинное лицо, президент РФ стремится перехитрить судьбу и историю. То есть, доведя Россию до состояния настоящей холодной войны с Западом и экономической катастрофы, как это удалось позднесоветским вождям накануне перестройки, он хочет сохранить страну в ее первозданном отмороженном виде и отвергнуть губительные соблазны демократизации. Ничего не меняя, кроме масок, он желает вернуться в эпоху мирного сосуществования. Из начала восьмидесятых, к примеру, годов прошлого века возвратиться в семидесятые.

Поэтому в первые дни Нового года путинская Россия разучивает довольно неожиданные роли. Роль миротворца в разборках между Ираном и суннитскими странами – там для полного счастья не хватало только Владимира Владимировича, и вот он предлагает услуги посредника. Вероятно, надеясь втайне, что его миротворческие усилия успехом не увенчаются, и тогда взлетят наконец эти проклятые цены на эти проклятые энергоносители. Что же касается Северной Кореи, то здесь предполагается другая игра.

Врет или не врет Ким Чен Ын, оснований для крайней обеспокоенностив связи с очередным землетрясением на чучхеанском полигоне и его окрестностях немало. Как известно, местный товарищ сталин, дед нынешнего «великого наследника», принял страну с сохой, а оставил с сохой и ядерной бомбой. С тех пор в Пхеньяне постоянно совершенствовали и успешно эксплуатировали стратегию нищего сифилитика: дай рупь, а то в лицо плюну! Обменивая свою ядерную сговорчивость на мазут, продовольствие и деньги.

Правда, в последние годы все это как-то приелось, и мир, погруженный в реальные страхи, стал гораздо реже вспоминать про северокорейский режим и его прикармливать. Тот же Путин оказался гораздо опасней Ким Чен Ына, оттого, наверное, руководителю КНДР и приходится, отложив атомную дубинку, размахивать термоядерной. Чтобы вспомнили.

И покуда человечество пытается постичь происходящее в Северной Корее, Россия не упускает свой шанс и присоединяется к цивилизации. В рамках все той же гибридной политики, предусматривающей в особых случаях вступление в антифашистские коалиции. Просят или не просят.

В Сирии не просили, и это обернулось большими неприятностями. А вот Ким Чен Ын – идеальный мальчик для дипломатического битья, и нет ни малейшего риска в том, чтобы солидарно с Америкой и Европой, а также Китаем, Японией и Южной Кореей осудить этого очень одинокого мальчика. Мировая общественность только спасибо скажет.

Другой вопрос, что это принесет, кроме сдержанных изъявлений благодарности. Из спасиба пальто не сошьешь и не соорудишь перезагрузку. Сила гибридной политики в том, что она нередко поражает партнеров непредсказуемостью своих демаршей. А слабость в том, что разные ложные финты и боковые сюжеты, даже бомбардировки кого ни попадя в Сирии или бескомпромиссное осуждение поджигателей войны в Пхеньяне не способны отвлечь партнеров от сюжета основного. От Крыма и Донбасса и от двухлетней дикой пропагандистской риторики, которая в самых ярких своих проявлениях поднималась до сияющих северокорейских высот. Радиоактивный пепел – это ведь прямо оттуда, из КНДР, позднесоветские вожди даже и не знали таких слов, какое уж там мирное сосуществование…

К тому же Ким Чен Ын может и врет про водородную бомбу. Зато у Путина она имеется. И этот несомненный факт оказывает определенное воздействие на западных политиков и отдельных простых граждан, когда они узнают о конфликте Москвы с Пхеньяном. Это заставляет их глубоко задуматься – о том, в частности, кто из них, русских и корейцев, кого и в чем опередил. Так, учение чучхе, иначе «опора на собственные силы», не вполне укоренилось в России, хотя богатое русское слово «импортозамещение» внушает большие надежды на то, что северокорейский опыт есть кому перенимать. Опросы, даже в Крыму, показывают, что не все до единого граждане готовы голодать и мерзнуть во имя Родины и ее величия. Особый путь еще недостаточно утрамбован.

Получается, Россия во всем, кроме указанной бомбы, отстает от Северной Кореи – такой вывод делают западные наблюдатели, но что им делать с этим знанием, не понимают. Да и никто не понимает, включая Путина. Двигаться вперед, в КНДР он едва ли хочет, а пятиться назад, к свободе, не может физически. Приходится топтаться на месте или бегать по кругу, отыскивая правильных врагов, но не всегда угадывая.

Вчера угадали, и это нашло отражение в заявлениях официальных лиц. Хотя и не всех, достаточно вспомнить про непреклонного Пушкова. Тем не менее гибридная дипломатия торжествует, и в Кремле не оставляют попыток договориться с человечеством, осуждая Ким Чен Ына, однако никак по сути не меняя ни внутреннюю политику, ни внешнеполитический курс. В твердом убеждении, что лучше зайти в тупик, ввергнуть страну в катастрофу и там обустраиваться, чем экспериментировать с демократией, которая погубила нерушимый Союз.

Простодушный вождь в Пхеньяне, наблюдая эти метания, должно быть, пребывает в недоумении. Вроде товарищи идут верным путем, но шантажируют мир как-то непоследовательно и почему-то при этом недовольны Северной Кореей, выражая крайнюю обеспокоенность. Будь у него и вправду водородная бомба, он бы вообще не беспокоился ни о чем. Отважный человек, не чета всем этим лукавым соседям с их гибридной политикой.

автор: Илья Мильштейн, источник: Сноб



загрузка...

Читайте також

Коментарі