Асадные промахи — до чего договорился Путин

Асадные промахи — до чего договорился Путин

Большая пресс-конференция Владимира Путина ярко продемонстрировала то, о чем мы и раньше догадывались: президент России смутно представляет себе ситуацию в Сирии и не знает, что там делают российские вооруженные силы.

Понимаете, про так называемых туркоманов я слыхом не слыхивал. Я знаю, что туркмены живут, наши родные туркмены, в Туркменистане, а здесь не понять ничего… Нам никто ничего не говорил.

Сирийские туркмены — третий по численности этнос страны. Они жили на этой земле еще тогда, когда никакого Туркменистана в помине не было. И неправда, что никто ему ничего не говорил. Посла вызывали в турецкий МИД, ноты писали. Туркмены Сирии — международно признанный участник сирийского урегулирования. Как можно было их не заметить? Или это симуляция некомпетентности? Сомнительный полемический прием.

Но президенту уже не до убедительности. Он выкручивается.

А что военная операция? Мы же давно сказали, что мы будем проводить удары авиацией и поддерживать наступательные движения сирийской армии. Мы и делаем это до тех пор, пока сирийская армия эти операции проводит.

Оказывается, Сирия — это полигон для испытаний нового оружия.

Лучшего учения трудно себе представить. Поэтому мы в принципе достаточно долго можем там тренироваться без существенного ущерба для нашего бюджета.

И вообще это не гражданская война, а процесс сближения:

И когда мы увидим, что процесс сближения начался, начался политический процесс, и сама сирийская армия, сирийское руководство считает, что всё, надо прекратить стрелять и нужно начать договариваться, с этого момента мы не собираемся быть большими сирийцами, чем сами сирийцы.

А где же борьба с международным терроризмом? На своей полочке:

Мы хотя бы нашли контакты с людьми — это так называемая оппозиция, причем непримиримая и вооруженная оппозиция в Сирии, — которые хотят воевать с ИГИЛ и практически делают это. Мы их усилия по борьбе с ИГИЛ поддерживаем ударами российской авиации так же, как мы это делаем при поддержке сирийской армии.

Иными словами, Россия помогает не только режиму Асада, но и его врагам — так сказать, подталкивает к сближению. Недавно на расширенной коллегии Министерства обороны президент уже заявлял, что Россия оказывает помощь оппозиции:

Особо отмечу, что работа нашей авиагруппы способствует объединению усилий как правительственных войск, так и Сирийской свободной армии. Сейчас несколько ее частей общей численностью свыше пяти тысяч человек, так же как и регулярные войска, ведут наступательные действия против террористов в провинциях Хомс, Хама, Алеппо и Ракка. Кроме этого, мы поддерживаем их с воздуха, так же как и сирийскую армию, оказывая им помощь в вооружении, боеприпасах и материальных средствах.

Новость мгновенно разлетелась по всему свету. Но сенсация прожила недолго. В тот же день путинский пресс-секретарь Песков сказал, что нечего «цепляться к формулировкам», никакой Сирийской свободной армии Россия оружие не поставляет. С аналогичным опровержением выступил и помощник президента по военно-техническому сотрудничеству Владимир Кожин.

А потом и сама ССА заявила, что Россия не только не поставляет ей оружие, но и бомбит ее. А тот единственный случай, когда в бою севернее Алеппо российская авиация атаковала позиции противника ССА, объясняется просто тем, что этот противник представлял собой удобную мишень, — никакой координации с Россией у ССА нет.

На самом деле «вообще ИГИЛ — это уже второстепенная вещь». И далее президент изумил своей собственной версией возникновения ИГИЛа:

В свое время зашли в Ирак, разрушили страну (хорошо или плохо — неважно), возник вакуум. Потом возникли элементы, связанные с торговлей нефтью. И эта ситуация складывалась годами. Ведь там создан бизнес, контрабанда в огромных, промышленных масштабах. Потом, для того чтобы защищать эту контрабанду и незаконный экспорт, нужна была военная сила. И очень хорошо использовать исламский фактор, привлекать туда пушечное мясо под исламскими лозунгами, которые на самом деле просто исполняют игру, связанную с экономическими интересами. Их туда начали зазывать. Вот так, на мой взгляд, в конечном итоге и возник ИГИЛ.

Можно себе представить положение Джона Керри, вынужденного разговаривать с человеком, у которого такая каша в голове. Некоторые коллеги поторопились объявить московские переговоры госсекретаря полнейшей капитуляцией — Обама, дескать, обменял Сирию на Украину. Между тем у американских журналистов создалось ровно противоположное впечатление — что Вашингтон пошел на попятную именно в сирийском вопросе. Ведь прежде он настаивал на уходе Асада, а в Москве Керри сказал, что США не стремятся к смене режима.

