Російський політик розповів, яким буде майбутнє для Росії

Російський політик розповів, яким буде майбутнє для Росії

Майбутнє, яке чекає на Росію, —  це подальша деіндустріалізація, падіння ВВП та зубожіння країни.

Про це  написав в Фейсбук відомий російський політик Альфред Кох.

(Текст подано без змін і мовою оригіналу)

Мне кажется, что очевидное ухудшение отношения немецкого общества к России объясняется не активностью антироссийских сил или «подкупленных Госдепом» журналистов.

Это, скорее всего, объясняется снижением давления на власти и на СМИ со стороны деловых кругов Германии. И как только оно снизилось, так сразу более выпуклой стала противоположная позиция. Иными словами — это не антироссийские силы активизировались, а пророссийские ослабли.

Традиционно, немецкий бизнес был заинтересован в российских контрактах. Германия поставляла в Россию много машиностроительной продукции, в том числе автомобилей и автокомпонентов. Также большую долю занимали энергетическое машиностроение и оборудование для нефтегазовой отрасли.

Теперь спрос на эти виды традиционного немецкого экспорта со стороны российских потребителей сильно упал: у российских партнеров попросту нет денег. Таким образом, для того, чтобы получить контракт с российским контрагентом, ему нужно предварительно обеспечить финансирование — то есть найти для него кредиты.

Но в условиях падения российского ВВП, спада производства, отсутствия внятных реформ и мрачных перспектив продолжающегося спада нет сумасшедших банкиров, готовых прокредитовать итак закредитованные по горло российские корпорации.

Таким образом, даже если санкции отменят — они будут продолжать работать де-факто: Россия перестает быть платежеспособным покупателем традиционных продуктов немецкого экспорта. Как, впрочем, и любого другого: китайского, корейского и т.д.

Как разорвать этот замкнутый круг? Выход один: российское государство должно выступить гарантом по этим кредитам. Но тогда это в точности повторит историю с горбачевским СССР: сначала будут давать кредиты охотно — под золотовалютные резервы (ЗВР).

Но если спад продолжится и дальше, то для погашения этих кредитов нужно будет брать новые, уже не обеспеченные ЗВР. А такие новые кредиты будут уже политически связанными.

И все к тому идет, что отличие нынешнего периода российской истории от горбачевского будет состоять в том, что если при Горбачеве такими политическими условиями было углубление перестройки и дальнейшая демократизация, то теперь такими условиями будут изменение курса и смещение Путина.

И тогда путинская элита встанет перед непростым выбором: либо дальнейшая деградация и превращение в банальную страну третьего мира, наряду с Демократической республикой Конго или Нигерией (с учетом нашей специфики дополнительных издержек из-за размеров, климата и необходимости поддерживать в рабочем состоянии ядерные силы) либо замена руководства страны.

Что-то подобное СССР пережил в 1964 году, когда внутренние и внешние факторы вынудили коллективное руководство ЦК КПСС найти возможности для смещения сумасбродного Никиты Хрущева с поста Первого Секретаря и Председателя Совмина.

Но тогда такое коллективное руководство имело место. А сейчас его нет. И поэтому сценарий обновления через смещение Путина выглядит маловероятным. Как, впрочем, и сценарий народного восстания.

Таким образом, наиболее вероятным является дальнейшая деиндустриализация, падение ВВП и обнищание страны. На фоне полного беззакония и всевластия разжиревшей путинской элиты.

Есть ли физические пределы такой деградации? Наверное — да. Но каковы эти пределы — все зависит от буйства фантазии размышляющего над этим вопросом…



загрузка...

Читайте також

Коментарі