Крымский концлагерь: Аннексированный полуостров погрузился в ад репрессий

Крымский концлагерь: Аннексированный полуостров погрузился в ад репрессий

Насильственное присоединение Крыма к России не могло остаться без последствий. Насколько можно судить, полуостров остается проблемной территорией не только с точки зрения международного права, которое Москва грубо нарушила, но и с точки зрения соблюдения элементарных прав и свобод крымчан. Об этом на мероприятии в Вильнюсе (Литва) говорили украинские и российские правозащитники, осуществляющие постоянный мониторинг ситуации с правами человека на полуострове.

Отмечается, что российские и украинские правозащитные организации без проблем находят общий язык, поскольку их объединяют одни устремления и ценности. Во многом благодаря такому сотрудничеству информация о ситуации в Крыму становится достоянием общественности, поскольку с самого начала оккупации полуострова украинские правозащитники столкнулись с невозможностью выполнять свою работу на захваченной территории.

Как отметила представитель киевского Центра информации прав человека Татьяна Печончик, с момента российской агрессии полуостров уже покинуло около 21 тыс. человек. Это официальные данные. Реальные же цифры могут быть в разы больше, поскольку не все вынужденно покинувшие Крым жители просят государственную помощь и декларируют себя как перемещенных лиц: кто-то просто уехал к родственникам, кто-то самостоятельно начал жизнь на новом месте.

По словам российской правозащитницы Александры Крыленковой, за полтора года оккупации полуостров пережил целый спектр событий, связанных с нарушением прав человека.

“В первые месяцы захвата и сразу после имели место убийства, массовые пытки. Сегодня мы в большей мере имеем дело с правовыми репрессиями”, — говорила Крыленкова.

По информации Татьяны Печончик, к похищению и пыткам людей в первую очередь имели отношение так называемые Силы самообороны Крыма. При этом и сегодня определенные категории граждан находятся под постоянной угрозой. Преследованию подвергаются не только проукраинские активисты, но и лояльные России граждане, пытающиеся выражать протест в связи с социальными вопросами.

“Надо иметь в виду, что российское законодательство, которое теперь действует в Крыму, намного жестче, чем было украинское. Особенно в отношении участников акций протестов”, — отмечает Александра Крыленкова.

Правозащитники подчеркивают, что в Крыму сегодня фактически полностью задушена свобода слова, не осталось независимых СМИ. Есть отдельные независимые журналисты, которые продолжают работать на свой страх и риск, часть из них сотрудничает с украинскими СМИ, передает им информацию.

Массовым гонениям подвергаются крымские татары. Правозащитники отмечают, что эту категорию жителей полуострова преследуют и по этническому, и по религиозному признаку.

Еще одна категория людей, для которых Крым перестал быть гостеприимным – граждане иностранных государств.

“Особенно эта проблема стала заметна после обострения отношений России с Турцией. Зафиксированы случаи неправовой депортации граждан Турции из Крыма”, — рассказала Александра Крыленкова.

И украинские, и российские правозащитники утверждают, что необходимо, чтобы в Крым пришли международные организации по правам человека, которые были бы способны осуществлять эффективный мониторинг и защиту подобных прав.

“Наши возможности по защите прав человека в Крыму очень ограничены”, — признают российские и украинские правозащитники. Правда, можно предположить, что Кремль сделает все возможное для того, чтобы не допустить на захваченную территорию международных экспертов в этой области.

КОММЕНТАРИЙ ЗАМ. ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА NEWSADER

При общении на описанном мероприятии с украинскими и российскими правозащитниками не оставляло чувство восхищения этими людьми. Крым после захвата Россией стал тем, чем он был обречен стать при таком развитии событий — серой территорией, на которой права человека являются пустым звуком. Здесь можно вспомнить «крымский референдум», который не имел ничего общего ни с общепризнанными политическими стандартами, ни с правами граждан, ни даже с правом на самоопределение.

Заниматься правозащитной деятельностью на территории, где девальвировано понятие этих самых прав — настоящий подвиг.  Это оставляет крымчанам хотя бы слабую надежду на справедливость и защиту от беспредела. Позволю себе тавтологию, но право на права человека имеют все – и сторонники «российского Крыма», и проукраински настроенные жители полуострова, и крымские татары, в чьей коллективной памяти еще живы воспоминания не только о нынешних, но и о предыдущих репрессиях (имеется в виду депортация крымских татар с полуострова в 1944 году).

Понятно и то, что современная репрессивная российская система проявляется в Крыму особенно жестко, поскольку ее целью является оправдание действий Кремля в феврале-марте 2014 года. При этом права человека всегда подразумевают и определенные свободы — например, свободу слова.  Однако “альтернативное мнение” таит угрозу для того нарратива, который в крымской истории выстроил Кремль. Точно также и социальные протесты невозможны в “осчастливленном” Россией Крыму. Поэтому, как свидетельствуют правозащитники, “под раздачу” может попасть любой житель полуострова — даже идейно пророссийский.

Автор: Виктор Денисенко

Источник: Newsader



загрузка...

Читайте також

Коментарі