В среду эта тема стала главной на брифингах и Белого Дома, и Госдепа. Оба ведомства подтвердили, что позиция Вашингтона относительно судьбы Асада остается неизменной. «Думаю, госсекретарь Керри дал ясно понять, что Башар Асад утратил право руководить страной», — сказал пресс-секретарь Белого Дома Джош Эрнест. «Ничего не изменилось, — заявилофициальный представитель Госдепартамента Джон Кирби. — Асад не может быть будущим Сирии. Нельзя создать единую, плюралистичную, многоконфессиональную Сирию, где люди чувствуют себя в безопасности, с остающимся у власти Асадом».

На самом деле именно это Джон Керри и сказал в Москве. Но добавил, что в программе московских переговоров эта тема отошла на второй план, потому что для Вашингтона сейчас важнее заручиться поддержкой своего проекта резолюции СБ ООН. Совет Безопасности должен принять его в пятницу на заседании, на котором председательствовать будет Керри. До этого заинтересованные страны соберутся в формате Международной группы поддержки Сирии. Резолюция, в частности, выдаст МГПС специальный мандат на политическое урегулирование в Сирии.

Для Москвы этот вопрос исключительно важен. Она очень ревниво отреагировала на сообщения о созыве в Эр-Рияде конференции представителей сирийской оппозиции, на которой был избран координатор будущих переговоров с сирийскими властями — бывший премьер-министр Сирии Рияд Хиджаб. Подобные сборища, по мнению России, подрывают мирный процесс, поскольку их участники известны «приверженностью исчерпавшей себя линии на свержение законного правительства в Дамаске».

Еще большую настороженность Москвы вызвала новость о создании исламской коалиции 34 стран во главе с Саудовской Аравией.

Я на самом деле не очень понимаю, что произошло, потому что если Соединенные Штаты создали уже альянс, который они возглавляют (туда, кстати говоря, почти все эти страны входят, в том числе и Саудовская Аравия), чего не хватает-то? Зачем нужно было создавать новый альянс, если уже есть альянс, созданный под руководством Соединенных Штатов? У них что — какой-то план свой, или у них внутренние противоречия возникли?

Так вопрошал Владимир Путин на своей пресс-конференции. Накануне министр иностранных дел Бахрейна Халед бен Ахмед Аль Халифа рассказал Сергею Лаврову про коалицию, и тот довольно кисло сказал, что в Москве «с большим вниманием восприняли инициативу Саудовской Аравии. Сейчас мы анализируем ее содержание и место, которое призвана занять эта инициатива в общей антитеррористической борьбе».

России сейчас критически важно остаться в числе стран, определяющих судьбу Сирии. Поэтому резолюция СБ ей едва ли не нужнее, чем США. Тогда и координатора от оппозиции можно объявить самозванцем. Как сказалСергей Лавров, на эр-риядской встрече «не были представлены все оппозиционные группы», поэтому Москва согласна считать ее лишь «одним из этапов».

Российский министр постоянно подчеркивает, что основой сирийского урегулирования должны стать Женевское коммюнике от 30 июня 2012 года и венские договоренности от 30 октября и 14 ноября этого года, ключевой принцип которых заключается в том, что судьбу Сирии будет определять сирийский народ и никто другой. Именно в соответствии с Женевой и Веной и составлен проект резолюции, который Москва обещала поддержать. Лавров на вопрос, что может помешать ее принятию, ответил:

Я думаю, что это очень маловероятно, но помешать может попытка кого бы то ни было переписать Венские договоренности в рамках резолюции Совета Безопасности ООН, принизить их значение или в целом ослабить роль, которую все согласились видеть в деятельности МГПС. Учитывая, что в этой группе присутствуют все пять постоянных членов Совета Безопасности ООН, я практически уверен, что никто не попытается ломать уже достигнутый консенсус.

Подтвердил поддержку Москвы и президент. И вдруг — гром среди ясного неба:

Подготовка резолюции Совета Безопасности ООН в поддержку венского процесса по мирному урегулированию конфликта в Сирии, принятие которой было запланировано на 18 декабря, осложнилась из-за США, которые пытаются «переписать венские документы». Об этом заявил в четверг журналистам постоянный представитель РФ при всемирной организации Виталий Чуркин.

Чем объяснить столь резкий разворот? У меня пока только одно объяснение: президент России обиделся накомментарии Белого Дома к своим высказываниям на пресс-конференции. Джош Эрнест, в частности, заявил, что подходы России и США к сирийскому урегулированию отнюдь не совпадают, что вооруженные силы России занимаются в Сирии поддержкой нынешних властей в Дамаске, а это «не соответствует ни политике, ни взглядам, ни задачам США». И наконец, самое досадное: попытки президента Путина внушить мировому сообществу обратное можно расценивать как «самое свежее свидетельство дискомфорта» вследствие международной изоляции России.

Конечно, Эрнесту далеко до высокохудожественной фразеологии президента России, который сказал, например, что «кто-то в турецком руководстве решил лизнуть американцев в одно место». Но и в таком виде его замечания прозвучали для Путина возмутительной дерзостью. В ближайшие часы мы узнаем, чем вызван внезапный афронт Чуркина, и заблокирует ли Москва резолюцию.

автор: Владимир Абаринов, источник: Грани



загрузка...

Читайте також

Коментарі