Почему бунтует старая милиция

Почему бунтует старая милиция

Бывшие милиционеры протестуют против реформы, жалуются на неправильные тесты, каверзные вопросы и предвзятость комиссий, определяющих, кому служить в Нацполиции, а кому – с вещами на выход.

В воскресенье, 13 декабря, под стены Министерства внутренних дел вышли милиционеры Киева и области. Они протестуют против сокращений в системе МВД, требуют достойных зарплат и недовольны переаттестацией.

За прошлую неделю примерно пятая часть тестируемых правоохранителей получили негативные отзывы, сообщил НВ  советник министра внутренних дел Антон Геращенко. «Первый день был достаточно активным. Шли, в основном, начальники, и к ним было отношение очень жесткое. Потому что отвечает за корабль, в большей степени, капитан, а не матросы», — говорит советник министра МВД.

Именно их недовольство, по словам Геращенко, и вылилось в митинг. Потому что поняли, что работать они не будут: «Митинг был организован отдельными руководителями, которые в ближайшее время ими быть перестанут. Прикрываясь профсоюзами, ветеранскими организациями было дано незаконное указание представителям районных отделений Киева явиться на митинг. Сейчас все проверяется. Лица, которые будут уличены в даче указаний, будут привлечены к ответственности».

Как проходят тесты

Переаттестация – это оценка знаний правоохранителей, их умений и соответствия занимаемым должностям, рассказывает НВ Геращенко. Проводится переаттестация в утвержденном министром МВД порядке и предполагает, в первую очередь, тестирование на компьютере. Первый тест состоит из 60 вопросов на знание закона. Второй включает 60 вопросов на логику — на IQ. После этого кандидаты в полисмены проходят тестирование на психологические навыки, характер и т.п.

Завершающий этап – собеседование с аттестационной комиссией, которую создавали из представителей общественных организаций, занимающихся общественно-политическими вопросами. «Отобрали членов комиссии, дали им методику отбора милиционеров. Вручили результаты тестов и попросили оценить кандидатов по трем критериям: честность, мотивация (то есть, почему они хотят служить дальше), и третий – готовность к изменениям (улучшать самих себя, самообучаться). На основе этих ответов проставляют баллы. Один балл – человек работает, мягко говоря, не слишком хорошо, два – середнячок, три – уже лучше, четыре – вообще хорошо. После чего комиссия дает свои оценки на основании указанных характеристик», — рассказывает Геращенко.

Как рассказали в МВД, по состоянию на сегодня тестирования уже закончены, идут собеседования.


После того, как милиция официально перестала существовать, бывшие миллиционеры получили зарплату в 800 грн. Фото: depositphotos.com

За прошлую неделю примерно пятая часть тестируемых милиционеров получили негативные отзывы на переаттестации. Фото: depositphotos.com

Тесты имеют разные уровни сложности. Для простых «оперов» один уровень сложности, для руководителей – другой.  Следователи тестируются по уголовно-процессуальному кодексу.

Начальник пресс-службы милиции Киевской области Николай Жукович прошел два этапа тестирования. «Первый тест разделен на два блока — блок на эрудицию и блок на знание законов — по 60 вопросов в каждом. На ответ на каждый вопрос предоставлялось по одной минуте, – рассказывает Жукович. – Второй тест – тест на благонадежность: психологические вопросы вроде судимый, не судимый, на работу ходил, не ходил, курил, не курил, наркотики употребляли, или нет – в таком духе».

Тесты из первого блока вопросов должны раскрыть, насколько тестируемый способен мыслить логически, комментирует НВ источник в киевском МВД – имени называть не хочет, чтобы не возникало лишних вопросов у руководства. «Один из вопросов – какой слон без хобота? Ответ – шахматный. Или вот: что общего у ежика с молоком? Я думаю, буква «к». Лично у меня больше нет вариантов, — рассказывает он. — У некоторых вопросов есть несколько вариантов ответов, которые могут быть правильными, и правовые коллизии никто не отменял. Поэтому все не так просто, как тыкнуть в один вариант», — добавляет источник.

Тест на Майдан

По словам Жуковича, правоохранителям не дали подготовиться к тестированию. «Многие сутками были на задержаниях, а на следующий день пошли сдавать эти тесты. Естественно, получили бал пониже. Будет ли это учитываться? Думаю, нет», — добавляет он.

Но, больше всего претензий возникло к третьему этапу – аттестационной комиссии, а именно – к ее составу. В частности, туда вошли активисты Автомайдана.

