Интервью турецкого министра: «Диалог с Москвой. Но наше терпение небезгранично»

Интервью турецкого министра: «Диалог с Москвой. Но наше терпение небезгранично»

Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу называет смешными обвинения российской стороны по поводу пресловутого бизнеса Анкары с ИГИЛ, пишет Моника Риччи Сарджентини в материале, опубликованном в газете Corriere della Sera.

Сообщение о новом инциденте с Москвой в Эгейском море министр иностранных дел Турции Мевлют Чавошоглу получил, когда находился в Риме, на конференции по Ливии. Министр вновь попытался притушить огонь, заявив: «Это было всего лишь наше рыболовное судно, мне кажется, что реакция российского военного корабля была преувеличенной. Безусловно, Россия и Турция должны установить отношения доверия, какими они всегда были. Однако наше терпение небезгранично».

В интервью газете Corriere della Sera министр четко изложил точку зрения Анкары по вопросу борьбы с терроризмом, по Сирии и по кризису с Россией, пишет корреспондент.

Турецкий министр заявил, что, несмотря на инцидент со сбитым российским самолетом и недостойные обвинения в адрес турецкого президента и его семьи, Анкара продолжает следовать по пути диалога. «Россия поставила себя в смешное положение, и никто ей не поверил. Я хочу отметить, что мы — единственный член Североатлантического альянса, который до сих пор не поддержал западные санкции против Москвы. И не потому, что мы боимся, а по причине важности для нас дружбы между двумя странами».

Отвечая на вопрос о том, кто выигрывает от контрабанды нефти, получаемой от террористов, министр иностранных дел Турции сказал, что Анкара получает 25% доходов от нефти и нефтепродуктов, поэтому «для нас борьба с контрабандой имеет фундаментальное значение. Мы называли людей, занимающихся продажей нефти режиму Асада — среди них были и некоторые русские. Не будем забывать, что в октябре 2013 года мы первыми включили ИГИЛ в список террористических организаций».

«Чтобы победить ИГИЛ, недостаточно воздушных операций, нужны наземные операции. К сожалению, Россия находится в Сирии не для того, чтобы бороться с террористами. Данные говорят сами за себя: 8% воздушных ударов российской стороны направлены против ИГИЛ, в то время как 92% — против туркменов и сил, оппозиционных Асаду», — подчеркнул министр.

По поводу присутствия турецких сил в Ираке на базе Башика глава дипломатического ведомства Турции сказал: «Новое иракское правительство и курдская региональная администрация обратились к нам с просьбой осуществить подготовку полиции и солдат. И на сегодняшний день мы обучили 2500 пешмерга и 2440 военнослужащих. База находится всего в 20 км от Мосула, оккупированного ИГИЛ. В адрес наших военных поступают угрозы, и их никто не защищает».

Отвечая на вопрос о том, что, вероятно, следует оказать поддержку курдам, поскольку именно они активно воюют против ИГИЛ в Сирии, министр сказал: «У нас нет проблем с курдским населением, мы выступаем против террористической группы «Рабочей партии Курдистана» (РПК) и ее сирийского аналога PYD (партия «Демократический союз»). И это неправда: мы оказывали поддержку борьбе курдов в Кобане: мы приняли 200 тысяч сирийцев, и мы восстанавливаем город. Но РПК и PYD хотят расколоть Сирию, чтобы создать свою собственную зону… Мы не должны попасть в ловушку. Не существует хороших или плохих террористов».

Источник: Corriere della Sera, источник: Инопресса



загрузка...

Читайте також

Коментарі