История пропавшего в «ЛНР» добровольца, или Быт и нравы «Новороссии»

История пропавшего в «ЛНР» добровольца, или Быт и нравы «Новороссии»

В редакцию «Новой газеты» обратилась студентка журфака МГУ Элина М. и попросила разыскать своего брата — Семена Шестопалова (позывной «Морячок»), исчезнувшего при подозрительных обстоятельствах в «ЛНР». «Морячок» служил в казачьем добровольческом полку, командовал которым недавно убитый атаман Павел Дремов. Накануне исчезновения у Шестопалова случился конфликт с комбатом: раненного в ногу «Морячка» доставили в госпиталь, и там его следы затерялись.

Все началось 17 августа 2015 года, когда в расположении 3-й роты 1-го добровольного казачьего полка им. Платова появился атаман Павел Дремов (позывные «Батя» и «Мастер», 12 декабря погиб — его автомобиль был взорван). Накануне в роте произошло очередное ЧП: на вечернем построении боец Вадим Ерохин («Вест») сделал замечание сержанту за оскорбления и матерщину, завязалась драка, в итоге Ерохина «закрыли на подвале». Однако задержанный выломал дверь и появился в расположении роты. Туда примчался замкомбата «Багет» и нанес бунтарю несколько ударов пистолетом по голове, а затем — выстрелил в плечо.

Вот эту ситуацию и прибыл разруливать Дремов. Бойцы вышли на построение, только вот Семен Шестопалов («Морячок») явился в шортах. Когда атаман заметил столь «неуставную» форму одежды, то завопил: «Что за… вышел в шортах?!» И прослуживший в ополчении всего три месяца «Морячок», не зная, кто такой Дремов, совершил ошибку — ответил в том же духе.

По свидетельству очевидцев, охрана атамана набросилась на Семена, но он опрокинул их на землю (все-таки занимался боевыми единоборствами). Следом «Морячок» уложил на землю и комбата Андрея Скорого («Истребитель)», удерживая его болевым приемом. Атаман приказал «Морячку» отпустить «Истребителя» и пригласил на беседу. Затем Семен сообщил сослуживцам: «Дремов дал «слово офицера», что меня никто не тронет».

Однако на утреннем построении униженный «Истребитель» заявил, что Шестопалов должен подать рапорт на увольнение. И, по словам очевидцев, «Морячок» с комбатом вновь поругались, «Скорый выстрелил Семену в ногу и стал избивать ногами, а затем заявил, что, как только он подлечится, то отправится на боевую точку Калиново».

Больница

Сам Семен Шестопалов (30.01.1979) родился в Петропавловске-Камчатском. С детства занимался карате. В 2006 г. вошел в руководство камчатской общественной организации «Экологическая безопасность моря» (очевидно, отсюда и позывной «Морячок»), а три года назад уехал в Питер: успел поработать охранником и водителем.

— Понимаете, то злосчастное построение было после отбоя, и все вышли в чем спали, — говорит Элина. — Мне его сослуживцы рассказывали. А Семен очень гордый и никому не позволяет себя оскорблять.

— А как Семен завербовался в казачье ополчение? — интересуюсь я.

— Всех подробностей не знаю. В марте 2015 года вместе с другом (позывной «Тамбов».Ред.) прилетели в Москву, а потом своим ходом добрались до Луганска. Уже там они заключили контракт с казаками. Вскоре «Тамбова» перевели в другую часть, а брат остался.

…Раненого Семена доставили в стахановскую городскую больницу. По «горячей линии» он связался с местной прокуратурой, и вскоре к нему приехали двое сотрудников. В тот же день у «Морячка» отобрали сотовый телефон, а у палаты выставили вооруженную охрану. На вопросы испуганных врачей «секьюрити» ответили, что «получили приказ от атамана Дремова к раненому никого не пускать».

