Бизнес и карма. История хозяина Шаолиня

Бизнес и карма. История хозяина Шаолиня

Монастырь Шаолинь – всемирно известный бренд. Вокруг него создана целая индустрия: от обучения кунг-фу до экскурсий и продажи сувениров. Во многом это результат деятельности нынешнего настоятеля монастыря Ши Юнсиня: на основе храмового комплекса, который еще в начале 1980-х годов не был известен широкой публике, он создал бизнес-империю, приносящую миллионные доходы. Образу успешного бизнесмена долгое время не мешали даже обвинения в коррупции и аморальном поведении, звучавшие в его адрес. Однако, как пишет Bloomberg, карма напомнила о себе: критикой, адресованной Юнсиню, заинтересовались китайские власти.

Ши Юнсинь прибыл в монастырь в 1981 году. Храм, пострадавший в годы «культурной революции», находился в упадке. Многие реликвии были уничтожены, число монахов не превышало нескольких десятков. Не было даже официального настоятеля.

Юнсинь, который тогда был еще подростком, мечтал о том, что в Шаолине его ждет спокойная и беззаботная жизнь. Однако его взгляды довольно быстро изменились. Монастырь оказался в центре внимания после выхода фильма «Храм Шаолиня» – одного из первых китайских блокбастеров, где впервые сыграл Джет Ли. Довольно быстро он стал популярным местом изучения боевых искусств и туристической достопримечательностью: в конце 1970-х годов туда приезжали лишь несколько десятков тысяч туристов в год, в середине 1980-х годов – уже несколько миллионов.

На статус Шаолиня повлияло и то, что китайские власти стали более либерально относиться к религии. Они отменили запрет на ношение монахами религиозного облачения и позволили монастырю получать доход от продажи билетов. Юнсинь, не добившийся особых успехов в боевых искусствах, воспользовался появившимися возможностями и преуспел в роли бизнесмена.

В 1990-е годы Юнсинь, влияние которого среди монахов постепенно росло, стал неофициальным главой Шаолиня (формальный статус настоятеля он получил в 1999 году) и занялся борьбой за бренд. Он зарегистрировал «Шаолинь» как торговую марку и начал отстаивать права на нее в судах (к тому времени на этот бренд претендовали сотни конкурентов в Китае, Японии и США).

Юнсинь добился того, чтобы с прилегающих к храму территорий убрали заведения, не входящие в его бизнес-империю, – от магазинов с сувенирами до школ боевых искусств. Местные жители, для которых это обернулось потерей доходов, пытались протестовать, но власти встали на сторону настоятеля Шаолиня – по слухам, это обошлось монастырю в значительную сумму.

Влиянию настоятеля, который обзавелся политическими связями как в Китае, так и за его пределами, приписывают и провал проекта по строительству «конкурирующего храма» неподалеку от Шаолиня. Проектом в 2010 году занялись власти близлежащего города Дэнфэн, однако позднее он был заморожен.

Индустрия вышла за пределы Китая: за рубежом были открыты десятки филиалов Шаолиня. Одним из последних проектов стало создание тематического парка в Австралии – со школой боевых искусств, а также четырехзвездочным отелем и полем для гольфа; за участок земли под этот парк Ши Юнсинь заплатил $3 млн, деньги в Австралию он привез лично.

Настоятель Шаолиня пользовался расположением властей: в середине 2000-х годов администрация Дэнфэна даже сделала ему подарок – автомобиль стоимостью $125 тысяч за «вклад в развитие туризма». Сам он несколько раз избирался депутатом от Всекитайского собрания народных представителей. Юнсинь стал своего рода анти-далай-ламой, сочетающим религию, политику и бизнес.

В адрес Ши Юнсиня не раз звучала критика. Его упрекали в коммерциализации духовной сферы, обвиняли в неподобающем для монаха поведении (критиковали за пристрастие к дорогим вещам, поговаривали, что настоятель пользуется услугами проституток). Однако все эти обвинения официального развития не получали. До недавнего времени.

В июле 2015 года на одном из китайских форумов появился компромат на Юнсиня от имени неких шаолиньских монахов. Апеллируя к властям, проводящим кампанию по борьбе с коррупцией, они обвинили настоятеля в растратах, изнасиловании монахини, а также «опорочивании репутации Шаолиня». Среди прочего опубликовали слова некой женщины (утверждалось, что они фигурировали в полицейском отчете), которая заявила, что находилась с настоятелем в интимных отношениях и подвергалась угрозам со стороны одного из его последователей. Утверждалось также, что у настоятеля имеются двое детей.

Обличители утверждали, что Ши Юнсиня дважды пытались выгнать из монастыря. Первый раз – после конфликта с прежним настоятелем (по слухам, просочившимся в прессу, Юнсинь якобы украл священный свиток, необходимый его предшественнику для церемонии, которая подтвердила бы его статус). Второй раз – после новых жалоб в его адрес (письмо с жалобами настоятель тогда отправил в Буддистскую ассоциацию Китая). Юнсинь, несмотря на обвинения, уходить отказался.

Администрация монастыря назвала разоблачения клеветой. Сам настоятель в интервью одной из газет дал понять, что считает их бездоказательными. Дескать, в противном случае разоблачители обратились бы к властям, а не публиковали свои заявления в интернете.

Вызов не остался без ответа. Менее чем через неделю группа шаолиньских монахов прибыла в Пекин, чтобы лично выступить с обвинениями в адрес Юнсиня. Среди них оказался один из бывших соратников настоятеля, Ши Яньлу, основатель одной из самых успешных в регионе школ боевых искусств. Она поддерживала связи с Шаолинем (в частности, посылала своих лучших учеников для выступлений в монастыре, популярных среди туристов), однако позднее отношения Юнсиня и Яньлу испортились – по одной из версий, из-за финансовых разногласий.

Свидетельствуя против настоятеля, основатель школы утверждал, что тот постоянно требовал у него деньги. Среди прочего – якобы заставил Яньлу заплатить большую сумму женщине, с которой у него (Юнсиня) была интимная связь. «Мне пришлось сделать, как он сказал», – заявил бывший соратник. Сам настоятель это отрицал.

На этот раз власти отреагировали – в августе в монастыре прошли проверки. В конце ноября местная администрация опубликовала предварительные результаты расследования. Из них следовало, что настоятеля признали невиновным в «дисциплинарных нарушениях»: в том, что касается отцовства и изгнания из монастыря (последнее якобы было неофициальным). Правда, обвинения в изнасиловании, следуя отчету, официально опровергнуты не были.

Отчет по «экономическим нарушениям» пока не опубликован. Впрочем, можно предположить, что в итоге настоятель легко отделается. Кампания по борьбе с коррупцией в Китае за последние годы не раз оборачивалась громкими отставками. Однако Ши Юнсинь слишком влиятельная фигура. Его падение – угроза не только для него, но и для многих других. А заодно и для символа успеха, которым под его руководством стал Шаолиньский монастырь. Едва ли власть захочет этим символом пожертвовать.

автор: Михайил Тищенко, источник: Слон



загрузка...

Читайте також

Коментарі