Один из них – Сергей Хаджинов – был отчислен, по словам Геращенко, на следующий день после заседания комиссии. Причиной тому послужил комментарий, который автомайдановец написал на своей странице в facebook 6 декабря с просьбой сообщать ему о недобросовестных полицейских. «Внимание! Я принимаю заказы только на «отстрел»! Сразу пишите мне в личку о плохих ментах Киева и области…и о хороших тоже пишите, и я их тоже отстрелю)», — написал Хаджинов.

Автомайдановец, по словам Геращенко, осознавал причину своего отчисления из комиссии, и возражений не имел.

«Хаджинов – человек с образованием MBA, руководитель западной кампании, абсолютно вменяемый и адекватный. Он никогда не скрывал своей эмоциональности, но более объективного в оценке человека сложно найти», — комментирует один из лидеров Автомайдана Алексей Гриценко. С его слов, кроме поста в facebook, на Хаджинова не поступало никаких конкретных жалоб о том, что он был необъективен в оценках.

«На мой взгляд, Автомайдан в этой истории очень демонизировали. Работает 12 комиссий, где-то по 8 человек в каждой. От нас там, в общей сложности, всего три представителя. Вопрос в том, что бывшие сотрудники милиции не разбираются, и для них все общественные деятели, которые задают неудобные вопросы – это Автомайдан», — добавляет Гриценко.

Один из вопросов – какой слон без хобота? Ответ – шахматный. Или вот: что общего у ежика с молоком? Я думаю, буква «к»

Правоохранители, которые идут на собеседование, хотят заранее узнать фамилии людей, входящих в состав комиссии, с целью избежать «конфликта интересов»,  рассказывает Жукович. К примеру, тестируется много оперативных работников, которые могли когда-то задерживать членов комиссии или их родственников. Если после подобного случая такой член комиссии и оперативник столкнутся на тестировании, об объективном собеседовании не может быть и речи.

Еще одной причиной для претензий со стороны кандидатов в Нацполицию называют «каверзные» вопросы от членов комиссии, которые не относятся к теме, говорит источник в МВД. «Мне несколько человек, которые проходили аттестацию, говорили, что их просят поименно назвать Героев Небесной Сотни», — говорит он.

О подобных вещах говорит и Жукович. По его словам, имели место случаи, когда члены комиссии спрашивали у правоохранителей, были ли они на Майдане и помогали ли тогда Беркуту. Если да – такие люди собеседование не проходили.

«Не исключаю, что это просто придуманные сказки. Тест везде один и тот же. В тех комиссиях, где были наши представители, подобных случаев не было», — считает лидер Автомайдана.

Еще одна жалоба, как рассказывает Жукович, это отсутствие объяснений причин, по которым того или иного кандидата забраковали.

Смутные перспективы

Как рассказывает НВ источник в МВД, с 7 ноября, когда милиция законодательно перестала существовать, им урезали зарплату: «У меня есть знакомые, которые получали по 700-800 гривен за месяц», — признается собеседник. Будущее многих структур, по его словам, в правоохранительной системе сегодня выглядит довольно размытым.

Не видит четкого будущего и Жукович: «Я еще не видел штатов, которые потом будут работать, неизвестно, сохранятся ли наши должности в дальнейшем, или нет. Если будут, то в каком виде. Мы все сейчас находимся на своих прежних должностях. Пока есть только названия новых отделов. Но они тоже могут поменяться», — говорит он.

В нормативной базе, которая регламентирует процесс превращения милиции в полицию, есть некоторые дыры, признается Геращенко. Речь идет о законе 3225, который вносит изменения в более чем 140 других законах, меняя слово «милиция» на слово «полиция». Этот закон подали в парламент 2 октября, а принять должны были до начала ноября.

«Учитывая, что Верховная Рада фактически не работала октябрь, потому что готовилась к местным выборам, закон был принят в ноябре. После чего его достаточно долго держали в Администрации президента. А потом президент наложил на него частичное вето. Мы приготовились к преодолению этого вето, точнее, согласились с предложением президента и должны были проголосовать. Но потом партия Самопомич вышла с вопросом Кривого Рога, и сессия не рассмотрела наше заявление по этому закону. Будем рассматривать его на следующей неделе», — объясняет ситуацию Геращенко.

автор: Александра Горчинская, источник: Новое время



загрузка...

Читайте також

Коментарі