Затем Шестопалова перевезли в стахановский госпиталь, расположенный на территории школы-интерната № 1, где он оказался в одной палате с однополчанином Ерохиным («Вест»), из-за которого, собственно говоря, и поднялся весь этот шум. По телефону «Веста» «Морячок» связался с «генпрокуратурой «ЛНР» и сообщил подробности своего ранения.

23 августа «Вест» подал рапорт и покинул госпиталь. В ту же ночь Шестопалов пропал из больничной палаты. Сослуживцы «Морячка» организовали поиски, но некие люди с оружием посоветовали «не совать нос не в свое дело».

Обеспокоенные родственники дозвонились в госпиталь, но там заявили, что «Морячка» перевели в областную больницу Луганска. Затем появилась версия, что раненый находится в военном госпитале в Ростове-на-Дону. Однако ни в Луганске, ни в Ростове, Шестопалова не оказалось. Попутно родственники узнали, что через несколько дней в госпиталь был доставлен другой боец полка по фамилии Федотов, которому Скорый-«Истребитель» якобы так же прострелил колено.

Гаражи и подвалы

Как известно, в «ЛНР» помимо официальных тюрем и СИЗО ополченцы держат своих пленных в гаражах и подвалах. В основном там содержатся бойцы, уличенные в кражах, мародерстве и пьяных дебошах. Часто туда помещают и наркоманов, приехавших из России под видом защитников «Новороссии». Вот что рассказал ранее судимый житель подмосковной Лобни Михаил К., две недели проведший в подвале:

— Из колонии-поселения мы с другом сразу отправились к казакам в Луганск. Группой тихо перешли границу, а там доехали на такси. Из-за судимости по наркоманской статье, оружие нам не дали, и мы стали рыть окопы и подвозить снаряды.

— А как угодили в подвал?

— У пьяного казака украли два рожка от «калашникова» и принесли на обмен в магазин. У меня двое маленьких детей, поэтому легко отделался. Посадили в погреб, опять рыл окопы, а потом перевели в Ровеньки на базу ДОСААФ.

— А кто еще сидел вместе с вами?

— Такие, как мы, и всякая пьянь — очнутся и давай орать, чтобы опохмелили. Один раз привели избитого гомика из Липецка. Потом его куда-то увели — и с концами…

По словам волонтеров, освободить арестованного российского ополченца можно только тремя способами: с помощью личных связей среди командиров «ЛНР», за деньги или через московских «кураторов». Среди прочих кураторов, имевших влияние на атамана Дремова, упоминается бывший начальник штаба 58-й армии ЮВО генерал Сергей Кузовлев («Тамбов»), Игорь Гиркин (Стрелков) и бывший лидер запрещенной РНЕ Александр Баркашов. Однако после ликвидации нескольких лидеров «Новороссии», оба, по слухам, бродящим среди ополченцев, якобы скрываются на конспиративных квартирах.

По своим каналам мы связались с несколькими ответственными лицами «ЛНР» (в интересах дела не будем разглашать их фамилии и позывные). Первый сообщил, что знает о пропаже россиянина Шестопалова:

— Мы уже нашли в подвале одного «Морячка», но он оказался с украинской стороны.

— А все-таки есть надежда?

— Трудно сказать… На сегодняшний день среди убитых его нет. Мы вскрыли несколько могил, но там другие люди. Пока ходят слухи, что его где-то удерживают. Сейчас будем прочесывать подвалы, где содержатся люди. Нужны наметки, чтобы отрабатывать эти варианты. Может, вы нам поможете какими-нибудь контактами?

Другой местный «силовик» тоже не теряет надежду:

— После ликвидации Дремова у нас появился некий карт-бланш на проведение мероприятий. Будем смотреть, что натворило это воинство…

— Нас еще интересует комбат Андрей Скорый с позывным «Истребитель»…

— Если он еще не скрылся, и до него доберемся.

— Вы не боитесь?

— Тут всем опасно…

Вот так и живут.

автор: Сергей Канев, источник: Новая газета



загрузка...

Читайте також

Коментарі