Ток-шоу на российском телевидении облегчают Путину переход от кризиса к кризису

Ток-шоу на российском телевидении облегчают Путину переход от кризиса к кризису

«Всего через несколько часов после того, как Россия объявила в сентябре о вторжении в Сирию, продюсеры госканалов бросились приглашать гостей для бурной теледискуссии, посвященной очередной зарубежной авантюре», — пишет The Washington Post.

«Для находящегося в Москве американского журналиста Майкла Бома, редкого иностранного ветерана российских политических ток-шоу, не было ничего необычного в том, чтобы выйти в эфир. Но даже для него это был в особенности тяжелый день», — отмечает издание.

«Они пригласили примерно шесть сирийцев — всех проасадовских! — сказал он после шоу. — Все хвалили Путина за «спасение Сирии». Все благодарили Путина за то, что он величайший президент на Земле».

Авторы статьи отмечают, что это обычная жалоба «аутсайдеров», рискнувших участвовать в российских ток-шоу. «Консервативные оппоненты называют их предателями и шпионами. Другие противники Путина считают их мальчиками для битья, бутафорией в транслируемом на всю страну подтверждении правоты России», — говорится в статье.

Бом объясняет свое участие в шоу тем, что «это возможность высказать противоположную точку зрения».

Эти шоу популярны, особенно когда общественность переваривает большие новости, пишет издание. «Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым» регулярно попадает в первую десятку рейтинга телешоу, по данным агентства TNS Global.

До начала Россией бомбардировок в Сирии лишь 14% россиян поддерживали прямое вмешательство в эту гражданскую войну — неделю спустя их было уже 72%.

«Хотя изменение формулировки с «вмешательства» на «воздушные удары» имело значение, как утверждают аналитики, телевидение также сыграло важную роль в показе конфликта общественному мнению в выгодном свете», — говорится в статье.

«Они просто поддерживают существующую атмосферу и подогревают ее, — считает декан факультета медиакоммуникаций ВШЭ Анна Качкаева. — Я не думаю, что это на самом деле меняет точку зрения. Это нужно для поддержания эмоций. Это поддерживает общее чувство приемлемости этого публичного консенсуса».

«Это инструмент, который направлял российское общественное мнение от одного кризиса к другому за последние два года, от революции на Украине, аннексии Крыма, крушения сбитого малайзийского авиалайнера над Восточной Украиной до российского вторжения в Сирию, и, совсем недавно, крушения на сирийской границе сбитого Турцией российского истребителя», — пишет издание.

«И потом, всегда имеется какой-нибудь пария, неважно, украинец, американец или еще кто-то, кто не согласен, — отмечает Качкаева. — Все на него нападают, доказывая правоту большинства».

«Люди, которых в моей стране меньшинство, находятся в изоляции, и некоторые из них чувствуют себя в одиночестве, — говорит российский политик и демократический активист Леонид Гозман. — Именно такой месседж правительство посылает им с помощью телешоу».

Источник: The Washington Post, перевод: ИноСМИ



загрузка...

Читайте також

Коментарі