Боевика Дремова мог убить «эскадрон смерти» человека Путина: подробности из ЛНР

Боевика Дремова мог убить «эскадрон смерти» человека Путина: подробности из ЛНР

Известный полевой командир самопровозглашенной ЛНР Павел Дремов («Батя») погиб 12 декабря в собственном автомобиле в результате взрыва. Атаман активно участвовал в боевых действиях против украинской армии, а также неоднократно обвинял «руководителей» ЛНР в коррупции и разворовывании российской гуманитарной помощи. Представители так называемых «силовых структур» ЛНР уже возложили ответственность за убийство на украинскую ДРГ, однако, как и в случае с гибелью еще одного влиятельного боевика Алексея Мозгового, местные жители скептически отнеслись к этой версии. Среди них распространено мнение, что ставленник Владимира Путина, главарь ЛНР Игорь Плотницкий, последовательно убирает неугодных ему полевых командиров — Дремов стал уже пятым влиятельным боевиком, которого ликвидировали в 2015 году.

Командир так называемого «6-го отдельного мотострелкового казачьего полка им. Платова» Павел Дремов был убит в субботу, 12 декабря, в результате взрыва, предположительно, магнитной мины, закрепленной под днищем его автомобиля Land Rover. Накануне, 11 декабря, он женился в Стаханове на жительнице Санкт-Петербурга, а на следующий день собирался отметить это событие в местном ресторане. Однако банкет пришлось перенести, поскольку днем 12 декабря Павлу Дремову срочно пришлось выехать в соседний Первомайск. Проехав казачий блокпост у города Ирмино, автомобиль Дремова взорвался, атаман погиб на месте, а его водитель скончался по дороге в больницу.

Из каменщиков в «князи»

До 2014 года Павел Дремов работал обычным строителем-«шабашником» в Луганской области. Одновременно он был активистом местной казачьей организации, связанной с российским «Всевеликим войском Донским». В марте того же года он стал участником сепаратистских и антимайдановских митингов, завершившихся штурмом и захватом Управления СБУ в Луганской области 6 апреля. Однако затем его взгляды разошлись с тогдашним главарем самопровозглашенной ЛНР Валерием Болотовым. Дремов считал, что нужно действовать быстро, формировать вооруженные отряды и установить власть сепаратистов в максимально возможном количестве населенных пунктов, а Болотов занял выжидательную позицию, вероятно, надеясь на прямую российскую интервенцию. Как и еще один известный боевик, командир так называемой «механизированной бригады «Призрак» Алексей Мозговой, Павел Дремов отправился в Северодонецк, где сформировал «казачий» отряд приблизительно в 150 человек. Летом 2014 года отряд разросся до 1 тысячи человек, стал называться «1-й казачий полк им. Платова» и вошел в подчинение командира так называемой «Казачьей национальной гвардии» (КНГ) Николая Козицына, известного своими грабежами, а также контрабандными поставками угля на подконтрольную властям Украины территорию.

Мозговому и Дремову удавалось удерживать Лисичанск и Северодонецк до второй половины июля 2014 года, пока тогдашний «министр обороны «ДНР» Игорь Гиркин (Стрелков) не оставил Славянск. На обычных автобусах и грузовиках они смогли прорваться на юг, не дожидаясь, пока украинские войска создадут более плотное кольцо окружения. Казаки Дремова заняли Первомайск и Стаханов, тогда как отряды Мозгового — Брянку и Алчевск. На этих рубежах казаки Дремова сумели продержаться, поскольку основные усилия украинской армии тогда были сосредоточены на попытках окружить Луганск.

Осенью 2014 года казаки Дремова участвовали в боях на Бахмутской трассе, а зимой 2015 года – в районе Дебальцево. Также в августе 2015 казаки Дремова сумели занять железнодорожную станцию Марьевка, неподалеку от Первомайска. Таким образом, «полк» Дремова был одним из немногих казачьих формирований боевиков, который по большей части воевал, а не занимался в тылу грабежами, контрабандой и «отжимами» имущества.

Несмотря на это, отношения Дремова с верхушкой ЛНР были достаточно сложными. Являясь сторонником казачьей автономии, идей «народовластия» и борьбы с олигархией, Павел Дремов, как и Алексей Мозговой, не желали подчиняться Валерию Болотову и сменившему его ставленнику Кремля Игорю Плотницкому. По мнению «Бати», они были лишь временно назначенными начальниками, а не лидерами, избранными народом. Как и Мозговой, Дремов считал, что в ЛНР фактически воспроизводятся прежние украинские порядки. Кроме того, «Батя» был противником Минских соглашений, полагая, что война должна продолжаться до создания так называемой «Большой «Новороссии» на территории южных и восточных областей Украины.

До поры до времени, «власти» ЛНР не конфликтовали с популярным атаманом, оставляя, впрочем, без внимания его просьбы помочь Стаханову и Первомайску, в которых осенью 2014-весной 2015 годов сложилась тяжелая социально-экономическая ситуация. Параллельно «власти» ЛНР распространяли слухи, что гуманитарная помощь, топливо и медикаменты не доставляются в эти города, равно как и в контролируемый Мозговым Алчевск, по вине самих командиров, которые «не признают ЛНР». В результате Дремов был вынужден несколько раз выступать перед жителями города, объясняя, что их проблемы возникли из-за козней и коррупции среди верхушки ЛНР, «забывшей о бедах простых людей». В целом, Дремову удавалось поддерживать дисциплину, поэтому население Стаханова и Первомайска не испытало на себе всех «прелестей» казачьего правления, как это было на юге Луганской области.

