Бомбардировки и молчание. Почему Россию подозревают в военном преступлении

Бомбардировки и молчание. Почему Россию подозревают в военном преступлении

Правозащитная организация Amnesty International опубликовала расследование действий российской авиации в Сирии. По мнению правозащитников, есть вероятность, что Россия совершила военное преступление. Глава представительства Amnesty International в России Сергей Никитин рассказал «Снобу», откуда взялись такие подозрения, как реагирует на них российское правительство и какие еще страны можно обвинить в военном преступлении

Каждый случай предполагаемого военного преступления надо рассматривать отдельно и детально, но в целом само понятие описывается международным гуманитарным правом: когда оружие используется неизбирательно и военные действия ведутся в местах, где с высокой вероятностью могут пострадать мирные граждане, — это военное преступление.

В случае с Россией все началось 30 сентября этого года. Мы внимательно изучали информацию, предоставленную людьми, с которыми мы контактируем в Сирии. У нас есть карты и цитаты, и мои коллеги много раз все перепроверили, чтобы быть уверенными, что мы правильно понимаем сложившуюся ситуацию. Российские бомбы попадали по больницам и по мечети, был случай, когда бомбежке подвергли местность, где вообще не было никаких военных объектов. При этом использовались, предположительно, кассетные бомбы, то есть те, которые разрываются еще на некоторое количество бомб. Прежде чем публиковать доклад, мы показывали фотографии осколков бомб экспертам, которые собаку съели на оружии. Так что мы призываем провести тщательное независимое расследование и либо опровергнуть все эти факты, либо признать, что военное преступление действительно было. И участвовать должны и российские, и сирийские эксперты, и независимая сторона.

Конечно, мы пытались узнать мнение российской стороны, прежде чем высказывать свои подозрения: мы посылали запрос в Минобороны и пытались связаться с военным атташе в российском посольстве в Лондоне, но ответом было только молчание.

Наш доклад — вовсе не атака на Россию. Сейчас мы одновременно с этим ведем расследование действий коалиции, возглавляемой Саудовской Аравией — она с марта ведет войну против Йемена. Там тоже происходят атаки неизбирательного характера: например, во время одной из них разбомбили школу. Коалиция довольно жестко подвергает Йемен бомбардировкам, и у нас есть претензии к США и Великобритании, которые поставляют для этого оружие. Ситуация похожая — разница только в том, что эти страны не сами ведут бомбардировки, а способствуют им. Но ведь Британия взяла на себя обязательства в рамках Международного договора о торговле оружием: прежде чем экспортировать оружие, она должна удостовериться, что не нанесет вреда мирному населению.

Чтобы однозначно доказать, что та или иная страна совершила военное преступление, нужно решение суда. Наша задача — обратить внимание на факты, направить на эту страну прожектор. Но, конечно, ни одна страна, которая подозревается в таких действиях, не хочет способствовать расследованиям. Да, в Великобритании проще выйти на диалог с властями — там правозащитные организации не называют иностранными агентами и правительство их выслушивает, но в ответ приводит бесконечные контраргументы и придумывает отговорки. А нежелание проводить расследование, как с точки зрения Великобритании, так и с точки зрения России, — это уже безмолвный ответ на подозрения в совершении военного преступления, и ответ этот говорит сам за себя.

автор: Сергей Никитин, источник: Сноб



загрузка...

Читайте також

Коментарі