Чего не понимают «путинопониматели»

Чего не понимают «путинопониматели»

«В ходе дискуссий о России «те, кто понимают Путина» нередко прибегают к аргументу, что Запад в целом склонен к враждебности и страхам по отношению к России и ее традициям», — пишет на страницах немецкой газеты Die Zeit немецкий политолог Андреас Умланд, добавляя, что подобным обвинениям часто сопутствуют указания на чрезвычайно высокий рейтинг президента Путина в свете его внешнеполитических решений, вроде аннексии Крыма и бомбардировок в Сирии.

Но высокие рейтинги правителя недемократической страны не являются чем-то неожиданным, указывает автор. Действительно ли так высока популярность Путина, как говорят опросы? Кто готов открыто выражать свою позицию, пусть даже в анонимных опросах, в системе, где все подконтрольно спецслужбам? Да и есть ли у россиян возможность получать информацию из различных источников и на ее основе строить свои политические воззрения? — задается вопросами Умланд.

«Тот, кто следит за политическими новостными передачами и ток-шоу на российском государственном ТВ, знает, с какой эмоциональностью, агрессивностью и абсурдностью пропагандисты Кремля перетолковывают все, происходящее в мире, в антироссийские теории заговора», — говорится в статье. Практически все федеральные СМИ «распространяют одну и ту же смесь из выборочных событий, сфальсифицированных сюжетов и паранойи». Да, оппозиционерам, настоящим социологам и критикам политики Кремля из-за рубежа «дается слово в передачах, которые идут поздно вечером, но их присутствие — тщательно дозированная декорация», пишет Умланд.

С точки зрения исторической перспективы уважение к нынешнему российскому руководству также сомнительно, продолжает автор. Понимание современной российской политики как продолжения вековых традиций «затмевает трагический ход недавней российской истории и ее последствий для постсоветской и новой России».

Автор советует с недоверием относиться к тому, что сегодняшнее политическое руководство России пытается выступать в роли глобального защитника семейных ценностей, консерватизма и религиозности. «Почему страна, которая на протяжении 70 лет занималась подавлением и отчасти физическим уничтожением собственной культуры и церкви, сегодня может поучать другие страны, как следует чтить традиции?» — пишет Умланд. «Тем более, некоторые представители нынешнего российского руководства, в том числе Владимир Путин, Сергей Иванов и Игорь Сечин, в прошлом служили именно в том советском госоргане, который на деле занимался большевистским подавлением русской культуры, религии и науки, — замечает автор. — КГБ не был спецслужбой в прямом смысле слова — скорее, это было ядро советского репрессивного аппарата». КГБ преследовал любые проявления свободомыслия в Советском Союзе, а также все церкви, в том числе православную. «Вот и получается, что еще 30 лет назад некоторые из сегодняшних руководителей по долгу службы подавляли все русские национальные ценности, традиции и институты, а сегодня объявляют себя их бескомпромиссными защитниками», — подчеркивает Умланд.

«Лейтмотивом кремлевского руководства является не истинный патриотизм, а граничащий с циничной беспринципностью прагматизм, — утверждает Умланд. — В целях укрепления режима последний использует как националистические идеи, так и интернациональные принципы. Без малейшего зазрения совести он может сослаться на фундаментальные религиозные или подчеркнуто просветительские мотивы или же говорить о морали, действуя при этом аморально». Сегодняшние стандарты ЕС могут выставляться как образцы для России, а могут олицетворять отталкивающую деградацию Запада, а сама Россия позиционируется то как европейская нация, то как евразийская цивилизация, то как глубоко православная или же модернистско-прогрессивная страна. «Это зависит от текущей конъюнктуры и предпочтений публики», — уверен автор.

«Гегемонистские устремления России на постсоветском пространстве, в свою очередь, обосновываются перед российской и международной общественностью патриотическим фразами о каких-то геостратегических, оборонных и экономических интересах России, которую якобы теснит Запад. Тем не менее, Путин и его компаньоны не параноики: они точно знают о неприкосновенности своей атомной сверхдержавы», — пишет Умланд.

Кремль защитил на Украине не неправильно понятые национальные интересы, а личные интересы своего властителя, пишет политолог. «Украинская модель демократии должна потерпеть поражение, чтобы ее успех не дай бог не навел россиян на мысль повторить подобное в Москве», — поясняет Умланд.

Еще хуже то, что Кремль «своей игрой ва-банк на Донбассе и в Сирии вредит долгосрочным интересам России, а именно — отношениям с братским украинским народом и арабским миром». «А порожденное всем этим отчуждение России от западных политических, экономических и научных партнеров затронет стратегические вопросы будущего», — предостерегает Умланд, добавляя, что России нужен не Евразийский (коррупционный) экономический союз, а ЕС как торговый, инвестиционный партнер и партнер по модернизации. Кроме того, Россия страдает от более напористого Китая на фоне охлаждения с Западом. Китай пользуется этим охлаждением и покупает российские ресурсы по дешевке.

«Политическая и экономическая изоляция, а также военное расширение второсортной в промышленном плане страны не сулят ей ничего хорошего, — заключает Умланд. — И тот, кто демонстрирует «понимание» всех этих неверных действий России, по-видимому, мало сочувствует ее жителям и не интересуется будущим этой страны».

Источник: Die Zeit, перевод: Инопресса



загрузка...

Читайте також

Коментарі