Бабченко высмеял понятие «русское»

Бабченко высмеял понятие «русское»

Фраза «вы просто не любите все русское» приводит меня в состояние искреннего непонимания. Что имеется в виду под «всем русским»? Все русское — это что?

Я вот с ходу «всего русского» могу вспомнить — квас, щи, кокошник, космическая станция, льняная одежда, деревянное зодчество, русская печь, церковная архитектура, кремли, соленые огурцы, гречневая каша, валенки, Баба Яга и бурлаки на Волге Ильи Репина.

Что еще?

Вот так вот сходу, пожалуй, что и все.

Из всего выше перечисленного я не люблю только вареную воду с капустой и кокошники.

Так что почти все русское я люблю.

В валенках мы каждую зиму семейством в лес ходим.

А деревянный дом с русской печью — вообще моя мечта.

Из всего остального, что нас окружает, чем сейчас у нас вдруг так стало принято гордиться и что «русский мир» почему-то вдруг ни с того ни с сего стал вдруг причислять ко «всему русскому» — эмм… Ну, нерусское почти все.

Ну что?

Авиация? Американцы. Братья Райт. Автомомбили? Немцы. Небратья Даймлер и Бенц. Реактивные двигатели? Немцы. Ракетостроение? Немцы. Космос? В истоках те же немцы. За исключением космической станции и луноходов — это наше. Космическую станцию, правда, утопили в Тихом океане, а луноходы кончились, но это были и правда наши достижения.

Что еще. Ядерная энергетика? Немцы. Проект «Манхеттен», вот это все. И его гулаговский вариант в виде шаражек все с теми же немцами внутри. ДнепроГЭС? Крупп, Сименс, Дженерал Электрик. Вообще индустриализация? Взял с сохой, оставил с атомной бомбой? Да почти полностью американцы. За исключением рабской лагерной рабочей силы — это да, это опять же наше изобретение.

Танки? Англичане.

Пулеметы? Американцы.

Автомат? Немцы.

Автомат Калашникова? Немцы.

Пельмени? Китай. Шашлык? Грузия. Кефир? Кавказ.

Письменность? Греки. Свою — глаголицу — благополучно убили. Язык? Язык вообще общемировой — смесь слов со всех языков мира. Украинский и сербский имеют куда большее отношение к изначальному русскому, чем современный русский. Православие? То же самое. Смесь из несторианства, ислама, язычества и бог его знает чего еще. Литература? Ну, частично да. Безусловно. Да и то: Пушкин — арап, Гоголь — бандера, Корней Чуковский (Николай Корнейчуков) — жидобандера.

Цари? То ли норвежские, то ли шведские.

А! Во!

Самая-самая скрепная скрепа!

Водка!

Уж она-то наша, родная. Посконная. Наше все.

Ан нет.

Водка — и та Византия.

Традиционным русским напитком был мед. Убит водкой.

Вторая наша скрепная скрепа — зомбоящик — американцы. О принадлежности самой идеи спорят, но на практике она была претворена в жизнь американцами.

Что из того, что нас окружает — асфальт, бетон (это вообще еще Древний Рим), автобус (по этимологии слова понятно), метрополитен (то же самое), мобильники, компьютер, интернет, фуры, сыры, картошка (привет индейцам Майя!), табакокурение, бразильское мясо, стеклопакеты, коттеджи, финская сантехника, итальянские кухни, японские экскаваторы, двигатели внутреннего сгорания, деньги, железные дороги, авиация, подводные лодки, авианосцы, радиоактивный пепел — что из всего этого «русское», что можно не любить?

Так что, как я и сказал, я люблю почти все русское. Почти все, что мы изобрели сами за нашу тысячелетнюю историю. Все десять пунктов, которые мог вспомнить.

С наступающим Новым Годом.

Который, кстати, тоже Гейропейский

автор: Аркадий Бабченко



загрузка...

Читайте також

Коментарі