Внимание, видео содержит ненормативную лексику

Затем последовало знаменитое обращение Дремова к президенту России Владимиру Путину и мировой общественности, в котором он обвинил Игоря Плотницкого и его окружение в контрабанде угля, связях с бывшими членами Партии регионов и хищении российской гуманитарной помощи. В случае угрозы своей жизни, атаман пообещал опубликовать некие компрометирующие Плотницкого материалы, содержащиеся на флешке.

Тогда же Дремов умудрился поругаться с тогдашним главным военным куратором ЛНР, начальником штаба 58-й армии ВС РФ Сергеем Кузовлевым. Атамана не устроила необходимость заниматься военной бюрократией, составлять массу отчетных документов, а также требование войти на правах обычной мотострелковой части в «народную милицию ЛНР».

Осенью 2014 года и зимой 2015-го, после серии кровавых разборок между «народной милицией» ЛНР и КНГ, Николай Козицын был удален в Россию. Поскольку последний союзник Дремова, Алексей Мозговой, в апреле 2015 года вступил в «милицию ЛНР», «Бате» не оставалось ничего иного, кроме как сделать то же самое, приняв «знамя» «6-го мотострелкового полка» из рук Игоря Плотницкого. Суть компромисса состояла в том, что Дремов обязался «забыть» о своей особой позиции, а взамен ему гарантировалось сохранение казачьего статуса полка и его регулярное снабжение в рамках «милиции ЛНР».

«Исключительно силовой вариант»

Представители так называемого «МГБ» ЛНР сразу заявили, что приоритетными версиями убийства Дремова являются нападение украинской ДРГ и личный конфликт атамана с кем либо из «пока неустановленных следствием лиц». Однако, версию с ДРГ местные жители восприняли скептически, усмотрев в гибели Дремова прямую аналогию с гибелью в 2015 году ряда других известных полевых командиров. Напомним, что 1 января был сожжен из огнеметов Александр Беднов («Бэтмен»), которого подконтрольные Плотницкому «силовики» ЛНР, якобы, пытались доставить на допрос. 23 января был расстрелян в автомобиле казачий «мэр» Первомайска Евгений Ищенко, близкий соратник Дремова. Затем, 23 мая, недалеко от Алчевска вместе с охраной был убит Алексей Мозговой, а 14 июня ликвидирован еще один влиятельный казачий командир – комендант Перевальска Игорь Торгашов.

Собеседник «Апострофа», близкий к казакам ЛНР, рассказал, что в «республике» циркулируют слухи, будто при Плотницком действует некий «эскадрон смерти», состоящий из российских спецназовцев и выполняющий приказы только самого главаря ЛНР и его российских кураторов. «Не секрет, что Плотницкий и его московские кураторы не терпят инакомыслия. Всем известно, что несмотря на договоренности, Дремов, как и казаки в целом, лишь на словах поддерживали ЛНР, а на самом деле ненавидели всю эту луганскую компанию», — рассказал «Апострофу» собеседник в «полиции» оккупированной части Луганской области. По его словам, в Стаханове в последнее время рассказывали, что Дремов хочет «выйти из игры» и близок к отъезду в Санкт-Петербург. Накануне свадьбы он действительно ездил туда, видимо, для того, чтобы познакомиться с родственниками невесты и сыграть «первую часть» свадьбы.

Собеседники «Апострофа» в ЛНР убеждены, что убийство Дремова — дело рук Игоря Плотницкого или его окружения из «угольного лобби». «Якобы, Дремов хотел сделать так, чтобы деньги, вырученные от продажи местного угля в Украину и Россию, шли местным, а не оседали непонятно у кого в Луганске. Но желание влезть в угольные темы в ЛНР всегда жестко пресекается», — считает один из жителей Стаханова.

О том, что убийц Дремова следует искать не в Киеве, а в Луганске либо в России, намекнул и Николай Козицын. По его словам, ликвидаторы боевика — это некие «шакалы в погонах». «У меня была информация, что его («Батю») должны уничтожить. Он отнесся к этому прохладно, не обеспокоился своей безопасностью. Машина, в которой его взорвали, была ему подарена, а мина уже была заложена в ней. За все, что там происходит, в «Луганде», за все убийства, заточения в камерах сотен казаков и простых граждан, подлецы понесут ответственность», — заявил Козицын 12 декабря, сразу после инцидента возле Первомайска.

Примечательно, что в попавшей не так давно в интернет справке с данными на конкурентов, способных навязать борьбу кандидатам от подконтрольного Плотницкому движения «Мир Луганщине» на местных выборах 2016 года, отмечено, что Павел Дремов способен организовать «массовые и силовые акции». В качестве варианта нейтрализации атамана, авторы документа – представители движения «Луганская гвардия» — предлагали «исключительно силовой вариант».



загрузка...

Читайте також

Коментарі