Борьба за церкви стала отражением психологического разрыва Украины с Россией

Борьба за церкви стала отражением психологического разрыва Украины с Россией

Малые Дмитровичи, Украина — В октябре в сельскую церковь прибыли три православных священника, упаковали иконы, кадила и подсвечники, погрузили их в фургон и уехали.

Их отъезд ознаменовал собой победу Нади Мякшиной, 58-летней жительницы села Малые  Дмитровичи. Осенью этого года, когда украинская армия вытеснила поддерживаемых Россией сепаратистов на востоке страны, г-жа Мякшина убедила соседей изгнать приезжих священников и заменить их священником из украинской церкви.

История церкви в селе Малые Дмитровичи, расположенном в 200 километрах к югу от Киева, является отражением углубляющегося психологического разрыва Украины с Россией, в значительной мере усугубившегося из-за конфликта, который длится уже почти два года и в развязывании которого украинцы винят своих соседей.

Россию и Украину объединяет многовековая общая история, а президент России Владимир Путин называет Украину «братской страной». Однако конфликт, который уже унес жизни более 9 тысяч человек, подтолкнул многих украинцев поставить точку в затянувшемся отделении, которое началось после распада Советского Союза в 1991 году.

Только 20% украинцев сегодня испытывают положительные чувства по отношению к России, тогда как до начала конфликта, если верить результатам опросов общественно мнения, их было 80%. Согласно результатам опросов, сегодня подавляющее большинство украинцев поддерживает вступление Украины в Евросоюз и НАТО.

Эта война стала проверкой и для религиозной принадлежности. Русская Православная церковь, которая называет Украину частью своей канонической территории, тесно связана с Кремлем. Московский патриархат, как Русскую Православную церковь называют на Украине, вызвал критику со стороны многих деятелей за то, что он не занял твердую позицию против агрессии России по отношению к Украине.

Между тем, глава Киевского патриархата патриарх Филарет стал активным участником этого конфликта, отправив на фронт военных священников, заявив, что г-н Путин находится под влиянием сатаны, и призвав американских сенаторов помочь Украине.

Оба патриархата называют себя Украинской Православной церковью. Однако множество украинцев перешли на сторону Киевского патриархата — особенно на западе страны, где антипатия по отношению к России гораздо сильнее.

Более 44% украинцев принадлежат Киевскому патриархату, тогда как к Московскому, по данным исследования, проведенного весной киевским Фондом демократических инициатив, относятся всего 21%. В конце 2011 года этот же фонд выяснил, что 31,1% украинцев относили себя к Киевскому патриархату, а 25,9% — к Московскому.

Президент Украины Петр Порошенко настаивает на том, чтобы Киевский патриархат был признан независимой национальной церковью, как утверждают его советники, после того как Россия использовала культурные и исторические связи, чтобы разжечь конфликт на востоке страны.

В отличие от своего соперника Киевский патриархат не имеет официального признания глобального православного сообщества, поэтому Московский патриархат называет его последователей еретиками, которые отвернулись от Бога.

В десятках сел и деревень, таких как Малые Дмитровичи, местные жители сами решили изгнать священников Московского патриархата.

Для г-жи Мякшиной, которая работает администратором в метеорологическом центре, эта борьба стала личной: ее дед, Иосиф Ковтуненко, был священником в этом селе, но в начале 1930-х годов его сослали в Сибирь на полтора года, а в 1960 году советские активисты избили его до смерти за то, что он отказался отречься от своей веры. Сельскую церковь, построенную в 1763 году, сделали колхозным зернохранилищем, а спустя несколько лет разрушили.

После распада Советского Союза местные жители в течение многих лет посещали церковь Киевского патриархата в соседней деревне. В 2013 году они превратили одно из общественных зданий села Малые Дмитровичи в церковь, однако этот приход был зарегистрирован под эгидой Московского патриархата.

Число постоянных прихожан сократилось до 4-5 человек, как рассказал отец Вонифатий, 26-летний монах Московского патриархата, который служил в этой церкви.

Летом прошлого года, когда на востоке страны разворачивался конфликт, двое соседей попросили г-жу Мякшину возглавить кампанию за то, чтобы эта церковь перешла в ведение Киевского патриархата. Она согласилась после того, как группа священников Киевского патриархата приехала помолиться на могиле ее деда, которого они считают мучеником.

«Я почувствовала, что на мне лежит ответственность», — объяснила она.

Одним жарким августовским днем она прошла по селу и собрала 142 подписи под петицией в поддержку перехода церкви в ведение Киевского патриархата.

Она и ее помощники сумели попасть в пристройку церкви. По их словам, отец Вонифатий дал им ключ от нее, хотя сам он утверждает, что они взяли ключ с его стола без разрешения.

Когда они вошли в помещение, чтобы подготовить его перед службой, по их словам, они увидели, что украинский флаг лежал на грязном полу, а  вокруг него были разбросаны бутылки из-под вина, используемого во время причастия.

«Это стало последней каплей, — сказала Ирина Крикун, дочь г-жи Мякшиной. — Мы увидели, как они относятся к Украине».

Отец Вонифатий, который родился в Киеве и называет себя патриотом, сказал, что это был вовсе не украинский флаг, а штора, которой он прикрывал строительные материалы.

В следующую субботу, 23 августа, десятки людей собрались у церкви и потребовали, чтобы отец Вонифатий покинул ее.

Он назвал их поведение агрессивным, а в сообщении, появившемся на сайте Московского патриархата, этот инцидент был назван «классическим примером рейдерского налета на церковные владения».

Однако на видеороликах, которые предоставила г-жа Крикун, можно увидеть мирную группу людей, которые подняли руки, чтобы проголосовать против отца Вонифатия, после чего монах печально произнес: «Я люблю вас так сильно, чтобы мне будет очень грустно с вами прощаться».

На следующий день жители села снова пришли к церкви, где они увидели группу священников Московского патриархата и верующих, приехавших из соседних деревень. Глава села, который был занят подготовкой к празднованию Дня независимости, закрыл церковь.

Спустя несколько недель г-жа Мякшина и ее сторонники зарегистрировали общину старой церкви, чтобы иметь возможность взять это здание под свой контроль.

В октябре отец Вонифатий признал свое поражение, приехав в церковь с двумя своими коллегами и забрав большую часть церковной утвари и икон. Жители села решили не вмешиваться.

«Самое главное было выдворить их из села», — сказала г-жа Мякшина.
По словам отца Вонифатия, Московский патриархат наказал его за то, что он потерял контроль над этой церковью, и теперь ему нельзя служить в Киевской епархии.

Теперь жители деревни ходят на воскресные службы, которые ведет отец Владимир из Киевского патриархата. 20 декабря он заложил первый камень новой церкви, которую жители деревни намереваются построить на месте разрушенной церкви 18 века.

«Мы упрямые. Мы справились с этим, и теперь они будут расплачиваться, — сказала г-жа Мякшина, имея в виду исторический процесс покорения Украины Россией. — Москва не поймет».

автор: Джеймс Марсон (James Marson), источник: The Wall Street Journal, США, перевод: ИноСМИ



загрузка...

Читайте також

Коментарі